Александр Дедищев, управляющий директор компании Maxima Invest GmbHАлександр Дедищев, управляющий директор компании Maxima Invest GmbH

Придерживаясь своей политики, Федеральная Резервная Система скупала облигации на деньги, которые до этого в природе не существовали. Эти деньги создавались «из воздуха» – всего лишь одним нажатием компьютерной клавиши. Своими действиями монетарные власти США так долго удерживали процентные ставки на низком уровне, что дефицит смог вырасти до астрономических размеров.

Изменение процентных ставок не должно зависеть от покупки облигаций на рынке. При следовании рыночным принципам экономики должно соблюдаться следующее правило: стоимость облигаций – первична, а процентная ставка – вторична. Это означает, что процентная ставка должна быть либерализована. Если краткосрочная ставка должна вырасти до 3% или 5%, то пусть так и произойдет. Ведь инфляция отнимает у тех, у кого есть сбережения. Однако искусственное удержание процентной ставки проходило достаточно длительное время, чтобы нарушить рыночные принципы экономики.

Удержание процентной ставки на низком уровне обеспечивала не только одна Федеральная Резервная Система. Китайское правительство в 2014 году увеличило покупку государственных облигаций, выпущенных казначейством США, что способствовало снижению доходности десятилетних облигаций с 3% в 2013 году до 2,27% в настоящее время. Китай ставит своей целью скупить как можно больше долларов, которые печатают США.

На примере Китая и других стран, имеющих суверенные фонды, можно сделать вывод, что монетарной политикой проблему не решить. Богатые страны не могут эффективно использовать денежные ресурсы развивающихся стран. Выравнивание структурных дисбалансов текущих операций стран-должников и стран-кредиторов – основная задача будущего. Но пока ничего не меняется. США увеличивает денежную массу, скупая облигации своей страны, а Китай наращивает денежную массу для скупки иностранной валюты, в первую очередь – долларов.

Накопленные резервы позволяют Китаю вести войну не по правилам, а посредством валютных интервенций. Разница состоит в том, что в отличие от Китая Федеральная резервная система покупает не иностранную валюту, а облигации своей страны. Россия и Япония также активно скупали государственные облигации США. Благодаря этому ставки заимствования в США оставались на низком уровне.

В результате высокой ликвидности государственных казначейских облигаций правительство США не испытывало недостатка в средствах. И хотя многие страны осуждают внешнюю и монетарную политику США, они косвенным образом ее финансируют.

Результат манипулирования процентными ставками

Результатом политики «легких денег», исходящей от США, становится рост долга во всем мире. Последний мировой кризис показал, что мировая экономика не может эффективно развиваться и проседает под огромным и все увеличивающимся размером долга в резервных валютах, которые ничем не обеспечены. В результате искусственного снижения процентной ставки реальная стоимость долга искажается. В результате этой политики стимулируется рост инвестиций в некачественные активы, и инвесторы не получают достаточной компенсации за взятый на себя риск.

Следует также упомянуть один важный момент. Многие начали понимать значение «количественного смягчения», но, с другой стороны, эти же самые люди стали все меньше и меньше понимать, что такое деньги, так как политика количественного смягчения использует деньги, которые до ее проведения не существовали.

Как показал последний кризис, удержание процентных ставок на низком уровне привело в США к дефляции в реальной экономике и инфляции на Уолл-стрит. Увеличение стоимости активов в США вызвано увеличением роста долговых обязательств. В результате беспрецедентного вмешательства в экономику на фондовом рынке наблюдается рост стоимости активов и раздувание очередного «мыльного пузыря».

Механизм ценообразования финансового рынка был нарушен посредством политики «количественного смягчения» и фиксирования низкой процентной ставки. В результате мы наблюдаем рост одних цен и снижение других. Такая политика ведет к выпуску долговых обязательств с высокой степенью риска. Следующим шагом будут новая политика «количественного смягчения» и новый рост долга.

Политика государственного вмешательства путем фиксирования цен на финансовых рынках может привести к непредсказуемым последствиям. Ведь деревья не могут расти до небес, и когда Китай и другие страны поменяют свой курс и диверсифицируют свои активы в долларах в другие валюты, а США не смогут больше увеличивать баланс Федеральной Резервной Системы, который уже вырос до $4,5 трлн., то неизбежный рост процентных ставок приведет мировую экономику к серьезным потрясениям.

Монетарные власти США ставят себе в заслугу рост цен на фондовом рынке. Но такая политика опасна. Ведь Федеральная Резервная Система всего лишь создает симптомы процветания, увеличивая рыночную стоимость акций и облигаций. Рост стоимости акций и облигаций является не результатом роста бизнеса и других фундаментальных показателей, а всего лишь политикой регулятора.

Является ли такая политика центральных банков продуманной и устойчивой? Ответ очевиден: нет. Центральные банки могут создавать ликвидность, но не могут увеличить благосостояние людей. Если бы рост ликвидности способствовал росту благосостояния, то мы могли бы не ходить каждый день на работу. Ведь деньги можно создавать «из воздуха», а богатство людей нет.

Стагнация цен реальной экономики и инфляция на фондовом рынке в Японии

Традиционно считалось, что увеличение денежной массы приводит к инфляции, но последний кризис изменил наше понимание. Мы наблюдали, что политика дешевых денег только нарушает принципы экономики и искажает работу финансовых рынков, снижая стоимость товаров реальной экономики и повышая стоимость активов фондового рынка.

Мы стали понимать, что долг, в зависимости от ситуации, имеет и дефляционный характер. Все приветствуют инфляцию на Уолл-стрит или, другими словами, рост индексов, но рост целевой инфляции, измеряемой CPI (индексом потребительских цен), так и не наблюдается.

После возвращения на политическую арену в декабре 2012 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ начал беспрецедентную политику количественного смягчения. Эта политика получила название «абэномика» по имени премьера страны. Главным методом этой политики является искусственная девальвация путем удвоения денежной массы в стране. Тем не менее очевидно, что покупка облигаций на деньги, которые до этого не существовали, проводится за счет текущих и будущих сбережений и за счет стабильности финансовых рынков. И приводит эта политика к раздуванию «пузырей» на фондовых рынках.

Банк Японии продолжает отчаянные попытки бороться дефляцией, но в результате мы наблюдаем только рост цен на фондовом рынке. Японский индекс Nikkei обогнал даже американский индекс S&P 500, прибавив в росте за последний год 21%.

Центральный Банк Японии увеличил покупку облигаций до $750 млрд. Если сравнивать величину выпускаемого долга относительно размера экономики, то рост долга в Японии сопоставим с ростом долга в США в размере $3 трлн. в год.

Но приведет ли политика создания искусственной инфляции к буму в потреблении. Появится ли у жителей Японии аппетит к покупкам? Будут ли инвесторы более агрессивны? Или вновь созданная ликвидность, минуя реальный сектор экономики, перетечет на фондовый рынок, вновь создавая огромные «пузыри»?

Скорее всего, как показывает история других стран, Япония получит краткосрочные выгоды. Ведь легче выплачивать сомнительные государственные долги, когда экономика насыщена деньгами. Во-вторых, страна выиграет от увеличения конкурентоспособности ее товаров на мировых рынках. Но необходимо отметить, что это всего лишь краткосрочные выгоды. Хотя южнокорейские конкуренты уже теряют от девальвации иены, ответ Южной Кореи и других стран может быть идентичным, и мир может оказаться втянутым в валютные войны, в которых нет победителя.

Вне сомнений, что Япония в отчаянии. Падение экономики длилось десятилетиями, а долги растут до беспрецедентных размеров. В такой ситуации «печатание» денег выглядит легким решением. Но история показывает, что «печатанье денег» всегда заканчивается плохо. Необходимо вспомнить Веймарскую республику и Зимбабве. Япония полностью подрывает доверие к своей валюте в обмен на краткосрочный экономический рост. Правительственный долг по отношению к ВВП составляет 250%, а общий долг приблизительно 600%. Пятилетние государственные облигации Японии приносят всего лишь 0,07% годовых, что является вызовом рациональному мышлению и предупреждением, что финансовая система страны находится в глубоком кризисе.

Правительственный пенсионный инвестиционный фонд Японии GPIF инвестирует в отечественные акции и акции зарубежных компаний. Планируется, что фонд размером $1,8 трлн. будет наполовину формироватьcя акциями мировых фондовых бирж. Безусловно, это можно объяснить только тем, что экономика находится в критичном состоянии.

Выводы

Следует сделать вывод, что манипулирование процентными ставками и увеличение денежной массы до астрономических размеров являются источниками финансовой нестабильности в настоящее время и будущем.

Еще один важный вывод состоит в том, что в последнее время с целью предотвращения дефляции монетарные власти готовы идти на любые радикальные меры. До тех пор, пока экономика стран потребителей растет за счет низких процентных ставок, и раздувается пузырь фондового и финансового рынка, позволяется нарушать правила, но когда придется платить за компромисс – некоторые страны-кредиторы станут требовать дисциплины. Чем все это закончится – является одним из главных вопросов современных финансов. Джон Б. Коннели, секретарь казначейства США в администрации Ричарда Никсона, сказал в свое время: «Доллар – наша валюта, но ваша проблема». И сегодня неслучайно желание США выплачивать свои долги американскими долларами называют в мире чрезмерной привилегией Америки.

Необходимо признать, что монетарные интервенции действуют как наркотики – если вы приняли одну дозу, то понадобится и следующая. Нельзя сделать только одну интервенцию, необходимо продолжать и продолжать, чтобы сгладить влияние от ранних интервенций. Такие интервенции вызывают инфляцию активов – акции продолжают расти, побивая новые рекорды, что в конечном счете приводит к финансовой нестабильности, которая является источником риска нового витка дефляции реального сектора. Круг снова замыкается.