Центробанк 28 ноября впервые объявил о санации группы из пяти банков в связи с наличием угрозы интересам их кредиторов и вкладчиков. В группу вошли банки «Рост», «Кедр», Аккобанк, СКА-банк и Тверьуниверсалбанк.

Санация обещает войти по масштабу в тройку лидеров в российской истории. Совокупные активы банковской группы – 131 млрд. рублей, общий объем вкладов – 70 млрд. рублей. Выплаты Агентства по страхованию вкладов в случае банкротства банков могли бы составить по грубым оценкам не менее 50 млрд. рублей. Самый крупный банк группы – «Рост» входит в число средних российских банков, занимая 75-е место по размеру активов.

Кроме того, это первый случай санации сразу 5 банков, принадлежащих одним владельцам. Напомню – до этого самыми крупными были санации Банка Москвы, группы Мособлбанка, в которую входят также Инресбанк и Финанс Бизнес Банк, а также Балтийского банка.

Решение Центробанка не стало неожиданностью для участников рынка. Скорее, оно было ожидаемо. Ведь еще в июле регулятор ограничил прием вкладов банку «Рост», а в сентябре после проверки работы банков запретил проводить давно запланированное объединение банков группы и предписал доформировать крупную сумму резервов по ссудам.

Банки группы активно привлекали средства населения и кредитовали этими достаточно дорогими ресурсами корпоративных заемщиков. Причем у регулятора есть основания полагать, что значительная часть ссуд выдана компаниям, связанным с собственниками банков, и качество этих ссуд достаточно низкое.

Жаль, что активная деятельность хозяев банковской группы по кредитованию своего бизнеса деньгами вкладчиков не была пресечена еще весной. Тогда и размеры потерь, и масштаб санации был бы куда меньше. Очевидно, тут сказалась не только некоторая инертность в работе Центробанка, но и активное нежелание владельцев банков вернуться к соблюдению правил ведения банковского бизнеса.

Качество активов группы банков представители АСВ и Центробанка оценивают как проблемное. Зампред Центробанка Михаил Сухов говорит как минимум о 10 млрд. рублей совокупного отрицательного капитала этой банковской группы. Правда, участники рынка оценивают размер возможной «дыры в балансе» банковской группы в 2–3 раза выше. Очевидно, только детальная проверка качества активов даст точный ответ на вопрос – сколько же средств было выведено из банков их бывшими владельцами.

Кому же достанется санация столь объемного бизнеса? Затрудняет ответ на этот вопрос тот факт, что Центробанк и АСВ хотят найти банк, который занялся бы санацией всей группы целиком.

Конечно, при умелой постановке дела это хороший шанс крупному банку, например, развить свой бизнес в регионах. Хотя большинству частных банков сейчас явно не до взрывного роста бизнеса, пусть и на государственные деньги. Так что вполне возможно, что, кроме госбанков, взяться за такой масштабный проект будет некому. Или банк-санатор потребует от АСВ льготный кредит на длительный срок по символической ставке на сумму, с избытком покрывающую все возможные и невозможные расходы на санацию.

Остается вопрос – нужно ли было начинать санацию этой группы банков или стоило отозвать у банков лицензии? Ответ на этот вопрос всегда непрост.

Санация банка имеет смысл, если у него достаточно хорошее качество активов. В этом случае расходы на санацию будут невелики, а клиенты и вкладчики банка не пострадают. Очевидно, в данном случае качество активов изначально определялось АСВ и Центробанком как достаточно низкое. И вряд ли эту причину можно в конкретном случае считать весомой.

Вторая причина санации – если банкротство банков может нанести серьезный удар по банковской системе в целом. Хотя некоторые банки группы в своих регионах были весьма заметны на рынке, очевидно, что данная банковская группа, в отличие от печально известного Мастер-Банка, не была системообразующей. Но банкротство банков группы в условиях нынешней нервозности на финансовом рынке явно не пошло бы на пользу его стабильности. Поэтому, безусловно, этот фактор считался важным руководством АСВ и Центробанка при принятии решения о санации.

Есть и еще одна причина отправить банки с крупными объемами средств населения на санацию. Ведь в этом случае не будет необходимости сразу проводить масштабные выплаты вкладчикам из фонда АСВ, в котором осталось не так уж много денежных средств. Думаю, в данном случае эта причина была если не основной, то одной из важнейших.

Напомню, что еще минувшей весной Счетная палата проводила проверку качества организации АСВ банковских санаций. Вывод был неутешительным – санация банков в 2012–2013 годах принесла АСВ убытки в сумме 600 млн. рублей. Правда, вину аудиторы Счетной палаты все же возложили не на само агентство, а на владельцев санируемых банков, которые оценивали активы значительно выше их реальной стоимости. Думаю, в этом случае во многом стоит согласиться с мнением Счетной палаты. Хотя качество работы АСВ в процессе реализации доставшихся ему активов, конечно, далеко от идеального.

Итак, становится понятно, что в ближайшие год или два банкротств банков из топ-80 по активам мы больше не увидим. С большой степенью вероятности все проблемные крупные банки или получат помощь от государства, или будут санированы.

Кроме того, кредитование собственниками банка своих проектов за счет средств вкладчиков с нарушением всех банковских правил и нормативов все еще остается в России относительно безопасным способом личного обогащения.

Конечно, санация банков вместо их банкротства хороша для стабильности банковской системы в целом. Клиенты проблемных банков при этом не пострадают. Но получается, что возмещать выведенные неудачливыми или нечистыми на руку владельцами банков активы будет фактически российское государство, а по сути – мы с вами.