вице-президент компании Navona Consulting&Communications Дмитрий Штатов

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

– Дмитрий, когда речь идет о новом продукте и новом названии, всегда необходимо пояснить, в чем его суть.

– Очень просто. Индекс банковского рынка – совместный проект Ассоциации региональных банков России, агентства Bankir.Ru и компании Navona Consulting&Communications. Суть – формирование удобного инструмента для мониторинга российского банковского сектора. Индекс – это регулярный, периодический аналитический обзор рынка, основанный как на данных имеющейся оперативной статистики, так и на оценке ситуации на рынке, предоставленной широким пулом экспертов – участников проекта. Цель проекта – дать банковскому сообществу инструмент, отражающий актуальную ситуацию и тенденции в банковском секторе с учетом специфики и потенциала всех его ключевых сегментов.

Ключевая особенность индекса – его прогностический характер. Например, индекс, опубликованный в декабре, предсказывает участникам банковского сектора ключевые тенденции на ближайшие месяцы, на январь-февраль. Это достигается как за счет особой методологии анализа, так и за счет обоснованного подбора экспертов и грамотной работы с ними. Аналогов у этого индекса в настоящее время в России нет.

– Сейчас очевидно радикальное изменение трендов на банковском рынке и усиление волатильности в финансовом секторе в целом. Почему именно такой момент был выбран для запуска такого проекта?

– Совершенно очевидно, что волатильность и уровень рисков в банковском секторе сейчас на порядок выше, чем, скажем, 1,5–2 года назад. Но идея «Индекса банковского рынка» назревала у нас уже давно, и тому есть две основные причины. Первая – мы видим западный рынок, видим отрасли реального сектора экономики, для которых эффективно работают такие индексы. Например, индекс менеджеров по закупкам PMI (продукт британского банка HSBC и компании Markit), который попадает во все календари инвесторов и широко признан рынками капитала как прогностический индикатор. Кстати, именно в условиях кризисов к нему приковано наибольшее внимание: участники рынка ждут любой новой информации, а данные PMI выходят раньше других. В то же время мы смотрим на российский банковский сектор и замечаем, что аналогичных комплексных продуктов для оперативного мониторинга на нем нет. И нам, и Ассоциации «Россия» кажется, что этот пробел надо заполнить.

– А вторая причина?

– Второе – это вопрос чисто управленческого, прикладного толка. Когда мы разрабатываем различные плановые документы для клиентов-банков (бизнес-планы, программы развития, стратегии), мы всегда даем инструментарий для их периодической актуализации и адаптации. Они привязаны к отслеживанию изменений различных рыночных показателей. И каждый раз приходится выстраивать громоздкую и сложную систему этих индикаторов, потому что источники данных для них очень разнородны, с совершенно разными сроками публикации, иногда фрагментарны. Получается, что вместо «чистого» мониторинга и актуализации каждый банк должен каждый раз проводить в значительной степени новое рыночное исследование, собирать и обрабатывать данные из всех этих источников. Это неэффективно, трудоемко и требует от банков наличия профессиональной команды аналитиков, которая есть не у всех. Особенно это касается средних и малых банков. В результате планирование в банках часто живет своей жизнью, отдельной от рыночной реальности. Например, по результатам опроса на вашем портале, только 37% респондентов говорят о том, что стратегия их банка хоть как-то связана с его реальной работой. Цифра, может быть, дискуссионная, но общий вывод очевиден.

– Все-таки, почему вы считаете имеющиеся данные недостаточными? Например, статистика Центробанка России имеет оперативный ежемесячный раздел, да и банковские порталы регулярно проводят соответствующие опросы «на злобу дня»…

– У каждого из таких источников – свои особенности. Когда речь идет о мониторинге и актуализации стратегии или бизнес-плана по отдельному направлению, приходится иметь дело с совершенно разными данными: это и статистика ЦБ, данные АСВ, АИЖК, Минэкономики, Минфина и т.д. Здесь проблема в том, что сроки публикации даже оперативных статданных отстают от текущего момента, как минимум, на два-три месяца. Просто посмотрите на раздел «Статистика» на портале ЦБ. И состав данных, включаемых в оперативную статистику, достаточно узкий.

Есть еще отдельные тематические исследования различных уважаемых агентств и институтов – например, «РА Эксперт», НИСИПП, некоторые крупнейшие банки и страховые компании тоже готовят такую аналитику. Но, как правило, такие обзоры всегда посвящены наиболее актуальным текущим вопросам, их тематика постоянно меняется, а значит, их невозможно использовать в качестве постоянного источника информации по одним и тем же показателям. Наконец, опросы, проводимые банковскими порталами и профильными изданиями, тоже имеют свои характерные черты – неограниченный и неконтролируемый круг респондентов – участников опроса. В условиях Интернета непросто проконтролировать, кто в реальности голосовал в опросе – топ-менеджер банка или же стажер-операционист. Даже если мы посмотрим на анализ аудитории таких сайтов, то увидим, что банковский менеджмент (высший и средний) составляет в ней не более 20%. Это не позволяет говорить о высокой точности результатов, хотя общее «направление ветра» такие опросы, конечно, отражают.

– Исходя из того, что вы уже сказали, удивительно, что никто еще не предложил такого индекса или исследования раньше…

– Похожий в целом проект развивает аналитический центр МСП-Банка – это Индекс «Финансовый перекресток». Очень интересный продукт, который мог бы стать такой институциональной аналитикой, о которой мы сейчас говорим. Но все-таки он направлен, главным образом, на основную специализацию этого банка – сектор финансовых услуг для МСБ. И публикуется один раз в полугодие, то есть не может быть оперативным инструментом. Мы же хотим охватить банковский рынок в целом, и делать это на более регулярной основе. Плюс прогностический характер индекса, то есть его значения «сегодня» связаны с тем, что будет на рынке «завтра». Это совершенно другая ниша – проактивный, прогностический мониторинг.

– В чем заключается эта «прогностичность» и «проактивность»? За счет чего она будет достигаться в индексе?

- Если коротко – за счет его методологического построения. Примеры такого построения в мире есть, они успешны и приняты финансовым сообществом. Оно заключается в комбинации как объективных данных, доступных на текущую дату, так и оценок большого числа экспертов о перспективах и тенденциях на рынке. Здесь ключевую роль играет доверие банковского сообщества к выборке этих экспертов. Поэтому мы включаем в нее только руководителей высшего и среднего звена российских банков, которые непосредственно курируют направления клиентского бизнеса, то есть чувствуют рынок лучше других, а иногда и оказывают на него влияние. Кроме того, важно, из каких банков привлечены такие эксперты, не должно быть «перекосов». В связи с этим выборка сбалансирована по размеру и специализации кредитных организаций – все типы банков представлены в ней пропорционально. Разумеется, состав этой выборки будет публиковаться вместе с самим индексом.

– Банковский рынок состоит из различных сегментов, и состав экспертов будет отражать эти различия. Кто-то из экспертов занимается кредитованием МСБ, кто-то – работой по привлечению средств от физических лиц. Можно ли объединить столь разноплановые сегменты в рамках одного индекса?

– Поэтому он и называется «Индекс банковского рынка», потому что направлен преимущественно на рыночные факторы. Надо понимать, что Индекс – это не только и не столько одна цифра, отражающая общую ситуацию на рынке. Главная, наиболее полезная информация содержится в аналитических обзорах к каждой публикации индекса. Опять же, все сделано в соответствии с уже существующей успешной практикой. В этих обзорах содержится детальное описание ситуации, тенденций и рисков по каждому из крупных сегментов рынка. Для каждого сегмента они индивидуальны. Существует также формула, позволяющая объединить факторы текущего состояния, рисков и перспектив роста по всем сегментам в единую цифру для всего рынка – интегральный индекс. Она построена по определенным математическим принципам, обеспечивающим устойчивость и сопоставимость значений индекса. Иными словами, интегральный индекс не будет совершать необоснованных и необъяснимых скачков – его изменения будут прямо пропорциональны масштабу и характеру изменений, присутствующих на рынке, и по нему можно однозначно определить, будет ситуация ухудшаться или улучшаться.

Забегая вперед, хочу сказать, что кроме интегрального индекса, мы совместно с Ассоциацией «Россия» планируем со временем запустить и индексы для каждого сегмента банковского рынка.

– Хотелось бы подробнее остановиться на перспективах практического применения индекса. Для кого он может быть полезен, и в каких прикладных областях?

– Главный эффект для всех участников рынка – это получение самой свежей оценки ситуации в банковском секторе и соответствующих данных в динамике, публикуемых раньше других существующих источников. Банки могут использовать это для оперативной адаптации и корректировки своих стратегий и бизнес-планов, избегая неоправданных издержек при следовании «старым курсом» и быстрее реагируя на рыночную динамику. Регулятор также может смотреть на индекс как на дополнительный, интегральный источник наиболее актуальных оценок ситуации непосредственно от представителей банковского сектора, то есть от сбалансированной выборки участников рынка, и получать более оперативное информационное обеспечение для принимаемых решений, а также оценивать эффективность регулирующих воздействий на рынок.

Ведь известно, что свет – лучше, чем тьма. Предупрежден – значит вооружен. И чем раньше, тем лучше.