Особо усложнится кредитование наличными, рассказала «Б.О» директор РМЦ, вице-президент НАУМИР Елена Стратьева.

— Елена Сергеевна, сложилась такая странная ситуация, что статистики по МФИ от регулятора нет вовсе: ни прошлогодней, ни за I полугодие текущего года. Статистика НАУМИР — единственный ориентир, и судя по ней, портфель микрозаймов МФИ вырос за прошлый год на 42% и составил 68 млрд рублей, из которых половина — займы потребителям. Насколько эта статистика отражает реалии рынка?

— Мы ежегодно готовим такой мониторинг состояния рынка, в котором честно говорим, что он сделан по неизменной группе МФИ, сформировавшейся шесть-семь лет назад. Доля этих компаний на рынке невелика и в разные годы составляла 4–6% суммарного кредитного портфеля. Поэтому вряд ли можно говорить об абсолютной репрезентативности выборки. Но основной целью этого мониторинга является определение именно динамики изменений основных показателей рынка. В этом плане информация вполне достоверна и отражает реальную картину, поскольку в исследовании принимают участие различные виды МФИ: кредитные кооперативы, частные микрофинансовые организации, региональные и муниципальные фонды поддержки предпринимательства.

Это компании, которые давно работают на рынке, прошли через кризис. Что касается показателей, характеризующих объем рынка, то это цифры, полученные из самых разных источников, в первую очередь от объединений МФИ, в которые входят наиболее крупные участники.

Качественный рынок

— На днях глава компании «Домашние деньги» озвучил данные по рынку — 85 млрд рублей. Как они согласуются с вашими оценками?

— Это соответствует и нашей статистике. На 1 июня микрозаймы МФО составили 48 млрд, КПК — 36 млрд рублей. Всего 84 млрд рублей.

— Каковы ваши прогнозы по рынку на год, на среднесрочную перспективу?

— Незначительное замедление темпов роста. Мы прогнозировали по 2014 году, что портфель МФИ достигнет 90 млрд рублей. Однако сейчас он уже составляет 84 млрд, поэтому возможно будет больше 90 млрд.

— При таких данных за пять месяцев, чтобы не превысить 90 млрд, замедление должно быть каким-то просто катастрофическим. В чем вы видите причины снижения темпов роста рынка?

— Мы думаем, он замедлится, в первую очередь из-за принятия нового закона о потребительском кредите. В связи с его принятием вносится довольно много изменений и в другие законы, в том числе — в ГК, КоАП, закон о кредитных историях. Вводятся нормы о резервировании для МФО и КПК. В целом наряду со снижением темпов роста рынка мы ожидаем его качественного улучшения, что гораздо важнее.

Степени реальности

— Как реагирует рынок на то, что ЦБ вовсе не дает статистику? Я слышала версию, это связано с тем, что ФСФР получал данные от МФИ в бумажном виде, а Центробанк это чем-то не устраивает…

— Вряд ли можно говорить, что и ФСФР это устраивало, меры принимались, но регулирование перешло в Центробанк, и все началось сначала. Пока отчетность сдается в бумажном виде, абсолютно реальных данных не будет и в ЦБ. Мы рассчитываем, что в III квартале все МФО перейдут на электронную отчетность, и можно будет с большей степенью реальности подсчитать, каков на самом деле объем рынка.

Кредитные кооперативы отчитываются в СРО, которые, в свою очередь, предоставляют отчетность в ЦБ. Поэтому информация о КПК у ЦБ более корректная.

Но как среди МФО, так и среди КПК есть организации, не представляющие отчетность в ЦБ и не входящие в СРО.

Нельзя сказать, чтобы отсутствие абсолютно точных статистических данных по рынку для нас было очень критичным, нам удается работать и с той информацией, которую мы имеем. Но, без сомнения, более достоверная статистика позволит делать и более качественные выводы.

— Можно ли сравнить, какую долю в кредитах занимают МФИ, какую банки, какова доля участия государства разными «путями» в кредитовании субъектов МСБ?

— В совокупном портфеле кредитов и займов юридических лиц, физических лиц и индивидуальных предпринимателей соотношение МФИ и банков составляет 0,21%. В то время как количество МФИ в семь раз больше, чем банков. Портфель кредитов субъектам МСБ в банках составляет порядка 17%.

В отношении МФО есть информация, что около 42% — доля займов сегменту МСБ. Довольно высокая доля, но почему-то у многих до сих пор микрофинансовый сектор ассоциируется с займами до зарплаты.

Трудности честности

— Насколько я понимаю, иногда сложно понять, даже в банках, кредит берет предприниматель или частное лицо. Как это решается в МФИ?

— Потребительские займы выдавать под видом предпринимательских — это из области фантастики. Чаще наоборот, предпринимательские займы «прячутся» в потребительские, так что реальная величина займов на предпринимательские нужды еще больше.

С введением в действие закона о потребительском кредите и более тщательного регулирования порядка выдачи займов наличными это разграничение должно будет определяться более четко: у предпринимателей есть определенные ограничения на расчеты наличными, и нередко предприниматели, чтобы избежать таких ограничений, брали займы в виде потребительских.

Теперь перед МФИ стоит сложная задачка, которую надо решить: как делать все «по-честному» — или предпринимателю выдавать предпринимательский заем с соблюдением пределов расчетов наличными, или выдавать такой заем под видом потребительского, но с соблюдением требований закона о потребительском кредите, что тоже нелегко.

— На рынке активно обсуждают последствия ужесточения контроля за рынком МФО.

— В первую очередь новации законодательства направлены на защиту прав заемщиков и борьбу с нелегальным рынком. Невозможно делать это как-то выборочно, без введения определенных ограничений для всего сектора. Почти все нормы вступили в силу с 1 июля, в режиме ожидания — нормы о резервировании и электронной отчетности. Основные изменения связаны с законом о потребительском кредите. С ним пришли и понятие «профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов», и административная ответственность до 500 тыс. рублей за незаконное осуществление такой деятельности.

Разные выходы

— Сейчас, по данным реестра ЦБ, существует до 5 тыс. МФО, сколько нелегальных — никто не знает. Вы ждете, что эти компании умрут или выйдут из тени?

— В какой-то части, безусловно, войдут в реестр, но однозначно, что не все. Более того, из статистики видно, что где-то с конца 2012 года многие организации начали выходить из реестра. Причины, на мой взгляд, различны. Для многих, кто пришел на рынок, создал МФО, особенно в сегменте «займы до зарплаты», само начало деятельности МФО ассоциировалось со сверхпроцентами на небольшие вложения по займам. Но со временем приходило понимание, что наладить бизнес-процесс достаточно сложно. Люди осознали, что это не «легкие деньги», надо серьезно заниматься этим бизнесом, и просто из него ушли. Другие не были готовы работать по новым условиям регулирования.

— Что меняется сейчас?

— Формально законом изначально была установлена обязанность МФО состоять в реестре, но в течение некоторого времени не была установлена ответственность за нарушение этой нормы. Теперь такая ответственность существует.

— В чем состоит ответственность? Как я понимаю, незаконными МФО будет заниматься не Центробанк, а прокуратура?..

— Ответственность — административная. За незаконное использование наименования «микрофинансовая организация» лицо, не состоящее в реестре, может заплатить штраф до 300 тыс. рублей. Кроме того, отсутствие в реестре не позволяет организации заниматься профессиональной деятельностью по предоставлению потребительских займов, а за незаконное осуществление такой деятельности штраф составляет до 500 тыс. рублей.

Реализация накопленного

— Насколько совпадают позиции регулятора и рынка в том, какова должна быть степень контроля (и отчетности) в сегменте?

— Позиции регулятора и рынка на сегодня совпадают. Более того, значительная часть инициатив идет от рынка, они накоплены за предыдущее время и сейчас реализуются. Инициативы со стороны регулятора также обсуждаются с профессиональным сообществом, и по большей части регулятор прислушивается к мнению рынка.

— У банков были вопросы к ЦБ по формулам расчетов ставок, то есть по ограничению ставок, зампред Василий Поздышев даже публично объяснял банкирам, почему делать десяток ставок бессмысленно и нужен компромисс, устраивающий и банки, и МФИ. Как обстоят дела?

— Находится на рассмотрении в Госдуме законопроект об изменении формулы расчетов ставок по кредитам. Он пока не прошел третье чтение, но банки и МФИ в данном случае действуют единым фронтом. Речь о недовольстве не идет.

Я помню эту дискуссию. Но та формула, которая действует, как раз неудобна для МФО, поскольку учитывает оборот займа. Банки в большей степени выдают долгосрочные кредиты, в этом случае полная стоимость значит меньше, чем для МФО, выдающих займы на короткие сроки, — в результате величина получается в десятки тысяч процентов.

Поздышев прав, под каждого не подстроишься. Новая формула, предусмотренная в законопроекте, адекватная, она устраивает нас в большей степени, чем предыдущая.

— В аналитике НАУМИР сказано, что в третьем квартале 2013 года «средневзвешенная годовая ставка по выданным займам уменьшилась с 25,5% до 25,4%». Как с этим соотносятся займы до зарплаты, где ставки от 1% в день и выше.

— Мониторинг составляется без учета займов до зарплаты, фактически по сегментам МСБ и потребкредитам. С учетом зарплатных займов такой точной аналитики нет.

— По вашей статистике, «ставка по привлеченным сбережениям незначительно увеличилась — с 15,25% до 15,31% на фоне снижения ставок по займам».

— Рынок МФИ достаточно большой и разнообразный — это МФО (коммерческие и некоммерческие) и КПК, и в первую очередь именно кооперативы привлекают сбережения. В МФО возможны инвестиции населения размером более полутора миллионов, но таких немного. Меньшие суммы могут вносить только квалифицированные инвесторы — акционеры, участники.

Ставки по привлеченным сбережениям — это динамика в основном по кредитным кооперативам. Сегодня все СРО, объединяющие кооперативы, обсуждают создание внутренних стандартов, регулирующих ограничение процентной ставки по сбережению разумными пределами, чтобы не было 30–50% годовых. В качестве реальной называют верхний предел в 20–22%. Сегодня на рынке есть предложения значительно выше.

— Какие сегменты будут расти? Как я поняла, вы выделяете всего три сегмента МФИ, а «Домашние деньги» видят четвертый — годовые займы...

— Портфель МФИ состоит из займов до зарплаты, потребительских займов и займов малому бизнесу. Сравнивать потребительские займы с годовыми — это все равно что сравнивать сладкое с зеленым: мы разграничиваем по цели, а годовые займы — это разграничение по сроку. Мы планируем, что будет снижаться доля займов до зарплаты и увеличиваться доля займов МСБ.

Вопрос стратегии

— Как вы оцениваете тенденцию покупки и создания банками МФО. Говорят, что банки привлекают дешевые деньги от населения — с РЕПО и на межбанке, а затем передают МФО, где риски выше и нет резервирования.

— Не могу сказать, что это глобальная тенденция. Есть эффективно работающие МФО, легально созданные при участии банков. Думаю, в первую очередь это определяется стратегией конкретного банка. Кроме того, МФО для такого банка — такой же заемщик, как и многие другие хозяйствующие субъекты. И выдача ему кредитов осуществляется в соответствии с принятой в банке кредитной политикой.

Немного другая ситуация на рынке кредитных кооперативов. Они работают со сбережениями, некоторые только с физлицами, но есть и работающие с физлицами и юрлицами. Последние могут в составе пайщиков иметь МФО, наряду с физлицами. Здесь может иметь место ситуация, когда пайщики — физлица приносят деньги, а кооператив передает их в заем пайщику — МФО, где совсем другие риски. Действует ограничение, что не может в займе одному пайщику аккумулироваться более 10% портфеля, но кооперативы понимают проблему и готовы принять ограничения вплоть до полного запрета членства МФО в КПК.

— А банки стоит как-то ограничивать?

— У банков не членская основа и достаточно много источников денег, не только вкладчики: это собственные средства, межбанк. Говорить, что специально привлекаются сбережения вкладчиков для перевода в МФО, не совсем правильно. МФО — такой же заемщик для банка, как и остальные, на них так же распространяется кредитная политика. Дополнительные риски, связанные именно с кредитованием МФО, неочевидны.

Кроме того, есть банки, не имеющие целью создать МФО для получения прибыли таким путем, но активно их кредитующие в рамках специальных программ. Например, у МСП Банка есть программа поддержки субъектов МСБ, включающая такой кредитный продукт как заем микрофинансовым организациям, чтобы те раздавали деньги в розницу предпринимателям. Цели совершенно благие, хотя при определенной фантазии можно и это интерпретировать.

— Изменится ли рынок от появления Агентства кредитных гарантий?

— Как было обозначено, основная задача этого агентства — это предоставление контргарантий региональным гарантийным организациям, которые уже этим занимаются. Сегодня существующие гарантийные фонды не взаимодействуют с МФО и КПК, только с банками. Если все останется по-прежнему, то и создание Агентства кредитных гарантий кардинально ситуации не изменит.