Российские финансово-кредитные организации, появившиеся на заре становления рыночной экономики в России, привыкли работать в самых разных условиях, но далеко не всем из них и не всегда удается сохранять устойчивость, продолжать развиваться в периоды, казалось бы, совсем неблагоприятные для новых свершений. Внешпромбанк не относится к числу таких неудачников: в июле он отмечает свое 19-летие, ему есть чем гордиться. О том, каковы дальнейшие планы банка и в чем заключается его стратегия и бизнес-модель, рассказала в интервью NBJ президент Внешпромбанка Лариса Маркус.

- Лариса Ивановна, по меркам молодой российской банковской системы 19 лет – солидная дата, показатель того, что проект состоялся. Расскажите, пожалуйста, в чем Вы видите секрет успеха Внешпромбанка, как ему удалось пройти через многочисленные кризисы, сопутствовавшие становлению в нашей стране рыночной экономики?

- Конечно, хотелось бы, чтобы банк отметил не только 19-летие, но и 38-летие и 57-летие. Если же говорить о секрете успеха, то он прост: правильно выбранная бизнес-модель и четкое следование установленной стратегии развития на протяжении всех этих лет. Мы сразу определили для себя, что Внешпромбанк должен быть универсальной финансово-кредитной организацией, предоставляющей своим клиентам – как физическим, так и юридическим лицам – максимально полный спектр услуг, и 19 лет мы стремимся к тому, чтобы клиенты банка получали качественные и профессиональные услуги. Понятно, что нет предела совершенству, но есть цель, которую мы для себя наметили и к которой стремимся.

- Наверное, всегда было непросто придерживаться выбранной стратегии. Скорее всего, это стало более сложным сейчас, когда российские банки волей-неволей вынуждены отвечать на многочисленные новые вызовы, в том числе и на вызовы, порожденные ухудшением внешнеэкономической и внешнеполитической ситуации.

- Вы правы, говоря о новых вызовах, но я бы не сказала, что в этом есть что-то принципиально неожиданное для нас. Экономика и политика всегда тесно связаны. Конечно, мы бы хотели, чтобы политические факторы оказывали меньшее воздействие на нашу экономическую жизнь, но современные реалии таковы, что нам необходимо иметь большой запас ликвидности, уделять повышенное внимание качеству капитала, взвешенно подходить к проводимой банком кредитной политике.

- То есть ужесточать требования к потенциальным и имеющимся заемщикам?

- К сожалению, да. Иного выхода просто нет. Поскольку финансовые ресурсы, которые привлекают банки, дорожают, мы не можем кредитовать клиентов по тем же ставкам, что и раньше.

- Удается ли при этом соблюдать золотую середину и не терять клиентов в условиях, когда кредиты дорожают, а качественных платежеспособных заемщиков становится все меньше? Во всяком случае, заявления об их дефиците со стороны представителей различных банков, в том числе занимающих лидирующие позиции на рынке, уже стали нормой дня.

- Не могу не согласиться с коллегами: поскольку на нашу экономику воздействует сейчас очень много разнонаправленных факторов (ускорение инфляции, рост цен на нефть и, конечно, санкции), российские предприятия чувствуют себя не слишком комфортно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что они стараются не наращивать объем заимствований и что у некоторых из них возникают трудности с обслуживанием задолженности. Именно это я имела в виду, когда говорила о необходимости проведения взвешенной кредитной политики: речь идет не только о том, чтобы ужесточать требования к заемщикам, но и о том, чтобы продолжать выдачу кредитов, при этом максимально хеджируя свои риски.

- Каким образом?

- Среди наших клиентов есть компании, у которых большое число подрядчиков и субподрядчиков. Стараясь привлекать их на обслуживание, мы создаем своего рода замкнутый цикл. Мы знаем, каковы источники обслуживания задолженности у организаций, поскольку тесно сотрудничаем с их партнерами. Это и дает возможность предлагать заемщикам комфортные для них условия кредитования.

- Это касается клиентов – юридических лиц. Поговорим о клиентах – физических лицах. Насколько нам известно, Внешпромбанк никогда не позиционировал себя как розничная финансово-кредитная организация. Тем не менее среди ваших клиентов есть и «физики».

- Конечно, правда в данном случае речь идет преимущественно об обслуживании сотрудников предприятий-партнеров – людей, которые работают в компаниях, являющихся клиентами Внешпромбанка. Такая стратегия позволяет нам избегать избыточных рисков, ведь мы можем легко оценить платежеспособность того или иного человека и предложить ему максимально подходящий для него банковский продукт или услугу. Несмотря на это, я хотела бы особо подчеркнуть, Внешпромбанк открыт для всех без исключения: как для людей, которые приходят к нам по рекомендации знакомых или родных, так и для случайных посетителей, живущих в шаговой доступности от наших отделений. Другое дело, что мы не ставим перед собой цель конкурировать с банками, ориентированными на розницу. У нас иная бизнес-модель, что, кстати, сказывается и на подходе к развитию филиальной сети.

- В рамках наших предыдущих интервью Вы не раз говорили о том, что Внешпромбанк активно работает над развитием такого направления, как private banking, или VIP-обслуживание. В этом вопросе Ваша стратегия остается прежней?

- Безусловно. Несмотря на то что на российском рынке услуга private banking относительно молодая, данное направление во Внешпромбанке является одним из приоритетных. Мы постоянно расширяем линейку продуктов по VIP-обслуживанию, неизменно предлагая клиентам широкий спектр финансовых услуг профессионального индивидуального обслуживания. Внешпромбанк от года к году увеличивает число партнеров, которые, в свою очередь, предоставляют скидки на свои продукты и услуги нашим VIP-клиентам.

- Отвечая на предыдущий вопрос, Вы упомянули филиальную сеть. Расскажите, пожалуйста, сколько точек обслуживания она включает в себя на сегодняшний день и каковы планы Внешпромбанка по ее дальнейшему развитию.

- На данный момент территориальная сеть банка включает в себя без малого 90 точек продаж. Что касается планов по ее дальнейшему развитию, мы намерены ее увеличивать, но, что называется, в точечном режиме. В данном случае применим тот же подход, что и с привлечением клиентов – физических лиц: мы не полагаемся исключительно на экстенсивные методы развития, стремясь удивить количеством точек обслуживания или размером клиентской базы, а действуем выборочно, отдавая себе отчет в том, в каких районах, регионах или городах для нас выгодны новые подразделения. Например, недавно состоялось открытие офиса в Москве в Центре международной торговли. Если говорить о регионах, то в ближайшие планы входит открытие точек обслуживания в Южно-Сахалинске и Владивостоке и очередного подразделения в Санкт-Петербурге. Не скрою, особые надежды мы возлагаем на офис во Владивостоке, что неудивительно, учитывая, как позитивно складываются в последнее время наши экономические отношения с Китайской Народной Республикой. Уверена, совместные российско-китайские предприятия будут динамично развиваться, и спрос на банковские услуги в этом регионе будет только возрастать.

В Смоленске, например, будет три отделения Внешпромбанка, одно из которых уже открыто, второе начнет работу в ближайшее время. Готовящиеся к открытию офисы мы получили в «наследство» от одного из местных банков, который не так давно вынужденно прекратил свою работу. Люди привыкли получать финансовые услуги в этих удобно расположенных для них точках продаж и безусловно испытывают неудобства, связанные с их отсутствием. Поэтому мы рассчитываем на то, что, как только офисы откроются, пройдя процедуры ребрендинга и редизайна, люди вернутся в привычное место обслуживания.

- Интересно то, что Вы явно уделяете большое внимание развитию филиальной сети в то время, когда популярными становятся заявления, что классический банковский офис – отжившая форма. Все чаще и все больше говорят о том, что будущее за интернет-банкингом, мобильным банкингом, дистанционным банковским обслуживанием – в общем за передовыми технологиями.

- Знаете, одно другому не мешает. Внешпромбанк, например, активно развивает системы дистанционного банковского обслуживания. Мы осуществили большие инвестиции в замену автоматизированной банковской системы. С одной стороны, вопрос – зачем тратить деньги на совершенствование АБС в такой непростой период, как сейчас, но с другой стороны, мы работаем на высококонкурентном рынке и обязаны отвечать заявленным требованиям. Я считаю, современный банк должен сочетать в себе как качественное ДБО, так и обслуживание клиентов в классических офисах, хотя бы потому, что среди его клиентов неизбежно есть люди, отдающие предпочтение использованию современных технологий, но есть и те, кто привык к непосредственному общению с офисными сотрудниками, кому нравится обращаться в отделение для решения своих проблем, приобретения услуг или получения консультаций.

- Готовясь к интервью, я узнала, что в марте 2014 года рейтинговое агентство «Эксперт РА» присвоило Внешпромбанку рейтинг на уровне «А++». Как Вы оцениваете факт получения этой оценки, о чем свидетельствует данный уровень рейтинга?

- Подобная оценка надежности ООО «Внешпромбанк» со стороны одного из ведущих рейтинговых агентств России, с моей точки зрения, свидетельствует прежде всего о правильности выбранной стратегии развития, о высоком уровне устойчивости и эффективности деятельности банка. Кстати, подтверждением тому является и другой факт: несмотря на снижение суверенного рейтинга России, ведущее международное агентство Standard & Poor’s оставило рейтинг ООО «Внешпромбанк» без изменения и даже не ухудшило прогноз. При этом агентство учитывало финансовые результаты банка и в немалой степени то, насколько он придерживается выбранной им стратегии, выполняет ли задачи, прописанные в ней. Мы относимся к этому как к своего рода победе, пусть небольшой, но воодушевляющей.

- Банк имеет рейтинги, присвоенные ему агентством Standard & Poor’s, которое сегодня является одним из самых авторитетных в мире. Зачем ему понадобился рейтинг российского агентства?

- Прежде чем ответить на Ваш вопрос, хотела бы уточнить, что Внешпромбанку также присвоены рейтинги не менее авторитетного на мировой арене агентства Moody’s Investors Service. Почему мы при этом заинтересованы и в том, чтобы нас оценивало российское агентство? Во-первых, потому что Внешпромбанк – российский финансовый институт, который несомненно активно участвует и реагирует на все изменения в жизни внутреннего финансового рынка. Очевидно, что в настоящее время и на государственном уровне, и в профессиональной среде возрастает значимость национальных рейтинговых агентств. «Эксперт РА» – одно из старейших и уважаемых отечественных агентств, которое оказывает высокопрофессиональные услуги многим участникам рынка и предоставляет довольно подробные отчеты, интересные для потенциальных и действующих клиентов и партнеров банка.

- Расскажите о дальнейших планах Внешпромбанка.

- Я думаю, здесь не будет сенсаций. Как я уже говорила, мы придерживаемся той бизнес-модели, которую выбрали для себя изначально, и не являемся сторонниками бросков из стороны в сторону. Внешпромбанк продолжит работать над повышением качества обслуживания, развитием филиальной сети, увеличением клиентской базы, техническим переоснащением. Естественно, мы будем уделять большое внимание расширению продуктовой линейки, ориентируясь на текущую конъюнктуру и лучшие примеры из практики и опыта наших коллег, в том числе и западных банков. Но это не означает, что мы не станем придумывать что-то новое и интересное, что позволит банку предложить рынку, быть может, новые, востребованные продукты и услуги.