Андрей Бухтияров, утверждает, что в современном банкинге есть еще ниши, в которых можно успешно конкурировать даже с крупнейшими банками за счет комплексного технологичного обслуживания.

– Андрей, почему банк решил сделать ставку на карты и дистанционное обслуживание и сменил название на «Интерактивный Банк»?

– Мы должны следовать духу времени. Современный банковский бизнес не может развиваться без технологий. Требования рынка – это более технологичное удаленное обслуживание и сокращение времени, которое человек тратит на транзакцию и вообще на общение с банком.

Я пришел в банк в январе 2013 года, а весь процесс переформатирования начался приблизительно за год до этого. Раньше он назывался Прадо-Банк, что вызывало не совсем правильные ассоциации. Мы хотели создать какое-то более узнаваемое название. «Интерактивный» – это именно то, что мы пытаемся сделать: интерактивные услуги, интерактивный банкинг. Буква «i» в нашем домене iBank.ru означает именно interactive.

Стратегия заключается в том, чтобы создать финансовое учреждение, предоставляющее современные услуги, которые позволят нам конкурировать даже с большими банками за счет того, что мы удобнее, технологичнее, быстрее. По набору клиентов мы ориентируемся и на физических лиц, и на юридических лиц, но в наших сегментах. Сегодня есть возможность занимать какие-то определенные ниши. Исследования показывают, что сейчас на человека в среднем выдается 3,5 карты. То есть люди с готовностью заводят карты, берут кредиты, размещают депозиты. В этих рамках пока еще можно конкурировать с любым банком, если предлагать что-то уникальное, что мы и попытались сделать, создавая новый банк. Как минимум, быть более технологичными. Частично это уже удалось. У нас есть некоторые уникальные продукты, которых пока нет у других.

– Судя по тому, что в вашем интернет-банке есть разделы для счетов семьи, друзей и компаний, вы ориентируетесь на корпоративных клиентов, которые одновременно обслуживаются у вас и как физические лица?

– Мы отталкивались от реальных сценариев использования. Есть человек, который обслуживается у нас как физическое лицо – имеет карты и вклады, и он же является директором компании. Ему неудобно пользоваться двумя решениями, он хочет управлять всем вместе. И нам удалось создать систему, которая позволяет делать это быстро, эффективно и безопасно.

Допустим, у меня есть коммерческая недвижимость, которую я сдаю как ИП, есть свои счета, как у физлица, есть дочь, которая учится за границей и которой мне нужно переводить деньги. Мне удобно видеть все это вместе. Мне не нужно два банка, это уже устаревшее решение.

– То есть в противовес банкам для студентов вы сделали высокотехнологичный банк для статусных семьянинов?

– Ну почему же, студенты – это тоже одна из групп, на которые мы ориентируемся. Мои сын и дочь сейчас между собой общаются через чат банка, что удивительно – мы не знали, что люди так будут этим пользоваться. Это и есть интерактивный банк. Когда дочь покупает что-то по карте, пишет об этом брату. Он видит ее транзакцию, они начинают переписываться, обсуждать какие-то бренды. Секретность в семье не так важна, им важнее общение. У нас вскоре будет реализована функция – приложить фотографию, которая, исходя из сценариев, тоже востребована.

– Вы не думали о том, чтобы реализовать обмен информацией о транзакции и в соцсетях?

– В соцсетях мы можем позволить это лишь частично. Парадигмы информационной безо­пасности сейчас заставляют очень пристально смотреть, что мы можем отдать вовне, а что – нет.

– У вас эдакое «социалистическое» обслуживание для физлиц: платиновая карта, интернет-банк, SMS-информирование – все бесплатно. На чем банк зарабатывает?

– Суть в том, что физлица, у которых существует явная потребность в объединении счетов и которые являются клиентами других банков, могут попробовать альтернативу. Она бесплатна. И это не рекламный трюк – мы смогли выстроить бюджетирование так, что для банка и для клиента эти услуги действительно бесплатны. Мы с удовольствием брали бы какие-то комиссии, но пока не нашли, за что. У нас нет затрат на офисы, на гигантскую IT-инфраструктуру и ее поддержку – разработка почти полностью своя. С каждой транзакцией мы в любом случае получаем интерчейндж, из которого большую часть от суммы транзакции отдаем клиенту.

Все это приводит к тому, что у нас уже сейчас, когда мы еще не давали рекламы, есть вполне ощутимый натуральный прирост клиентской базы. Когда мы заработаем в полную силу, будем рекламировать наши продукты, я думаю, прирост будет очень существенным. Никто не верил в Тинькова, когда он говорил, что возьмет весь рынок, у него будет миллион клиентов. Тем не менее сейчас у ТКС Банка 4 млн клиентов, он провел прекрасное IPO. Чем мы хуже?

– То есть, с одной стороны, вы конкурируете с «карточными» банками, такими как ТКС Банк, с другой – с банками для «физюриков», такими как «Банк24.ру»?

– Да, и еще мы хотим побороться с теми, кто обслуживает ИП. У нас будет отдельное предложение для них, бесплатное. Многие банки взимают с ИП ежемесячную плату за обслуживание – около тысячи рублей. Я не понимаю, за что брать эти деньги.

– Пока у вас в интернет-банке основные продукты – это счета, дебетовые карты и депозиты. Это все, что вы планируете предлагать?

– Это то, что мы успели сделать. Кредитные карты и другие кредитные продукты тоже появятся, просто мы пока не успели дописать для них решение. Так сложилось исторически при создании системы. Первоначально банком к ее разработке были привлечены разные исполнители, которые не справились вовремя, на некоторых даже пришлось подать в суд для возврата денег. К сожалению, сегодняшний уровень внешних разработчиков в России очень низкий. С точки зрения парадигмы программирования они не пишут в современном ключе. Кроме того, они не соблюдают сроки – даже именитые компании. Поэтому летом прошлого года мы отказались от всей внешней разработки и с июля прошлого года пишем систему сами. Мы успели сделать почти все, кроме кредитного блока, потому что он был и сейчас еще остается на разработке в сторонней компании. Может быть, доделают, а если нет – опять придется делать самим. Думаю, у нас на это уйдет месяц. Притом что внешним разработчикам давался год. Вот такой уровень современной разработки.

– Что именно вы в итоге разработали самостоятельно?

– Мы раздали компаниям технические задания на разработку web-системы, приложения для iOS, интеграцию. В итоге все сделали сами. АБС в банке тоже своя исторически. Она очень хорошо написана, современна даже по сегодняшним меркам, хотя ее архитектура строилась несколько лет назад. При нагрузке в миллионы пользователей система будет работать так же, как если бы их было всего 10.

– Вы согласны с выражением Олега Тинькова, что банк такого рода – это больше IT-компания, чем банк?

– Сегодня любая отрасль должна содержать какой-то большой процент IT-специалистов. Если раньше было возможно использовать только аутсорсинг, то сейчас свои айтишники просто обязаны присутствовать в организации, потому что, так или иначе, они уже интегрированы в цифровой слой, причем для банка эта зависимость еще больше.

– Сколько людей у вас трудится над созданием IT-систем и как менялось их число при изменении стратегии банка?

– Оно неизменно, мы добавляли только организационный персонал. Около 10 человек пишут АБС и шесть человек занимаются разработкой систем удаленного обслуживания. Больше не нужно. Мы думали взять еще одного, но в действительности возникает проблема, чем его занять. Есть еще люди, которые занимаются аппаратным обеспечением и контуром безопасности – тоже от 10 до 15 человек.

– То есть вы максимально нацелены на использование внутренних ресурсов?

– Пока практика такова. Мы бы с удовольствием с кем-то бы работали, но никто не может сделать то, что нам нужно.

– Но тенденция сейчас обратная – все больше банков передают IT на аутсорсинг, как непрофильное направление. При внутренней разработке банк ведь зависит от своих программистов. Вдруг кто-то заболел, ушел в отпуск, уволился. Опять же, экономически бывает выгоднее использовать внешние решения.

– Соглашусь, надо считать. Но если современный рынок не может предоставить нового решения, неужели мы будем идти по его пути? Мы будем решать, пытаться сделать по-другому, наймем команду, будем строить то, что нам нужно. Если бы рынок действительно предлагал решение, мы бы им воспользовались.

Если наш сотрудник уволится или заболеет, это точно такой же риск, как если уволится или заболеет автор внешней системы. Никакой разницы в этом смысле нет. При работе со своей командой все исправления делаются быстрее, мы сами все контролируем, документируем. То есть каждого можно заменить, включая меня. В отличие от готовых решений, где чаще все мы даже не видим код.

– Обычно на главной странице интернет-банка отображаются, кроме счетов, история транзакций, шаблоны, предложения. У вас же – просто счета, и вверху меню из трех пунктов с выпадающими функциями. Почему вы создали такой достаточно необычный интерфейс?

– Здесь надо обратиться к истории возникновения самого понятия «интернет-банк» – просто кто-то сделал его первым, и весь рынок решил, что должно быть так, поэтому все более поздние интернет-банки напоминают первый. Сначала это были инсталлируемые на компьютер программы, позднее они появились уже в веб-интерфейсе, но старались повторять то же самое. Когда мы строили свой интернет-банк, это тоже, конечно, наложило на него отпечаток, но мы пытались еще просто спрашивать людей и сами думать, как было бы удобней. И такой интерфейс родился не сразу. Есть пока скрытые комбинации клавиш, которые мы тоже потом опубликуем, позволяющие увидеть продукты не карточками, а списком, например. Суть в том, что многие старые формы просто неудобны.

Все эти окна – они просто не нужны людям, им нужна одна большая кнопка. Если чего-то много – это их пугает. Иногда их пугает наш банк. Сейчас мы всех опрашиваем и считаем, что нужно сделать еще проще.

В юзабилити есть такое правило: «Не заставляйте людей думать». То есть если мы добавим шума, будет только хуже. Если мы будем пытаться что-то продать, то человека это будет раздражать, а если что-то будет шевелиться – это просто ужас. Если мы и вывесим продукты, то они будут нести не рекламный характер, а просто рассказывать, что это есть. Не все знают, к примеру, что такое виртуальная карта и чем она удобна.

– В iBank также есть PFM, но это только круговая диаграмма. Вы считаете, что этого достаточно?

– PFM и аналитические функции – наш конек. Это, конечно, не только круговая диаграмма. Система PFM, которая у нас реализована, тоже родилась из сценариев использования. То есть мы спрашивали и смотрели, что нужно реальным людям. Часть клиентов вообще не ведут личного бюджета, им это не нужно. Примерно 30% смотрят, на что тратят деньги, ведут учет расходов по категориям. При этом мы поняли, что учет финансов должен быть автоматическим. Это крайне важно. Иначе люди просто бросают его вести. Кроме того, он должен объединять несколько счетов разных лиц. У нас это получилось автоматически за счет того, что мы можем всех видеть в одном интернет-банке. Мы также автоматически определяем категории трат и позволяем изменить категорию или разделить одну транзакцию на несколько категорий. Мы предоставили клиентам возможность создания консолидированных отчетов по одному или нескольким счетам, включая виртуальный, карточный и прочие. Любой клиент в два клика может установить ежемесячные лимиты расходов по категориям для достижения финансовых целей. Наш PFM прост и удобен, но при этом он предлагает уникальные возможности. Он действительно помогает людям анализировать, планировать и экономить.

– «Матрица безопасности», которую вы используете, также достаточно необычна. У вас есть и CAPTCHA, и таблица переменных кодов, одноразовые пароли по SMS и обратные SMS. Вы уверены, что все это необходимо и не отталкивает клиентов?

– Я знаю очень много способов взлома и знаю, что очень многие банки не защищены. Многие из них об этом тоже знают, с какими-то мы даже контактировали, рассказывали про какую-либо уязвимость. Эти уязвимости можно предотвратить, и очень легко, но почему-то многие банки не делают этого.

В то же время современные пользователи не интересуются безопасностью вообще. Есть компьютер – и все, можно работать. Они не будут изучать информацию об угрозах. Максимум – купят и установят антивирус, который им рекомендовали. Какое-то подозрительное поведение, окошки дергаются, что-то еще – их это не волнует. Вот для этих клиентов мы сделали максимальную безопасность. То есть, если не уверен – пользуйся лучше максимумом.

– В итоге за год вы почти с нуля написали и ввели в эксплуатацию платформу для физических и юридических лиц? Как вы планируете развивать ее дальше?

– Платформу мы писали месяц, потом на доработки и интеграцию ушло еще три месяца. Так что приблизительно через полгода, после сбора всех подписей, ею можно было пользоваться. Интернет-банк был запущен в декабре 2013 года. И еще полгода мы проводили разные улучшения. То есть от лета 2013 года до лета 2014-го действительно прошел год. Сейчас мы имеем работающий интернет-банк, в котором есть, наверное, 70% функциональности. В разработке сейчас находится огромный объем уникальных функций и продуктов. Вскоре появится кредитный блок. Мы также планируем запустить продажу страховых продуктов онлайн совместно с «Ренессанс Страхованием». Вот-вот должно появиться мобильное приложение для Android. Мы постоянно развиваемся.