Максим Авербух:

Повторенье – враг ученья

ЖЖ открыт исключительно для размещения данного текста, который я считаю достаточно важным.

ЖЖ будет снова закрыт через неделю, то есть 23 сентября.

Максимум цены на нефть в 2014 году пришелся на 19 июня – $114,92.

За следующие 62 торговые сессии (по 15 сентября включительно) цена нефти упала на $17,12 – до $97,80.

С 4 августа среднедневной темп снижения находился в очень узком диапазоне $0,26-0,29 в день (из 31 значения 20 находятся в этом диапазоне).

И каждую пятницу, кроме 29 августа ($0,23) и 5 сентября ($0,25), «выводился» на уровень $0,28 за сессию.

Если в четверг темп снижения был ниже $0,28, то следовало резкое снижение цены нефти.

Пример:
– в четверг, 7 августа, нефть стоит $106,37 и темп снижения – всего $0,24 за сессию.
– в пятницу, 8 августа, нефть стоит уже $105,31 и темп снижения – $0,27 за сессию.

Если в четверг тем снижения был выше $0,28 то следовал рост цены нефти.

Пример:
– в четверг, 14 августа, нефть стоит $102,08, и темп снижения – целых $0,32 за сессию.
– в пятницу, 15 августа, нефть стоит уже $103,40 и темп снижения – ровно $0,28 за сессию.

Примечательно, что в обе даты экспирации 15 августа и 15 сентября темп снижения составлял ровно $0,28.

Вывод: в июне-сентябре 2014 мы имеем дело со снижением цены на нефть проходящим по столь же жестко заданной математической модели, как и в 2008 году.

Так же, как тогда:

– точкой отсчета является дата максимальной стоимости нефти;

– к датам экспирации происходят движения, выводящие цену на нефть на определенный, заранее заданный и определяемый среднедневным темпом снижения уровень (только тогда было $1 за сессию, а сейчас – всего $0,28).

Причины:

– «выравнивание» среднегодовой цены нефти с выводом ее на заранее определенный уровень после «завышенного» в первом полугодии,

и/или

– это и есть реальные санкции против России

и/или

– это начало глобального нисходящего движения нефти, которое должно происходить подконтрольно и, как и в 2008 году, по жесткой математической модели.

Для последнего на мой взгляд – рано. Избиратель в США не прочувствует чрезмерно размазанное во времени снижение. То ли дело – если оно будет резким и случится в предвыборный 2016 год.

Тогда Обама не только сможет объявить его следствием собственной политики по выходу США на уровень энергетического самообеспечения (чистый импорт нефти = импорту только из Канады и Мексики), но и получить от этого максимум плюсов для кандидата-демократа.

Второе – скорее всего, как инструмент запугивания. Первое – почти наверняка.

Специально заострю ваше внимание на том, что Египет, разместив пятилетние гособлигации на сумму $8,5млрд. обеспечил финансированием стартовавший в августе проект по резкому увеличению пропускной способности Суэцкого канала.

Причем если совсем недавно планировалось, что строительство займет от 3 до 5 лет, то сейчас идет речь о годе, максимум – 16 месяцах.

То есть в конце 2015 – первой половине 2016 года Суэцкий канал обеспечит возможность существенного увеличения экспорта сырой нефти из стран Персидского залива в Европу.

Это может быть второй частью плана, где сначала имеет место некоторое – некритичное для добычи сланцевой нефти, обеспечивающее высокие темпы прироста таковой – снижение цены нефти ($80–$85), усиленное частичным же вытеснением российской нефти и нефтепродуктов с рынка Европы сырьем из Ирана (который таким образом будет премирован за отказ от ядерных амбиций) и Саудовской Аравии, которой увеличение экспорта компенсирует снижение цены нефти.

Снижение цены нефти на 20% (до среднегодового уровня в $85) и снижение российского экспорта нефти на 1млн. баррелей (без эквивалентного увеличения экспорта на других направлениях) будет равнозначно снижению цены нефти на 36% или на $40. Что лишит российский бюджет 2,8 трлн. рублей (что компенсируется девальваций в размере 14 рублей).

Сергей Журавлев:

Где может быть финиш рублевой гонки?

За два месяца от сбитого Боинга до сегодня рубль подешевел ровно настолько же, насколько и за два с половиной месяца от Нового года до референдума о статусе Крыма – на 4,2 руб. за бивалютную корзину. В процентах, правда, меньше: на 8,9% сейчас против 11,2% тогда. Так что напрашивается конспирологическое объяснение – не является ли очередной всплеск любви россиян к геополитически враждебным деньгам результатом утечки информации о готовящихся новых планах восстановления исторической справедливости, где-нибудь на Аляске или в Калифорнии? В ходу, конечно, и менее детективные гипотезы.

Скажем, локальный пик выплат по внешнему долгу. На сентябрь приходится $19,1 млрд. выплат банков и прочих компаний. Цифра также включает $0,6 млрд. выплат по федеральному долгу, но не учитывает краткосрочные обязательства, привлеченных после 1 апреля, проценты в $2,9 млрд., и возможное изъятия депозитных счетов до востребования нерезидентов, убоявшихся санкций. Это значительно больше, чем аналогичная цифры июля и августа ($11 и $7,4 млрд. соответственно). В условиях сузившихся возможностей рефинансирования дает дополнительную нагрузку на валютный рынок. В частности, необычайно большая доля выплат сентября, $12,3 млрд., приходится на обязательства перед прямыми инвесторами, которые в других условиях, могли были бы реинвестированы (и, предположим, на это и рассчитывалось), но теперь это стало невозможно из-за санкций).

Другая гипотеза – отсутствие привычки жить в слишком резко расширенном ЦБ после 15 августа диапазоне свободного колебания рубля (до 9 рублей за бивалютную корзину), что могло запустить цепную реакцию спроса на валюту в ответ на непривычно колебания курса при отсутствии вмешательства ЦБ. Примерно так объясняли укоренное ослабление рубля в начале года, после того как регулятор убрал из своего интервенционного механизма «целевые интервенции», замедлявшие движение операционного интервала, пока не выяснялось, что причина более систематична. По-видимому, усилило нервозность рынка и принятое ЦБ в пятницу проинфляционое решение по ставкам – в разрез со своими же прежними обещаниями. После него возникли сомнения – не находится ли регулятор под политическим давлениям, и каким его заявлениям теперь вообще можно доверять?

Ну и, наконец, озвучиваемая по ТВ причина версия ослабления рубля – стагнация экономик Запада, из-за которой падают цены нефти.

В действующем сейчас механизме регулятор начнет поддержку рубля, если за доллар будут давать 39,22 (при сегодняшнем курсе евро/доллар). Правда, это не означает обязательства с его стороны удерживать курс на этой отметке. Если интервенции превысят $350 млн., операционный интервал, как и раньше, сдвинется на 5 коп., и дальнейшее решение по интервенциям будет зависеть от того, попадет ли в нее него новое значение курса, и т.д. Так что и при пробое «потолка» интервала курс может улететь еще сколь угодно далеко. Если, конечно, ЦБ, не примет решение, как в марте, подморозить операционный интервал для проведения многомиллиардных интервенций в помощь рублю.

2. Но попробуем немного абстрагироваться от всех этих конъюнктурных моментов и оценить, где может оказаться новое равновесие для курса рубля, после того, как нынешний ажиотаж спадет. В предположении, конечно, что дальнейших санкций и самосанкций не будет, равно как и новых «освободительных походов» и появления Новороссии в неожиданных местах.

При моделировании равновесного (или фундаментального) значения реального обменного курса обычно принимаются во внимание такие факторы, как состояние текущего счета (или иностранных финансовых активов) страны, условия торговли, соотношения ее душевого ВВП (производительности труда) со страной валюты сравнения (эффект Баласса-Самуэлсона) и т.п. В конце приведены ссылки на записи, где в свою очередь рассматриваются мои и не мои оценки значений равновесного реального валютного курса и его зависимости от разных параметров (не знаю, зачем я их тут даю, уж точно никто не будут собирать материал для диссертации в каком-либо блоге, тем более, русскоязычном – ну так, для собственного внутреннего равновесия).

Но сейчас нам не понадобятся все эти сложности. Если исходить из основной гипотезы, что ограничения на формирование капитала, введенные Западом против ряда российских банков и компаний, приведут к сокращению валового притока, и, соответственно – при прочих равных условиях – к увеличению чистого оттока частного капитала, то равновесный реальный курс сформируется на более высоком уровне текущего счета, чем нынешние 4% ВВП. Скажем, 6%, если принять что санкции уносят приток капитала в 2% ВВП.

Требующуюся реальную девальвацию оценим из зависимости, приведенной на графике сверху, где все прочие факторы, влиявшие на реальный курс рубля (кроме колебаний текущего счета), просто сведены во временной тренд. Благо и улучшение условий торговли, и эффект Баласса-Самуэлсона («догоняющего роста») действовали у нас однонаправленно. Кончилось улучшение условий торговли – кончился и догоняющий рост, так что статистически их влияние на реальный курс неразличимо.

Исходя из этой зависимости 1 проц. пункту смещения текущего счета (отношения размера ВВП) соответствует изменение реального курса рубля к доллару на 4,1%. Разница в темпах инфляции в РФ и США должна добавить к изменению номинального курса за полгода еще 3–3,5%, если исходить из прогноза ее у нас на этот год в 8–9%. Итого, если исходить из того что средний курс второго квартала 35 рублей за доллар обеспечивал примерное равновесие платежного баланса, то равновесное значение в четвертом квартале с учетом санкций, в размере добавки к чистому оттоку капитала 2% ВВП, но без учета изменения цены нефти, должно находиться около 37,7–37,9 рублей за доллар.

Влияние сдвига цены нефти можно прикинуть в предположении, что сокращение объема экспорта (доли к ВВП) оказывает на реальный курс такое же воздействие, как и аналогичное по размеру увеличение текущего счета (отн. ВВП). При доле экспорта в 25% ВВП и эластичности его по цене нефти 0,7, изменение цены нефти на 1% вызовет сдвиг экспортной выручки (по отн. к ВВП) на 0,175 п.п. Таким образом, санкции, увеличивающие чистый оттока капитала, с точки зрения влияния на курс рубля примерно соответствуют снижению цены нефти на 11,4% (к сегодняшнему дню цена нефти Брент снизилась с со средних $109,7 во втором квартале до 98, то есть на 10,7%, что само по себе могло бы смещение равновесного курса к значениям указанным выше. И, наконец, санкции в сочетании с 20% снижением цены нефти (по отношению ко второму кварталу, то есть еще примерно 9% к уже произошедшему) дадут курсу рубля в четвертом квартале найти новое равновесие на уровне 39,2–39,4 за доллар, если инфляция за год все еще сохранится в пределах 8–9%, что при таком сочетании не слишком вероятно.

Spydell:

Что с рублем?

Падение рубля до исторического минимума вызвано в первую очередь кризисом валютной ликвидности, когда российские контрагенты вынуждены погашать долларовые и евро займы, не имея возможности свободно и беспрепятственно рефинансироваться на рынках капитала США и ЕС.

Российские компании, особенно те, кто ориентирован на экспорт, имеют значительные валютные позиции. Вообще, исторически так сложилось, что крупнейшие российские компании и дилеры на межбанке были чрезмерно интегрированы в западные рынки капитала. Степень интеграции наибольшая среди всех стран G20. До 30% всех депозитов банковской системы РФ в иностранной валюте и около четверти корпоративных кредитов в иностранной валюте. Это не считая долговых обязательств (доллар, евро) и кредитных займов в западной юрисдикции, ответственность по которым несут материнские компании в РФ.

Зависимость достаточно сильная, и когда западные банки закрыли лимиты на РФ, то по мере приближения даты истечения обращения облигаций или выплат по кредитам российские компании и банки будут испытывать определенные проблемы. Погашать надо, а рефинансироваться практически невозможно. Отсюда возникает избыточный спрос на доллары и евро, который проблематично удовлетворить на внутреннем рынке. Следовательно, снижается курс рубля. В этом аспекте возникают вопросы о не самом адекватном поведении ЦБ РФ, который прекратил интервенции в наиболее тяжелый период для банков и компаний в России. Хочется считать, что ЦБ контролирует ситуацию, но вопросы возникают.

В долгосрочном периоде отказ от интервенций в целом несет больше пользы, чем вреда. Суть в том, что иностранные нарезы, крупные спекулянты, бангстеры и прочие отъявленные негодяи участвовали в операциях керри трейд в России, закрываясь о биды ЦБ РФ. Например, заимствовали на внутренних рынках под 3%, вкладывались в ОФЗ под 9–10% и на траектории укрепления рубля имели помимо положительного процентного спреда еще профит от курсовой разницы в 3–10%, где ЦБ РФ позволял нерезидентам выходить с профитом, благодаря политике валютного коридора, так как границы колебаний были известны. То есть тупо закрывались об ЦБ на крупные суммы, которые бы не смогли быть абсорбированы в условиях ограниченной ликвидности на российском межбанке и валютном рынке. Теперь эту неэффективность закрыли, что снизит спекулятивный угар иностранных счетов на валютном рынке.

Если в краткосрочной перспективе позиции рубля под давлением закрытых лимитов и кризиса ликвидности, то в долгосрочной перспективе все достаточно определенно.

Важны не краткосрочные флуктуации (сегодня вниз, завтра вверх), а глобальные тренды и тектонические сдвиги. Существует принципиальное решение среди крупнейших российских структур о дедолларизации (фронтальном снижении зависимости от долларовой и евро системы). Что изначально повысит внутреннее кредитование, а впоследствии позволит создать инфраструктуру по заимствованиям в Азии. По мере рефинансирования валютных займов будет расти рублевое кредитование (долларовые кредиты погасили, в рублях рефинансировались). Не все так быстро. Этот процесс не одного месяца, даже не одного года. Это на 3–5 лет, не меньше.

Но процессы судьбоносные. Если раньше доллар в России был самым желанным, то не далек тот день, когда за предложение взять пачку баксов на улице будут давать в морду, может быть даже с ноги. То есть удержание долларовые активов в России может стать опасным не только для счета, но и для здоровья. Могут как бы не понять. Так что готовьтесь к скорому отказу банков от принятия депозитов в долларах.

Учитывая будущее усиление спроса на рубли из-за перекредитования, на траектории снижения зависимости от долларовой финансовой системы, позиции бакса в России будут крайне слабы. Глобально еще многое будет зависеть от уровня инфляции в России и США, также для курса значение имеет динамика и структура платежного баланса. Но в целом, не считая краткосрочных трудностей из-за кризиса долларовой ликвидности, время играет на стороне России, так как чем дальше – тем ниже зависимость от долларовой и еврозоны по мере рефинансирования и реструктуризации долгов.

Николай Кащеев:

Дорогой ЦБ!

Таргетирование инфляции – рыночная мера, работающая в рыночной экономике. В такой экономике инвестиции получаются из денег, привлекаемых под рыночный процент, точнее, стоящих рыночную цену (бесплатного кеша вообще не бывает в рыночной природе, даже если это собственные средства компаний, как известно). И эти инвестиции в основном используются максимально эффективно – по причине конкуренции, которую никто не хочет проигрывать. Потому эти деньги – рычаг для экономики.

Но какой это к дьяволу рычаг, если деньги распределяет государство, причем исходя из загадочных критериев? А как даже они, эти специальные деньги, могут стать каким-то рычагом, если рынок сталкивается со множеством внеэкономических ограничений, как внутренних, так и внешних? А?

Кроме того, вам, вероятно просто не дадут вот так взять – и отпустить рубль. Ибо ситуация и впрямь не вполне того...

PS. Лично я думаю, что если геополитика противоречит экономике, то что-то не так с первой. И чем сильнее противоречит, тем более не так.

Яков Миркин:

Песнь о центризме

Мы – страна радикалов. Опричнина, большевизм, Петр I, который прорубает окна, шоковая либерализация. Консерваторы как жестяные банки.

Нас качает, как маятник. Справа – рыночные фундаменталисты. Все открываем, рушим мохнатое советское, и верим в то, что управляем чем-то вроде Германии. Не истинные либералы.

Слева – люди в плащах, им бы что-то закрыть, запереть, забетонировать, заложить окна кирпичами – и оставить подземные туннели и тайные ходы. Желательно, для себя лично. Они красные, они коричневые, они в крапинку, но неизменно мир их – черно – белый, где они – белокрылые, но, конечно, с копьями и кого-то пронзают.

И те, и другие благополучны в своих активах, домах, авто, счетах, землях и водах, хотя радеют о сирых и убогих. Никто из них ни в чем себя не обидел.

И те, и другие – великое затруднение для российской земли. Маятник уйдет далеко вправо – великие потери. Со всего размаха маятник взлетит налево – безвозвратные утраты.

Земле, лесам и полям, просто нам – нужны центристы.

Тихие, смышленые, не любители отчаянных решений. Не популисты. Не садо-мазо, когда речь идет об экономических шоках. Осторожные в словах. Не мясники.

Любители человечества. Как можно больше. Те, кто не поддадутся всеобщему стремлению к радикализму и бесконечным заблуждениям. Не поддающиеся пропаганде и не пачкающие в ней руки. Те, кто в самые сложные времена пытается быть рациональным. Но любители людей. Не государства, не государственной вертикали, не имущества, но людей.

Свежая кровь. Не карьеристы – просто опытные люди. Где же их взять? Это мы сами, уже на службе, уже внутри вертикали, внутри бизнеса, внутри заводов, газет и пароходов, если не наклонены только в одну сторону.

Очередная утопия? Это утопия – молчать? Не подавать идей, от которых бизнес садится на корточки? Не давать ходу идеям, обрабатывающим население, как стадо баранов? Тогда что в России не утопия?

Очередной «изм», еще парочка прорубей в окнах, приводящих к немыслимой растрате людей и ресурсов?

Сергей Алексашенко:

По беспределу? Или заслуженно?

Более чем странный комментарий от Юлии Латыниной по поводу ареста Евтушенкова. Не буду ничего говорить про его отношения с ФСБ – просто не в курсе и, подозреваю, что мало кто может предъявить какие-либо твердые доказательства его наличия (или отсутствия). Я только про факт ареста.

Фраза «посадили с одной стороны по беспределу, а с другой – совершенно заслуженно» напоминает мне старый анекдот про то, что «расстрелять сволочь мало, но доказательств и на три года нет». Знаете, Юля, или есть за что, и тогда – заслуженно, или не за что – и тогда беспредел. Утверждать, что все успешные бизнесмены эпохи Путина изначально достойны ареста по обвинению в преступлении, в котором нет физического ущерба людям, это все-таки перебор.

Канва дела «Башнефти» хорошо понятна и известна: когда-то сын бывшего президента Башкирии, де-факто управлявший всем энергетическим комплексом республики и, похоже, бывший главным бенефициаром его деятельности, еще в 2003-м году перевел акции компании в собственность «Башкирского капитала», а потом раздробил ее между ООО-шками, у которых АФК «Система» и купила контрольные пакета акций «Башнефти» и ее «дочек». Думаю, что мало кто сомневается в том, что купить такой актив в современной России без четкого и внятного барского «Разрешаю» из уст вполне понятного человека решится только безумец. А Евтушенков на него совсем не похож.

Готов с большой долей уверенности предположить, что в первой части этой цепочки и кроется состав преступления, который хочет доказать доблестный СК. Почему именно сейчас, а не несколько лет назад, когда вся эта история достаточно подробно разбиралась в газетах? Ровно потому, что именно сейчас нашелся кто-то, кто готов купить «Башнефть».

Если состав преступления имеется, то СК было бы неплохо публично привести весомые доказательства этого. С объяснением того, кто и в чем обвиняется. А еще лучше пойти в суд и через суд доказать там состав преступления и получить решение суда о признании каких-то сделок недействительными.

Что касается Евтушенкова, а точнее «Системы», которая и покупала акции, то всем понятно, что деньги она за эти активы Рахимову-младшему (или его компаниям) заплатила. То есть сделка не была бесплатной для компании Евтушенкова. В любом случае, если речь идет о компенсации государству понесенного ущерба (судя по заявлению нынешнего президента Башкирии, признание такого ущерба есть), то эту сумму нужно взыскивать с Рахимова-младшего. Потому как в Гражданском кодексе на этот счет есть прямая установка: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом». То есть (если будет доказано, что Рахимов-младший безвозмездно (то есть даром) получил в свою собственность акции «Башнефти») поскольку акций «Башнефти у Рахимова-младшего уже пять лет как нет в собственности, то вернуть он должен деньги.

Он. А не Евтушенков. Который (а точнее, «Система», в которой он является контролирующим акционером) в отличие от Голдовского эти активы купил. За известные суммы. И у известных лиц.

Именно поэтому арест Евтушенкова сродни аресту Ходорковского. И в том, и в другом случае, авторов всей этой истории интересуют акции нефтяной компании. А, отнюдь, не вопросу справедливости и юридической чистоты.

Йордан Вейсман:

Доходы американского среднего класса все еще ниже ватерлинии

Наверное, наступит тот день, когда мы с радостью выскажемся о новости, касающейся доходов среднего класса. Но этот день явно еще не наступил. Census Bureau выпустило доклад о богатых и бедных. Средний семейный доход в 2013 году составил $51,939 и за год не изменился. Это стагнация.

Каллен Роше:

Худшие сигналы за пять лет

Мы слышали это миллион раз после начала QE и государственных антикризисных мер – грядет высокая инфляция. Это было неизбежно, учитывая скорость работы печатного станка. А теперь, когда ясно, что инфляция не разогналась, лозунг сменился на «ну, погоди!».

Теперь мы в пяти годах от кризиса, прошли через особые меры со стороны ФРС и правительства, а высокой инфляции нет. Убийцы облигаций не напали на трежерис. Доллар не рухнул. Выраженные в долларах США финансовые активы по-прежнему пользуются спросом. Правительство США не столкнулось с проблемами, с которыми борются Греция и Зимбабве.

Пять лет – это достаточный период, чтобы судить прогнозы тех, кто боялся катастрофической инфляции. Эти прогнозы оказались столь далеки от действительности, что стоит задуматься о репутации этих экспертов. Они очень далеки от понимания сути денежно-кредитной системы. Конечно, я бы сказал, что они не работали с полной колодой карт.

Я начал думать обо всем этом, как я прочитал две статьи в Bloomberg и Wall Street Journal. Потеряли и трейдеры, и публичные политики.

Это огромный материал для размышления, возникает очень многих вопросов. К сожалению, в мире экономики и финансов политика нередко берет верх над прагматизмом.

Егор Сусин:

Просто констатация факта...

Состоялся первый аукцион ЕЦБ в рамках объявленной в июне программы предоставления целевых кредитов банкам TLTRO, общий объем программы планировался до 400 млрд. (7% от соответствующего кредитного портфеля банков). Банки на первом аукционе взяли всего 82,6 млрд. евро на четыре года под 0,15% годовых.

Вот условия аукциона:

Longer Term Refinancing Op.-AllotmentReference Number: 20140189
Transaction Type: REVERSE_TRANSACTION
Operation Type: LIQUIDITY_PROVIDING
Procedure: STANDARD_TENDER
Tender Date: 18/09/2014 11:15:00
Start Date: 24/09/2014
Maturity Date: 26/09/2018
Duration (days): 1463
Auction Type: FIXED_RATE
Fixed Rate: 0.15 %
% of All. at Fixed Rate: 100
Tot Amount Allotted: 82601.57 mn
Tot Bid Amount: 82601.57 mn
Tot Number of Bidders: 255

В декабре состоится второй аукцион, но и его результаты вряд ли будут намного лучше. Вместо заявленных 400 млрд. евро общая сумма кредитов вряд ли дотянет даже до 200 млрд. евро. Немецким банкам (у которых кредитные портфели есть) эти кредиты не нужны, а у банков стран PIIGS просто недостаточно объема кредитных портфелей. При этом на 12 сентября оставались должны по LTRO около 350 млрд. евро, которые нужно будет погасить в январе-феврале 2015 года. Даже чтобы удержать баланс на текущих уровнях (2 трлн. евро), к марту следующего года ЕЦБ нужно скупить активов минимум на ~150-200 млрд. Я уж не говорю о расширении баланса...

А если учесть, что громко анонсированная программа покупки ABS сталкивается с сопротивлением Бундесбанка, а также с тем, что «Франция и Германия заявили о своей незаинтересованности в предоставлении государственных гарантий для проведения программы выкупа ABS» на просьбу Марио Драги, то ситуация выглядит уже скорее комично...

P.S.: ФРС практически не изменила стейтмент по итогам заседания и свернет QE3 на следующем заседании.

Пол Кругман:

Стагнация, как в 1930-е

Когда в 2008 году разразился кризис, всем, кто хоть немного знал историю, вспомнились кошмары драматических преобразований 1930-х годов, приведших не просто к экономической депрессии, но и диктатуре и войне. Но в этот раз все было иначе: банковский кризис был локализован, падение производства и занятости сглажено, и современная Европа и демократическая политическая культура оказалась более устойчивой, чем в межвоенные годы. Все ясно!

А может и нет.

С точки зрения экономики и эффективного реагирования на кризис, за которым последовала ошибочной политика жесткой экономии в Европе сформировалось сочетание плохой кредитно-денежной политики и валютной системы, которая в какой-то степени хуже, чем золотой стандарт. В результате, в то время как первые несколько лет этого кризиса были намного лучше, чем в 1930-х годах, на данный момент в Европе экономические показатели еще хуже, чем это было в 1935 году.

И на политической арене эрозия. Один европейский народ уже дошел до точки, на которой ее лидер открыто заявляет о своем намерении положить конец либеральной демократии. Из-за жесткой экономии экстремистские партии набирают силу на выборах. Сепаратисты также поднимают голову по всему континенту, пугая всех.

Мы по-прежнему живем в иной политической реальности, чем жили наши предки в 1930-е годы. Однако пора прекращать хвалить политические достижения, потому что экономика все равно в депрессии.

Скотт Самнер:

О чем думает Германия?

ЕЦБ старается помочь остывающему двигателю экономики еврозоны, но инструменты основном уже исчерпаны, заявил министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. «Дешевые деньги не помогут расти – другими словами, у нас сейчас нет проблем». Я не понимаю, что это означает. Предполагаю, что есть два варианта:

1. Немцы считают, что ЕЦБ застрял в ловушке ликвидности и что дальнейшие стимулирующие меры не приведут к резкому росту инфляции. Естественно, что в этом случае немцы против дальнейших стимулирующих мер ЕЦБ.

2. Немцы считают, что дальнейших стимулирующих мер будет способствовать росту инфляции, но, что более высокий уровень инфляции возобновит рост реального ВВП. Но в этом случае фраза про исчерпанные инструменты вводит в заблуждение.

В общем, я не понял, почему министр финансов Германии высказывается таким образом, что его не может однозначно понять доктор экономики из Чикагского университета.

Тайлер Дерден:

Индикатор сообщает о «восстановлении Греции»?

Есть «индекс Big Mac» – это глобальный показатель паритета цен и уровня инфляции. А есть так называемый «индикатор Porsche». Отчеты показывают рекорды продаж этой марки в 2013 году; на 21% больше, чем в 2012 году» (напомним, это на фоне вливаний ликвидности $10 трлн. в мировую экономику).

Еще один пункт заключается в том, что Греция стала жертвой искусственного валютного, политического союза, а также союза по перекачке капитала. Страна стала неплатежеспособной.

Диаграмма, представленная ниже, получена от греческого департамента транспорта. Едва ли к ней нужны объяснении или комментарии, она уж очень наглядна.