заместитель председателя правления банка Уралсиб Илья Филатов- Как вы можете охарактеризовать текущее состояние финансового рынка в России? В какой ситуации мы сейчас живем – это рецессия, стагнация, сворачивание потребительского кредитования – или что-то иное?

- Здесь и сейчас – это хорошее время для того, чтобы банки смогли реально взвесить свои возможности. Что мы имеем на данный момент? Новые требования регулятора по резервированию банковских кредитов вступили в силу. В целом рынок ведет себя уже немного иначе, чем даже год назад. Размер просрочки увеличивается более интенсивно, и это неудивительно – если рынок растет несколько лет подряд на 80% в год, в первую очередь это касается необеспеченных кредитов, то и нынешние требования по резервированию, предъявляемые Центробанком к кредитным организациям, – это еще не предел. Поэтому сейчас для банков наступает период, когда надо менять бизнес-процессы, работать над политикой в области кредитования, оценивать поведенческие модели клиентов, так как все розничные кредиты – это, прежде всего, управление статистикой. Потому что, когда у тебя кредитный портфель растет без потерь, тогда ты имеешь все основания смотреть в свое будущее оптимистично. А вот когда к темпам роста банка добавляется статистика по потерям, то стоит задуматься о том, необходимы ли вам как банку такие высокие темпы роста – и какую цену вы за такой рост платите. Поэтому для банков сейчас хорошее время подумать – а не надо ли переориентироваться с кредитования на предоставление классических услуг?

- Каких услуг, например?

- Например, расчетно-кассового обслуживания. Спросите у любого активно кредитующего банка – а как у вас с РКО, весь ли спектр услуг этого сегмента доступен для клиента, или вы клиента кредитными линиями удерживаете? А банку-то удобно или выгодно давать кредиты этому клиенту по этой ставке? Или он работает себе в убыток, в надежде вернуть средства в будущем? Хорошо жить на постоянно растущем рынке, когда маржа из года в год составляет 20% и выше. А когда с учетом риска эта маржа снижается до 2–5%? Тогда здравомыслящий человек должен понять, что такой уровень расходов он себе уже позволить не может, а банк – что не может позволить себе принимать решение по простому вопросу по два дня.

- А как поступать с теми клиентами, которые уже не очень-то хорошо платят?

- Вопрос о том, как работать с уже появившейся просрочкой – очень серьезный вопрос. Многие банки поняли, как надо работать с теми клиентами, кто показал просрочку, и для этих банков такая работа – часть кредитного конвейера. А в ряде банков этим только начинают заниматься. Поэтому жесткая необходимость и толкает банки переходить на строго автоматизированные процессы. Можно централизовать принятие части решений, а часть – отдать на аутсорсинг. И те банки, которые сейчас смогут наладить свою работу так, чтобы снизить себестоимость своих услуг и повысить продажи этих услуг, и пройдут сложный экономический период довольно легко. Хотя, по большому счету, все банки должны были уже давно задуматься о снижении своих издержек.

- Ну а в ситуации снижающейся маржи на чем банки могут зарабатывать?

- Сейчас на рынке появляется очень много продуктов рефинансирования. Это не новые продукты – рефинансировать кредиты, выданные другими банками, было модно и в 2008–2009 годах, когда на буме потребительского кредитования и кризиса на европейском рынке и на волне массовых увольнений многие попали в тяжелую ситуацию и не смогли платить по своим кредитам. Тогда одни банки  выставляли заемщикам суммы с просрочкой и пенями, а другие, более гибкие, поняли, что на рефинансировании можно заработать, и начали предлагать перекредитовываться у них. Сначала эта схема работала по залоговым кредитам, теперь – и по беззалоговым. Для банка важно помочь  клиентам решить их финансовые проблемы; хороших заемщиков не так много, а в трудную ситуацию может попасть и хороший заемщик, и таким клиентам банки готовы идти навстречу, предоставляя им лояльные ставки или более гибкие условия по продуктам.

- То есть это справедливо по отношению к вам? Банк зарабатывает на продуктах рефинансирования и предлагает их клиентам?

- У нас в текущей линейке такие продукты есть – как по обеспеченным, так и по необеспеченным кредитным продуктам. Очень важно, предлагая такой продукт, рассчитать срок кредита рефинансирования. Сегодня средний срок жизни автокредита – 1 год и 8 месяцев, при этом неважно, на какой период он выдан – на три года или на пять лет, если заемщик обслуживает кредит на автомобиль уже год, то рефинансировать его на 8 месяцев не имеет смысла. Поэтому интересно предлагать рефинансирование по тем кредитам, которые будут обслуживаться еще 2–3 года, такие как ипотечные кредиты, кредитные карты и длинные потребительские кредиты. Например, клиент взял кредит 200–300 тыс. рублей и исправно платит, но для него сумма ежемесячного платежа высока, тогда мы можем ему предложить увеличить срок кредита. Или можем перекредитовать на сумму до 1 млн. рублей клиента другого банка, который оформил кредит и сейчас обслуживает его по очень высокой эффективной ставке – например, в 30% годовых.

Есть заемщики, которые взяли ипотеку в валюте, и таких много, несмотря на то, что опыт 2008 года показал, что валютные кредиты – высокорискованный продукт. Другие клиенты, попавшие в затруднительное положение, нуждаются в отсрочке платежа на 2–3 месяца. Очевидно, что схемы реструктуризации могут быть разными. Но в любом случае реструктуризация позволяет банку как увеличивать объем кредитов, выданных уже работающей клиентской базе, так и привлекать новых клиентов. Кроме того, с помощью программы реструктуризации мы снижаем объем резервируемых банком средств.

- Есть мнение, что банки-монолайнеры, специализировавшиеся на выдаче потребительских кредитов, активно сокращают свои портфели, и их поляна расчищается, на нее грех не зайти другому банку. Вы на себе это ощущаете?

- Да, по большому счету все так и происходит. Сокращение издержек банка означает и сокращение сети продаж кредитных продуктов. В свою очередь у нас есть и региональная сеть, и практически те же продукты, которые предлагали банки, специализировавшиеся на выдаче кредитов, например, на покупку бытовой техники. Если с этого рынка кто-то уходит – мы его занимаем.

- А вам нужна клиентура банков-монолайнеров?

- POS-кредитование нам неинтересно. Но мы заинтересованы в выдаче кредитных карт, когда клиент сам решает, как тратить полученные средства, это некий кредит «до востребования». А также в сегменте залоговых кредитов, таких как автокредитование, что позволяет нам не создавать у себя на балансе портфель высокорискованных кредитов.

- Есть мнение, что кредитная карточка – это менее рискованный продукт, чем предложение «просто деньги». Вы его разделяете?

- Дело не в самом продукте, а в том клиентском сегменте, на который этот продукт рассчитан. Если выдавать карты как тот же потребительский кредит, то ничего хорошего банк в итоге не получит. А если выдавать любой кредитный продукт финансово зрелому клиенту, то и результат для банка будет лучше.

- Ну, тогда давайте я вас спрошу о том, какому бы клиенту, зашедшему «с улицы», ваш банк охотно дал бы кредитную карточку? Чему такой человек должен соответствовать, или какой документ принести?

- Для того, что бы получить нашу карту, клиенту необходимо иметь паспорт и справку о подтверждении своих доходов. Ничего сверх этого мы не требуем.

Если говорить о том, какого клиента мы хотим привлечь – то  это бывший или действующий зарплатник или заемщик, хорошо обслуживающий свой долг, или вкладчик банка. Мы стараемся привлечь их процентными ставками, потому что для любого банка – это самый низкорисковый клиентский сегмент. И поверьте мне – сейчас бизнес любого банка будет строиться преимущественно с расчетом на таких клиентов.

- А охотно ли люди, которые держат в банке депозит, например, на сумму 100 тыс. рублей, берут у вас кредитные карты?

- Конечно, берут, и охотно. Не могу сказать, есть ли какая-то корреляция между суммой депозита и суммой кредита. Но если клиент по депозиту получает проценты, то в рамках льготного периода кредитования, а в нашем банке это до 60 дней, он может пользоваться деньгами банка бесплатно. Кроме того, мы выдаем карты с бесплатным первым годом обслуживания, банк не берет комиссию за выпуск карты. И такие клиенты у нас есть – те, кто хорошо считают.

- Но те, кто хорошо считают, хотят дополнительных бонусов. Например, карточку с начислением миль за покупки. Или карточку с кеш-бэком. У вас в банке обилие таких кобрендовых карт. Расскажите про широкий выбор кобрендовых карт в вашем банке.

- Буквально в этом году банк вместе с деловым изданием «Ведомости» выпустил уникальный для российского рынка комплект карт «Уралсиб-Ведомости». Мы предлагаем держателям этих карт подписку на «Ведомости»-онлайн, возможность участия на специальных условиях в конференциях «Ведомостей» и доступа к архивам и другим сервисам издания в течение всего срока действия карт. Важная особенность этого совместного проекта – то, что комплект карт Ведомости Аmerican Express® Gold банка «Уралсиб» и Ведомости World MasterCard® привязан к одному банковскому счету, благодаря чему увеличивается количество начисленных бонусных баллов по программе «Комплимент». Кроме того, программа лояльности по картам «Уралсиб-Ведомости» позволяет перечислять баллы в пользу благотворительного детского фонда «Виктория», сумму которых банк при этом удваивает.

Хочется также сказать о другом кобренде – специальной карте для автовладельцев Visa «Лукойл-Уралсиб», которую банк выпустил в сотрудничестве с компаниями «Лукойл» и Visa. Накопленные по этой карте премиальные баллы можно потратить на топливо и товары на АЗС «Лукойл». Еще одно преимущество карты – инновационная технология бесконтактной оплаты Visa payWave, с которой можно совершать покупки в одно касание, то есть не выпуская карту из рук.

Мы одни из первых банков, кто предложил «Телефонную карту», когда клиент, расплачиваясь за товары и услуги, получает ежемесячный бонус на счет выбранного номера мобильного телефона. Размер бонуса зависит от вида карты – дебетовой или кредитной, и составляет 1% или 3% от суммы покупок, совершенных с ее использованием.

Также мы разработали и внедрили собственную программу лояльности – «Комплимент», которая уже упоминалась выше. К программе можно подключить любую карту нашего банка, не участвующую в других программах лояльности, накапливать по ней бонусы и обменивать их на призы из предложенного каталога – а это более 1 тыс. 700 наименований! Уже после первого месяца держатель такой карты может получить комплимент от банка, например, билеты в кино. И могу сказать, что к настоящему времени к программе подключено 23 тыс. клиентов.

В ноябре 2014 года мы выпустим новый продукт. Это будет карта с программой лояльности, не привязанная к какому-то конкретному перевозчику или виду транспорта.

- Как вам удастся сделать такой продукт, ведь договориться со всеми очень сложно.

- Конечно, в основу будет положен системный интегратор. У Visa и Mastercard уже есть продукты, выпущенные для часто путешествующих людей. Туда уже базово включены страховые продукты с повышенным лимитом покрытия. Поэтому, скорее всего, и саму карту мы выпустим на базе этих новых продуктов. Если это будет Mastercard, то, скорее всего, это будет карта категории Black Edition.

В первую очередь мы предложим эту карту клиентам, у которых сейчас есть наш кобренд с компанией «Аэрофлот». Весной 2014 года мы прекратили выпуск новых карт – сотрудничество прекращено по обоюдному желанию. В настоящее время обслуживание ранее выпущенных карт по начислению, списанию миль и другим операциям по картам осуществляется на прежних условиях до окончания срока их действия. Дело в том, что «Аэрофлот» существенно поднял тарифы для банков – участников системы. Для одних банков этот кобренд – имиджевый проект, а для нас – бизнес. Для нас такой бизнес очень дорог.

- Как вы относитесь к идее создания в России интегратора национальной платежной системы?

- Даже если оставить в стороне политику, понятно, что такая структура должна быть создана. Это прикладная задача, которая имеет экономическую целесообразность для стран, сегодня все банки, выпускающие карточки международных платежных систем, платят комиссию системам за обслуживание транзакций. И эта комиссия могла бы быть ниже, и в мире есть такая практика, когда на территории одной страны все операции по картам совершаются внутри страны. В США, Китае и во Франции, и вообще во многих странах система работает именно так – все операции внутри государства обрабатываются внутри этой страны. Свой системный интегратор платежей позволит России уйти от рисков блокировки карт российских банков. Карта, выпущенная российским банком, на территории России должна приниматься безотказно, это аксиома.

- А вы верите в то, что Россия может создать свой собственный платежный формат для банковских карт?

- Это второй вопрос – будет у нас собственная платежная карточка, и если она будет, то на какой платформе. Будет ли это «Золотая корона» или другая система – пока не ясно. Если российский трафик по картам Visa или Mastercard будет локализован в России, и мы сможем выпускать собственную карту, которая будет приниматься за рубежом, но при этом использовать бренды платежных систем, то формально это будет нарушать лицензионное соглашение, но – по факту – трафик может быть локализован. Все остальное – будет ли это стандарт, уже работающий в международных платежных системах, или будет разработан новый стандарт, который потом будет системами сертифицирован, – это вопросы тактики.

- Время ли сейчас развивать все системы бесконтактных платежей Pay Pass и Pay Wavе?

- Для себя мы на этот вопрос ответили уже давно: приняли решение, что на всех картах категории выше Classic технология будет реализована. В 2013 году банк завершил сертификацию на эмиссию и эквайринг карт Visa и MasterCard с бесконтактной технологией, все новые кобрендовые продукты банка выпускаются сейчас с использованием бесконтактных технологий – Visa «Лукойл-Уралсиб», комплект премиальных карт «Уралсиб-Ведомости». Установлено порядка 1 тыс. POS терминалов, принимающих карты с бесконтактной технологией.

- Расскажите про свою технологию кредитования малого и среднего бизнеса, вы же позиционируете себя как банк кредитный конвейер.

- В сегменте МСБ качество клиентов оставляет желать лучшего. Мы сфокусировали свою работу на жесткой стандартизации кредитных продуктов для этого сектора. Наиболее востребованы для сегмента МСБ такие кредитные продукты, как «Бизнес-Оборот» для пополнения оборотных средств, «Бизнес-Овердрафт», позволяющий клиенту оперативно управлять собственной ликвидностью и покрывать кассовые разрывы, а также «Бизнес-Инвест», который выдается на инвестиционные цели под залог имеющегося имущества. Также остаются востребованными быстрые беззалоговые кредиты.

Кроме того, клиенты малого бизнеса часто используют в своей деятельности банковские гарантии, и банк предоставляет широкий спектр гарантий на выгодных условиях. При этом до 3 млн. рублей залоговое обеспечение по гарантии не требуется.

Для ряда клиентов мы начали предлагать услуги лизинга, который позволяет экономить на налогах значительно больше, чем банковский кредит. Мы внедряем эту практику с начала 2014 года. В двух регионах пилот успешно протестирован, с сентября 2014 года начнем предлагать эти продукты по всей сети.

И еще мы планируем расширять продуктовую линейку, рассчитанную на одного клиента. Это и зарплатный проект для сотрудников МСБ, и эквайринг, и расчетно-кассовое обслуживание.

- А идете вы классическим путем – от привлечения клиента на расчетно-кассовое обслуживание?

- Не всегда. Все же МСБ – это более доходный рынок для нас, чем розница, с точки зрения возврата на капитал банка. Конечно, ситуация может со временем измениться, но на текущий момент банк в сегменте кредитования МСБ зарабатывает больше, чем в сегменте кредитования физических лиц.

- А скоринг в сегменте МСБ при выдаче кредитов на конвейере работает?

- Конечно. У нас малый бизнес – сегмент, который получает выручку в год до 400 млн. рублей. Для регионов это довольно крупные предприятия, к ним стандарты малого бизнеса применять нельзя. Поэтому порядка 80% всех кредитов – это кредиты на сумму до 3 млн. рублей. Если размер кредита не превышает 1 млн. рублей, а это порядка 10% всех заявок, мы принимаем решение за один день. Но есть случаи, когда необходимо анализировать хозяйственную деятельность предприятия – тогда решение стараемся принимать не позднее пяти рабочих дней. Доходность у этих кредитов такая же высокая, как у розничных, а вот невозвратов гораздо меньше.

- А ставку по этому кредиту вы можете назвать?

- На данный момент примерно 18,5 % на сумму до 1 млн. рублей и сроком на один год.

- Каковы итоги розничного бизнеса банка в первом полугодии?

- По итогам первого полугодия розничный бизнес банка показал позитивную динамику. Так, рост объема срочных вкладов составил 3,5%, рост портфеля по кредитным картам – 9,6%. Ипотечный портфель по данным на 1 июля 2014 года составил 43,9 млрд. рублей, портфель потребительских кредитов – 49,8 млрд. рублей.

Отдельно отмечу, что мы ведем систематическую работу по повышению уровня сервиса: с весны этого года во всех банкоматах сети банка «Уралсиб» можно осуществить перевод с карты Visa или MasterCard любого банка на карту любого банка внутри России. Услуга пользуется большой популярностью, и мы планируем активно развивать это направление.

С начала года запустили обновленную версию интернет-банка с улучшенным интерфейсом, усиленной системой безопасности и другими преимуществами. Объем операций в новом интернет-банке составил более 3 млрд. рублей. В целом на данный момент к интернет-банку подключено более 1 млн. клиентов.

В начале 2014 года мы также запустили мобильный банк, с помощью которого можно совершать банковские операции со своего мобильного телефона, не посещая офис. Несмотря на относительно недавнее появление этой услуги, скачено более 30 тыс. приложений.

Также мы активно развиваем сеть наших терминалов, которая за первое полугодие увеличилась более чем на 3,4 тыс. устройств. К слову, и объем операций в терминалах нашего банка вырос на 19% по сравнению со вторым полугодием прошлого года.

- Что будет с сетью банка в ближайшем будущем?

- Банк ведет целенаправленную политику по повышению эффективности бизнеса, развитию новых современных электронных каналов продаж, дистанционных технологий обслуживания клиентов. Программа повышения эффективности включает в себя укрупнение филиальной сети банка с переводом клиентских потоков, а также централизацию ключевых общебанковских функций, следуя общемировой практике. Планы по сокращению издержек предполагают отказ от обслуживания ряда невостребованных и неэффективных касс в ряде регионов присутствия, перевод ряда клиентских операций в сферу дистанционного банковского обслуживания. Примерно 10% офисов будет закрыто. Сейчас банк насчитывает 450 точек продаж, до конца 2014 года их останется примерно 400.

- И еще хотела у вас спросить о том, как чувствует себя ваш финансовый супермаркет, который банк строил лет десять...

- В 2013 году мы неплохо заработали на кросс-продажах страховых продуктов – порядка 1,5 млрд. рублей. По состоянию на июль 2014 объем продаж банкострахования по потребительским кредитам со страховой группой «Уралсиб» с начала 2014 года составляет более 10,3 млрд. рублей, в количественном выражении – около 41,8 тыс. кредитов. У нас порядка 80% кредитов выдается с полисом страхования жизни, то есть 8 из 10 клиентов воспользовались кросс-продуктами. При этом мы не навязываем эту услугу и не отказываем клиенту, желающему получить кредит. Банк предлагает консультационные услуги по паевым фондам и инвестированию, по пенсионным продуктам. Кросс-продажи – это хороший безрисковый продукт, на котором все банки хотят в последнее время сосредоточиться и получать доход. У нас – получается.