Удивительное  рядом – пока нам «включал» санкции внешний мир, нас это абсолютно не  парило. Но стоило родному президенту и правительству принять ответные меры, как социальные сети взвыли сиреной. Ибо наши санкции напрямую влияют не только на тех ежей, кого наша страна пытается напугать голым задом, но и на содержимое холодильников самих же россиян. Причем именно на них – в первую очередь.

Тут намедни уважаемая аудитория присвоила мне амплуа «журналиста для домохозяек». Что ж, буду соответствовать. Тем более что, судя по анализу аудитории нашего портала, число домохозяек, читающих Bankir.Ru, составляет 6,51%. Их, к слову, побольше будет, чем читателей из топ-менеджмента банков – тех всего 3,88%. И именно им, отчаянным дамам-хозяйкам, придется ответить перед топ-менеджментом своей семьи за то, что будет стоять у них на столе. А все уж давно забыли, как один куриный окорочок делится на двенадцать супов. Ничего катастрофичного, сейчас вспомним.

Хотя, положа руку на сердце, на первый взгляд список продуктов, запрещенных к импорту из вражеских стран, даже радует. С мнением Семена Слепакова относительно поддержки отечественного производителя я согласна почти во всем, кроме еды. Еда у нас – вовсе не говно, просто ее мало. О людях, которые реально обеспечивают продовольственную безопасность нашей страны, еще четыре года назад сказал свое слово питерский гармонист Игорь Растеряев – с ним я тоже согласна. Но проблема в том, что я лично не верю в то, что наш уважаемый отечественный производитель, который два года назад с завыванием исполнял «плачи Ярославны» на всех конференциях, где речь шла о вступлении России в ВТО, сегодня, получив такой карт-бланш сроком на год, окажется способным быстро подсуетиться с импортозамещением. В замещение одного импорта аналогами из других дальних краев мне верится куда больше.

Мне, прожившей в Сибири всю сознательную жизнь за исключением последних четырех лет, очень хорошо известно, что такое китайские помидоры. Я даже видела, как они растут. Нет, не в Китае. А на бывших заброшенных полях в сибирской глубинке, где после перестройки лет двадцать зеленел сортовой осот, а теперь – ровными рядами выстроились теплицы. Работают в них отнюдь не местные жители. А местный владелец единственного выжившего с советских времен тепличного хозяйства, проплачивает в городских газетах публикацию рекламных статей с лейтмотивом «как отличить наш огурец от китайского». Мол, наши – с пупырышками и с необорванным желтым цветочком на конце. Проходит месяц, и у китайцев – те же  желтые цветочки, только вдвое дешевле. И все это, заметим – коротким сибирским летом.

Так что по ассортименту продуктового набора ничего не изменится, китайцы все заместят в рекордные сроки. Так что не надо называть наши санкции защитой продовольственной безопасности. Отечественный производитель никаких коврижек с этого не увидит.

К тому же, думается мне, что дамы-хозяйки плачут не напрасно. Полагаю, что цены на «запрещенные» продукты очень скоро взлетят до небес. Помним, помним гречку по 100 рублей за килограмм во всех супермаркетах в разгар жары. Помним, как правительство мониторило цены на еду, а толку? В общем, с покупкой нового холодильника и иже с ним россиянам надо погодить. Населению придется тратить на еду деньги, запланированные в семейном бюджете на выплату кредитов, а банки будут вынуждены с этим мириться. Или хотите бороться?

Спасение голодающих – дело рук самих голодающих. Мама, не плачь! Я поеду на фазенду. Выкинем бассейн, посадим корнеплоды.

У Инны Кабыш есть много стихов, спасших в том числе и от голодной смерти целое поколение женщин, «перееханных» перестройкой:

Кто варит варенье в июле,
Тот жить собирается с мужем,
Уж тот не намерен, конечно,
С любовником тайно бежать.
Иначе зачем тратить сахар,
И так ведь с любовником сладко,
К тому же в дому его тесно
И негде варенье держать.

Кто варит варенье в июле,
Тот жить собирается долго,
Во всяком уж случае зиму
Намерен перезимовать.
Иначе зачем ему это,
И ведь не из чувства же долга
Он гробит короткое лето
На то, чтобы пенки снимать.

Кто варит варенье в июле
В чаду на расплавленной кухне,
Уж тот не уедет на Запад
И в Штаты не купит билет,
Тот будет по мертвым сугробам
Ползти на смородинный запах...
Кто варит варенье в России,
Тот знает, что выхода нет.