Втупившие в силу поправки к закону «Об организации страхового дела в Российской Федерации» с 1 июля 2014 года запрещают страховым агентам быть выгодоприобретателями по договорам страхования.

Эти изменения в законодательстве вызывали и продолжают вызывать неоднозначную реакцию заинтересованных сторон, включая представителей законодательной власти, банковского и страхового сообществ, в том числе в лице соответствующих профессиональных объединений: АРБ, ВСС и др.

Основная причина возникшей дискуссии — возможность по-разному толковать эту существенную норму закона.

Из принятых поправок к закону «Об организации страхового дела» следует, что запрещается кредитным организациям, выступающим страховыми агентами, указывать себя в качестве выгодоприобсретателей по договорам страхования, заключаемым ими в пользу третьих лиц.

Такое требование вынуждает менять схему взаимодействия банков и страховых компаний при страховании рисков и залоговой массы розничных и корпоративных заемщиков банков. Ведь всерьез рассматривать отказ от получения комиссионного дохода при реализации полисов страхования своим заемщикам никто из банков не планирует, и это понятно. Однако не все так однозначно.

В рамках активных обсуждений изменений в законодательстве эксперты и банковского, и страхового рынка высказывают различные оценки и трактовки юридических последствий подобных изменений для рынка.

Значительное количество участников банковского и страхового рынков считают, что запрет, установленный ст. 8, не может распространяться на кредитные организации, а применим только в тех случаях, когда страховой агент как представитель страховой организации на основании доверенности самостоятельно заключает договоры страхования.

Речь, в частности, идет о попытках вывести текущую деятельность банков при работе со страховыми компаниями за рамки определения деятельности страхового агента. Например, предлагается считать, что запрет не распространяется на страхового агента, осуществляющего неполный набор действий, перечисленных в п. 1 ст. 8 Закона. Так, если банк только оформляет страховой договор, то он уже не подпадает под определение страхового агента.

Существует и противоположное мнение, которое заключается в том, что указывать банк в качестве выгодоприобретателя вне зависимости от формата договора страхования в отношении заемщика кредитной организации — незаконно.

Также эксперты банковского и страхового рынков предлагают множество вариантов «обхода» возникших трудностей с получением комиссионного вознаграждения от продаж страховых продуктов банками, начиная от создания «карманных» брокеров, заканчивая формальным отказом банков от роли выгодоприобретателя по договорам кредитного страхования.

По состоянию на начало 2014 года неопределенность юридических последствий работы банков и страховщиков продолжает существовать. Споры будут вестись до тех пор, пока не появится полноценный юридически значимый комментарий ЦБ по этому вопросу. К сожалению, даже такой ответ не сможет на 100% гарантировать банкам защиту от возможных претензий к ним со стороны правоохранительных органов и обвинений в осуществлении незаконной предпринимательской деятельности.

Остается надеяться, что ситуация определенности в данном вопросе наступит в ближайшем будущем, поскольку новые «правила игры» потребуют внесения значительных изменений в процедуру и порядки работы субъектов банковского и страхового рынков.