управляющий директор УК «Финам Менеджмент» Александр Герчик- Александр, ваша история успеха похожа на историю Золушки. Вам удалось «подняться» по социальной лестнице от уровня эмигранта, работающего таксистом в Нью-Йорке, до партнера одной из крупнейших биржевых компаний в мире. Вас совершенно справедливо считают финансовым гуру по обе стороны Атлантического океана. Что было самым сложным на этом пути?

- Ну, на Золушку я точно не тяну: у меня и размер ноги побольше, да и жизнь моя по-другому складывалась. Золушке, как известно, повезло. В нашем бизнесе, к сожалению, на везение рассчитывать не приходится. Вся суть работы заключается в трудоемкости процесса и умении ориентироваться в сложном и многофакторном мире экономики. Деятельность эта настолько непростая, что процент успеха можно сравнить, вероятно, как раз с шансами Золушки стать принцессой. По моим наблюдениям, через пять лет остается в профессии 1–2% от всех людей, пришедших попробовать себя на рынке.

- Вы имеете в виду тех, кто становится трейдерами?

- Да, причем неважно, какую должность они в итоге занимают – могут быть самостоятельными специалистами или стать уже профессиональными управляющими в профильных фондах. Главное, что они остаются трейдерами. В «Финаме» мы считаем трейдерами тех, кто эффективно управляет именно своим собственным капиталом и знакомы с понятиями «риск», «ответственность», «опыт» на деле. Специалист, хорошо вкладывающий чужие деньги, в этом смысле слова трейдером не является, потому что он совершенно по-другому оценивает ситуацию. Максимум, чем он рискует – это потеря репутации и моральная неудовлетворенность. А вот если человек является настоящим трейдером, и торговля на бирже его единственный доход, то и ситуация для него выглядит совершенно иначе. Торговля на бирже, на самом деле, это очень тяжелая работа при полном отключении эмоционального фактора. Профессионалы – это фактически роботы, люди со стальными нервами.

- Самураи рынка. Резюмируя то, что вы сказали, получается, что самое сложное в профессии – это выдержать испытания как раз эти первые пять лет, пока молодой трейдер набирается опыта, так?

- Лично мне понадобилось меньше времени: я на второй год уже заработал приличные деньги и почувствовал, что на рынке можно быть успешным. Это меня серьезно поддержало и мотивировало на дальнейшую работу. В то время, когда я только пришел в трейдинг, я действительно работал таксистом. Мой график выглядел так: на неделе до четверга я работал на бирже, а с пятницы до воскресения продолжал таксовать. Получаемых таким образом денег мне хватало, чтобы оплатить минимальные расходы. В первый же день, когда я понял, что смогу зарабатывать достаточно как трейдер, я ушел из такси.

- Фактически, первое время вы работали без выходных.

- Да, я был занят 7 дней в неделю. Более того, у меня был очень изнурительный график: для того, чтобы все успеть, мне приходилось вставать в 4:15 утра каждый день и отправляться на работу. В моей жизни это все продолжалось с 1998 по 2003 год.

- Успех, таким образом, это результат упорства, готовности много раз пробовать, учиться, а затем пробовать снова?

- Нет. Просто я кое-что понял: проблема с огромным количеством людей, которые работают в какой-либо области и не достигают успеха, связана с тем, что они ставят себе временные цели. У меня тоже была такая ошибочная установка, но я ее сломал. Я понимаю, что сейчас противоречу многим именитым бизнес-тренерам, чьи курсы мотивации как раз построены на принципе жесткого соблюдения временных рамок. Но у меня есть жизненный опыт и я знаю, что 95%, а то и все 99% людей недисциплинированные. Когда человек с жесткими временными установками по отношению к своей цели не достигает желаемого, то начинается серьезное разочарование. Эмоциональная реакция может проникнуть очень глубоко, и вот тогда найти силы для дальнейшего движения по выбранной траектории ни у кого не получается. В результате движение в правильную сторону бросается на полпути, и человек уходит в другие профессиональные области. Уверен, что меня очень уважает моя индустрия как раз за то, что я никогда не проповедую соблюдение жестких временных рамок по отношению к цели.

Тренеры, причем весьма опытные и прославленные, в профессионализме которых никто не сомневается, на дорогих семинарах рассказывают полезные вещи. Но дело все в том, что их советы хороши ровно в течение трех дней: дальше человек не сможет идти в таком темпе. Сначала все здорово: все выходят вдохновленными и мотивированными идти дальше, но через три дня от этого запала ничего не остается, и происходит отход от намеченного плана сначала по мелочам, затем все во все более серьезных вопросах и в результате к нужному времени к цели не доходит никто. С моих семинаров люди после первого дня расстроенные уходят. Так и говорят: «Мы платили по 60 тыс. рублей за то, что нам сейчас все расскажут, и все будет просто. А в результате мы узнаем, что только в начале пути и находимся где-то под горой, а чтобы до вершины добраться, нужно не просто идти, а «пахать, пахать и пахать»!». Но, как вы помните, даже в философских трактах написано, что важна не цель, а дорога к цели, радость достигается именно самим походом. Цель – это здорово, необходимо иметь ориентиры в жизни, но не следует на них зацикливаться.

Я всегда относился к трейдингу как к работе, но меня гораздо больше интересовал процесс. Своим ученикам я всегда объясняю ситуацию с успехом на бирже так: вы находитесь в чистом поле, и я хочу задать вам правильный вектор движения. Я могу сказать, где находится искомый клад, объяснив, в каком направлении следует двигаться, и указав путь. Но определить, через какой промежуток времени ученик там будет, я не могу, потому что не знаю, с какой скоростью он будет двигаться, какие будут погодные условия в пути, кто встретится по дороге, как у него со здоровьем и т.д. Но если есть вектор, то рано или поздно любой целеустремленный человек дойдет до искомого места. Сам я именно так и действовал: у меня был вектор. Я знал, что в этой индустрии можно заработать, и я «пахал». Вы спросили меня, в чем заключается ключ к успеху на бирже. Отвечаю: по моему мнению, он в том, чтобы правильно задать вектор, направление, куда ты идешь.

На своих курсах я так и говорю людям: «В пути вам будет тяжело. Многие не захотят вас понять, даже члены семьи могут отвернуться. Только очень адекватные люди, разбирающиеся в том, о чем идет речь, смогут стать вашими единомышленниками, но их единицы. К этому нужно быть готовыми сразу». Люди о трейдинге думают, как об игре: раз на бирже, значит «играешься» во что-то несерьезное. Самое страшное во всем, через что придется пройти, касается самовосприятия: ты ходишь на работу, трудишься по 14 часов в день, голова постоянно занята анализом, но ты ничего не зарабатываешь. Родные подходят к тебе и говорят: «Ты получил два высших образования и так себя ведешь. У тебя все хорошо? Как так, что ты ходишь на работу, а денег не приносишь? Где они такого чудака нашли?». Так мне говорила моя мама. Я предупреждаю слушателей своих курсов о том, что другие взрослые люди не смогут их понять! На пути в профессиональные трейдеры проблем будет гораздо больше, чем об этом принято говорить на мотивирующих тренингах.

- Таким образом, главное в обучении трейдера – это задать правильный вектор движения, не ограничивая себя временными рамками, верно?

- Поймите меня правильно: во всем важен здравый смысл. Временные рамки должны быть: они полезны. Если человек провел на бирже 10 лет и не заработал, это знак того, что вектор его движения ошибочен, и нужно принимать меры. Какие-то ориентиры временные быть должны, в том числе для оценки и анализа «обратной связи» от рынка. На них просто не нужно зацикливаться: не стоит загонять себя в жесткие условия, а потом, «сбегая из тюрьмы», радоваться полученному облегчению, пусть и без достижения цели. Так трейдерами не становятся. Просто во всем важен здравый смысл.

- Формула успеха в трейдинге от Герчика – это правильный вектор, процессный подход к мотивации и наличие лишь приблизительных временных целей. Я права?

- Следует еще исключить эмоциональный фактор. В трейдинге должен быть только трезвый расчет, но при этом работа должна нравиться. В этот бизнес ни в коем случае не следует идти, если хочешь заработать «здесь и сейчас». Такой подход не пройдет. И заниматься работой на бирже не следует, если суть деятельности тебе самому не нравится. За всю свою практику я не видел людей, которым не нравится этот бизнес, и которые бы зарабатывали хорошие деньги одновременно. Это несовместимые вещи. Нужно любить то, что ты делаешь: этот анализ, этот изнурительный график, когда ты занят по 14 часов в день. Все это, скажем так, существенная часть начала настоящей карьеры.

Я не верю в талант. Известна фраза композитора Франца Листа, когда он пришел домой в плохом настроении, и родственники спросили о причине его состояния. «Вы представляете, я тренируюсь по 15 часов в день играть на пианино, а эти невежды называют меня талантом», – сокрушался музыкант. У меня точно такая же ситуация. Я считаю, что у человека может быть к чему-либо наклонность, которую нужно найти и развивать. Но дальше должно быть много труда, самодисциплины и целеустремленности.

- Некоторые источники в Интернете утверждают, что ваш рекорд – 10 лет безубыточных месяцев. Учитывая, что вы занимаетесь дей-трейдингом, подобный рекорд однозначно записал вас в историю биржевой торговли. Вы обладаете уникальным опытом. И хотелось бы узнать, что для современного трейдера самое важное в работе? И в целом, что необходимо для успеха на бирже? Стрессоустойчивость, мотивация или что-то еще?

- Давайте я объясню ситуацию. Действительно, в моей жизни был многолетний период, когда у меня не было ни одного убыточного месяца. Это достижение относится к моему личному счету и работе в секторе дей-трейдинга, то есть внутридневных сделок. Мой рекорд таков: в период с 1999 по 2003 год, в течение четырех лет, у меня было всего 9 убыточных дней. В Интернете чаще всего именно это мое достижение любят обсуждать. В области управления клиентскими активами у меня есть убыточные месяца, но их очень мало. Это другой сектор, работы и стратегии там иные применяются.

- Сейчас вы в дей-трейдинге работаете?

- Нет, теперь я торгую в среднесрочной перспективе. У меня больше нет таких сил, что раньше, да и не нужно больше придерживаться такой стратегии. Когда приходится управлять большим капиталом, то внутри дня с ним сильно развернуться и не получится.

Если говорить о безубыточной торговле, то я могу привести вам другие яркие примеры среди своих учеников. У меня был студент-украинец, который выиграл два года назад конкурс «Лучший частный инвестор» с результатом в 900% прибыли. У него было 165 безубыточных торговых сессий подряд, то есть практически 9 месяцев без единого убыточного дня вообще. Я могу назвать других талантливых ребят – Андрей Беритц, Алексей Майтрейд.

Хочу сказать, что трейдинг – это один из самых честных бизнесов, который я видел. Частные трейдеры, не имеющие отношения к большим корпорациям, а обычные люди, такие, как те ребята, которых я называл, и многие другие, оставшиеся за рамками нашего разговора, каждый рубль в своей жизни заработали исключительно собственным трудом. В этой сфере побеждают люди с определенным складом характера – это да, но никаких других критериев здесь нет. Лучшие трейдеры, если можно так сказать, в чем-то солдафоны: весомую роль играет то, насколько человек способен жестко следовать своей стратегии, и насколько он способен непредвзято ее оценить. Важны стрессоустойчивость, самодисциплина, но при этом определенная гибкость, поскольку рынок постоянно меняется, и нужно адаптироваться под него. Свою систему следует приспосабливать к требованиям реальности. Люди, которые приходят в трейдинг, должны хорошо понимать: вечного в природе ничего нет, все меняется. Жизнь – это один сплошной эксперимент.

Другое дело, что люди часто не умеют признаваться в ошибках, и это очень вредит им при работе на бирже: они не могут искренне сказать даже себе, что у них проблемы. Это чем-то напоминает ситуацию с алкоголиками, которые ни в какую не хотят называть себя больными людьми, отмахиваясь: «Ну выпил я вечером 8 бутылочек пива, так ведь пятница!». И в такой ситуации я как преподаватель ничего не смогу сделать. Я могу научить новичка торговать, но «залезть в голову» и изменить ход мышления не в моей власти.

- Теперь хотелось бы от частного перейти к общему. С высоты вашего опыта, оцените, пожалуйста, состояние мирового финансового рынка? Куда движется экономика в масштабах планеты? Часто эксперты «грозят» очередным кризисом. Вы ожидаете какого-либо негатива в обозримой перспективе?

- Считаю, что в мировой экономике есть проблемы, и они глобальные. Сегодняшняя ситуация похожа на какой-то «пузырь», который разрастается все больше и связан с печатанием доллара, долгом и т.д. Хочу объяснить мою позицию: я спекулянт, и мне все равно, куда идет рынок – вверх или вниз. Моя задача – правильно определить направление – поэтому я не сильно вдаюсь в подробности, что будет с рынком через 5 лет.

Я не аналитик и не люблю давать какие-либо аналитические прогнозы. Огромное количество людей, которые занимаются подобной работой, на мой взгляд, попусту тратят время. Никакие прогнозы не сбываются: по словам некоторых наших именитых аналитиков, мы должны были быть в глубоком кризисе еще два года назад. Но на самом деле на мировой рынок влияет такое количество факторов, что предсказывать, как гадать на кофейной гуще – дело неблагодарное.

В ближайшем будущем лично я никаких поводов для катаклизмов не вижу. Самое главное – просто быть готовым к разным сценариям развития событий, а не верить тому, что кто-то с высокой трибуны что-то «шокирующее» сказал. И я рад, что в этом смысле в России сохраняется здравый смысл: русские люди вообще крепкие, много что пережили, никому и ни во что не верят.

- Как вы оцениваете финансовый рынок в России?

- Проще всего ответить: «Никак». Он есть, но очень слабый. Нужно всегда начинать с образования людей, чтобы они понимали, что и как работает. Американцы знают, что такое ценные бумаги, 85% жителей США имеют счета для накопления доходов, знают, что следует откладывать на пенсию и т.д. В России нет развитой финансовой культуры, и в этом большая проблема. В настоящий момент финансовый рынок нашей страны представлен буквально в нескольких финансовых инструментах.

Любой инвестор, когда выбирает, куда вкладывать свои деньги, смотрит на потенциал. Я большого потенциала не вижу в российском рынке. Может быть, финансовый рынок поднимется на 10%, может быть, на 15%, но не на 60–70%. Если вкладываться, то, скажем, тот же Вьетнам способен обеспечить высокую доходность. Как человек, я бы сам хотел, чтобы наш рынок рос и процветал, но пока я не вижу причин для какого-либо движения вверх.

- Одним из направлений вашей деятельности является обучение трейдеров. Какие требования вы предъявляете к новобранцам? Что нужно знать и уметь, чтобы начать зарабатывать (а не только терять) на бирже? Отличаются ли российские трейдеры от своих коллег из-за рубежа?

- Конечно, межкультурные отличия существуют. Американцы – ребята послушные. Если им объяснить, что делать, они выполнят. О российских трейдерах этого сказать нельзя. Наши гораздо чаще, несмотря на все мои советы и влияние авторитетом, слушаться не хотят. В русском языке есть слово, которое, по моему мнению, не переводится ни на один другой язык: самодеятельность. Американцы не понимают значения этого термина, когда я пытаюсь им его объяснить. У них самодеятельности никакой нет. В результате в количественном отношении результат у американцев лучше. В России молодежь даже риск-менеджеров не слушать ухитряется, хотя согласно всем инструкциям внутреннего распорядка такого не должно быть.

- Получается, что в «Финаме» вы постоянно ругаетесь на подчиненных?

- Ничего подобного! Я никогда даже голоса не повышаю. В моей команде работают только те ребята, которых я лично 5 лет отбирал, то есть лучшие из лучших. Они прекрасно подготовлены и обучены, и что такое соблюдение рисков и почему это важно, им объяснять не нужно.

- Сейчас очень модно рассуждать о том, каким будет финансовый сектор в будущем. Вы когда-нибудь размышляли на эту тему?

- В сути своей биржа за сто лет не стала другой, поэтому я не думаю, что в дальнейшем что-либо так уж сильно изменится. Могу предположить, что роботов на бирже будет больше. Но пока есть эмитенты, пока есть рынок, кто-то из людей на нем будет зарабатывать, а кто-то будет терять.

- Поделитесь, пожалуйста, вашими прогнозами на текущий год.

- Рассуждая о том, каким будет 2014 год, я могу, следуя моде в среде аналитиков, сказать красивое слово «турбулентность», но это не будет ответом на ваш вопрос. Это великолепное слово, с которым прогнозы всегда сбываются.

Кризиса от рынка я никакого не жду: не думаю, что рынок может «просесть» на 50% в современных условиях.

- Вы считаете российский финансовый рынок производным от рынка США?

- Уже нет. Он более-менее начинает жить своей жизнью, пусть пока и отсталой немного, но самостоятельной. В последний год эта тенденция стала особенно заметной. Раньше, например, мы ходили, как зеркало, за S&P. Сейчас уже не так: иногда мы можем быть лучше, а в какие-то периоды бываем и хуже.

Возможно, кстати, в сложившейся ситуации то, что мы «открепились» от S&P, играет против нас. Если бы российский финансовый рынок продолжал бы «ходить» зеркальным образом, то по итогам 2013 года был бы в плюсе. А как вы знаете, это не так: суммарный годовой итог в минусе. А американский рынок вырос на 20%. Цифры есть цифры, и они говорят, что западный рынок более здоровый и развитый, нежели наш пока.

Поведение инвесторов в этой связи вполне предсказуемо. Если у них будет выбор находиться на самом лучшем развивающемся рынке и потерять капитал, или на развитом рынке с риском «пузыря», но заработать 20% прибыли, то они выберут второе. В настоящее время о российском рынке можно сказать следующее: он набирает самостоятельность, но прибыли пока не приносит.

- В последнее время мы все с большим вниманием следим за геополитической обстановкой в мире. Известно, к каким последствиям для российского рынка привели события в Крыму и в целом на Украине. Как отразится на состоянии Московской биржи дальнейшее сохранение напряженности в сфере геополитики? Следует ли готовиться к худшему сценарию?

- События на Украине спровоцировали падение рынка, точнее, его спровоцировала массовая продажа иностранными инвесторами российских активов. Я не очень люблю говорить о политике или делать какие-то прогнозы, но я не думаю, что в 21 веке могут развернуться полномасштабные военные действия. И скорее всего, как только ситуация стабилизируется, инвесторы вернутся на наш рынок.