Эту колонку я писала под аккомпанемент истерических пресс-релизов, которые банки, первыми попавшие под раздачу американских экономических санкций за наш Крым, всю пятницу рассылали по средствам массовой информации. Наш «адекватный» депутатский ответ – а не пошли бы VISA вместе с MasterCard в сад! Что нам стоит «Мистраль» построить, когда у нас Национальная платежная система в законе! Мы уже готовы ко всему. Это мелкая пакость со стороны наиболее вероятного противника нам настроения не испортит.

Но тут пришел пресс-релиз поинтереснее: компания Group-IB взяла и посчитала, сколько времени россияне проводят в социальных сетях и на новостных ресурсах в рабочее время в период накала ситуации в Крыму вместо того, чтобы работу работать. Причем, сравнивалась активность с «горячим временем» сочинской Олимпиады – тогда народ хоть по двадцать минут в рабочий полдень, но болел за наших. Так вот, теперь выяснилось, что как минимум час рабочего времени сотрудники тратят на то, чтобы поругаться за политику в социальных сетях.

Активная аудитория пользователей Интернета среди россиян сегодня составляет 46% – это те, кто выходит в сеть хотя бы раз в сутки, и 15% из них делают это, чтобы проявить свою гражданскую активность. В репрезентативную выборку исследователей попали 70 московских компаний с общей численностью сотрудников 30 тыс. человек. Cпециалисты Group-IB не только засекали время, но и проанализировали среднюю эмоциональную окраску комментариев в социальных сетях, которую позитивной и мирной не назовешь. И отмечают, что человек «заводится», злится, что нормальной работе никак не способствует.

«Одна из задач любой войны – негативно повлиять на экономику противника. Отвлечение внимания работающего класса от решения текущих задач – это одна из очень распространенных тактик современных информационных войн. Я не уверен, что комментарии в Интернете или глубокое чтение новостей повлияют на ситуацию в Крыму, но вот на экономические показатели компаний они точно влияют», – заявляет генеральный директор Group-IB Илья Сачков. Эксперт считает, что экономический ущерб от информационной войны значительно больше, чем от «мартовских» DDoS-атак на сайты банков и правительства.

Но все перекрыл пресс-релиз от компании Superjob – они прислали свой тест-зарплатомер, и я пошла считать, сколько я стою? Любопытная вещь: по оценкам докризисных зарплатомеров я стоила больше! Тогда, помнится, я сильно обижалась на работодателя, что он мне сильно недоплачивает. А сейчас подсчеты показывают, что я хорошо устроилась без знания английского языка и с двухлетним ребенком на руках. С замечательным настроением я пульнула этим зарплатомером в свою сестру и парочку знакомых – нате, тоже посчитайте!

Сестра заплакала – ее вдвое недооценивают. Одна из знакомых, которая работает бухгалтером на зарплате в бюджетном учреждении и все про это знает, довела меня до культурного шока. К примеру, я всегда считала, что воспитатели в детских садах получают мало. Зарплатомер говорит, что опытный воспитатель с высшим образованием, проработавший больше 10 лет, может рассчитывать на зарплату 25 тыс. рублей в маленьком городишке до 100 тыс. населения. А на деле оказалось, что зарплата там даже больше – президент сказал платить не менее 30 тысяч. Если бы я работала в том маленьком городе, мне красная цена по зарплатомеру – меньше, чем у воспитателя. Немодная какая профессия.

Мужа посчитать не удалось – в зарплатомере нет профессии военных, которым два года назад повысили зарплату и тут же раздали кредитные карты в большом зарплатном банке-«динозавре». Зато есть замечательная профессия – генеральный директор! И – о чудо: самое меньшее, на что он может рассчитывать – 134 тыс. рублей. Ну, это столько получают генеральные директора только едва из школы, без опыта работы, без деловых связей, но с маленьким ребенком, только начинающие карьерный путь в маленьком поселке. А крутой генеральный директор с кучей высших образований и разных профессиональных сертификатов, с несколькими иностранными языками, деловыми связями в высоких кругах и без малых детей не сможет прожить в столицах меньше чем на 378 тыс. рублей.

Но, как говаривал Богатый Папа, вопрос не в том, сколько ты зарабатываешь, а в том, сколько у тебя остается? И в этом смысле интересным кажется исследование Высшей школы экономики, специалисты которой измерили долговую нагрузку россиян. Да, по сравнению с другими странами наша закредитованность ничтожна, если смотреть исключительно на соотношение непогашенных кредитов домохозяйств к ВВП. Этим аргументом охотно пользуются банки, раздавая необеспеченные кредиты. Да, кредитов на одну семью набрано в десять раз меньше, чем в других странах. Однако количество семей, которые тратят на обслуживание долга половину своих доходов, в России вдвое больше, чем в финансово развитых странах, традиционно живущих в долг.

Чтобы быть готовыми затянуть пояса по воле родного правительства, надо для начала вылезти из долговой ямы.