Александр Морозов, первый вице-президент НАПКААлександр Морозов, первый вице-президент НАПКА

Логично, что более аккуратно придется не только выдавать займы, но и взыскивать их просроченную часть. И это одна из причин, по которой, на мой взгляд, банковскому сообществу и профессиональным взыскателям России сейчас надо действовать в еще более тесной связке.

На чем я бы акцентировал внимание в настоящий момент?

Базовые вещи, безусловно, останутся неизменными. Они заложены в Стандарты цессионных сделок и Стандарты сделок по агентированию.

НАПКА уже неоднократно подчеркивала, что и в интересах профессиональных взыскателей, и в интересах банковского сообщества предоставлять более полную и открытую информацию по портфелям просроченной задолженности, выставляемым на продажу и передаваемым на агентское взыскание. Ведь это, во-первых, позволит коллекторским агентствам дать более высокую цену по цессионным портфелям. А во-вторых, повысит эффективность работы по агентским портфелям.

Для того чтобы убедиться, что коллектору продан тот портфель, который был заявлен с изменениями не более определенного порогового значения (скажем на 4%), НАПКА предлагает ввести в процесс купли-продажи цессионных портфелей ID ссуд. То есть у каждого должника в продаваемом портфеле будет свой уникальный номер, одинаковый на момент оценки и на момент продажи. Это позволит провести анализ изменений на автоматизированном уровне с максимальной точностью, следовательно, ускорить процесс проверки и снизить до минимума риск необходимости переоценки портфеля или снижения цен в будущих цессиях.

Кроме того, предоставление одинакового ID, например номера договора, в ходе агентского сопровождения и последующей цессии позволяет коллекторам выявить группу должников, с которыми они работали ранее и оценить портфель с очень высокой точностью.

Благодаря использованию подобной практики банк может увеличить базовую стоимость цессионных портфелей на несколько процентных пунктов. Не исключено, что по отдельным портфелям рост стоимости может достигать 10–20%.

Несколько месяцев назад НАПКА проводила «круглый стол» с банками, на котором стороны пришли к выводу о том, что обоснованным сроком работы при агентировании является период около 6 месяцев; для повышения эффективности процесса взыскания важно передавать все долги одного заемщика в одно агентство; необходимо информировать сотрудников банка, с которыми может контактировать должник, о произошедшей передаче работы во внешнее агентство. Почему? Если этого не делать, то у должника будет настоящая каша в голове и возникнет не только недопонимание, но и недоверие. Это отчетливо видно при анализе поступающих в НАПКА жалоб.

Еще хочу обратить внимание на важность оперативного обмена информацией о поступивших платежах. Это необходимо для своевременной корректировки стратегии взыскания. Возможно, кто-то обвинит меня в перфекционизме, но я обеими руками голосую за полную интеграцию IT-архитектуры в части обмена этими данными. В ответ банк сможет увидеть все действия, которые осуществляет профессиональный взыскатель, и их результаты.

Отдельным пластом можно говорить о желании повысить качество выдаваемых новых кредитов, так как при выдаче кредитов неплатежеспособным или уже закредитованным заемщикам заведомо снижается шанс взыскать задолженность в случае ее возникновения.

Очень полезным бывает договориться о рамках полномочий агентства по предложению тех или иных программ дисконтирования, чтобы увеличить шансы сбора задолженности в определенных сегментах должников.

Среди ближайших вопросов, которые нам с вами предстоит решить, является передача достоверных контактных данных должников, возможность привлечения профессиональных взыскателей в качестве частных судебных приставов и в качестве конкурсных управляющих при персональном банкротстве.