Попытка Банка24.ру привлечь к ответственности Русфинансбанк за клевету вызывает у меня искреннее уважение. Жаль только, что дело пока не выгорело, однако радует публичность происходящего – страна должна знать своих героев и антигероев. А банки, на которые нападают, должны держать удар, но не метаться при этом, как уж на сковородке.

Затея не удалась, за попытку – спасибо. Итак, прецедент есть, но уголовных дел, похоже, не будет – команды не было. Была команда наоборот – 250 банков России хватит за глаза. А «политика партии» предельно ясна – служить бы рад, курс прежний, грузите апельсины бочками, а лицензии – пачками. Иначе как понимать отзыв лицензии у Новокузнецкого муниципального банка с раннего утра в первый же рабочий день нового года, когда страна в целом и банковское сообщество в частности еще даже опохмелиться не успело? Только как недвусмысленный сигнал того, что шоу заката солнца вручную будет продолжаться.

Чтобы сшить красивое уголовное дело, нужна политическая воля. В случае с потерпевшим Банком24.ру, про который распустила слухи сотрудница банка, являющегося, заметим, частью международной корпорации «Сосьете Женераль», нужна уже не политическая воля, которой в данном случае нет, а воля самого банка к победе. Тут либо полцарства за принцип, либо не смешите народ. Ну, уволят сотрудницу, которая «всего лишь» вела деловую переписку с партнерами. Но осадочек четкий – значит можно! Да, западло, потому что реальная конкуренция заключается вовсе не в том, кто кого ловчее окатит грязью из большого ведра, но можно. Не посадят.

Тольяттинский банкир, председатель правления Элбанка Анатолий Волошин хранит в своем мобильном телефоне смс-сообщение, которое пришло ему сразу после «черной банковской пятницы», когда Центробанк лишил лицензии сразу три банка. Первый банк страны делал тогда рассылку следующего содержания: «Почти каждый второй вкладчик России доверяет свои средства Сбербанку. Откройте вклад в Сбербанке и будьте уверены в сохранности средств. Обратитесь в любое отделение. Ваш Сбербанк».

Банкир Волошин считает, что подобное «нейролингвистическое программирование» имеет колоссальное воздействие даже на крепкие нервы, которыми среднестатистический российский вкладчик в принципе не отличается. Но нам тут с помощью полиции доказывают, что это никакое не нагнетание паники, а всего лишь «деловая переписка» и дело уголовно неподсудное. А в мировой суд – обращайтесь на здоровье и доказывайте, что верблюд – не вы.

Вопрос – пойдет ли пострадавший банк на такой принцип, как пошли в свое время профессиональные коллекторы, судившиеся с Роспотребнадзором за один рубль, в который они оценили свою деловую репутацию, обидевшись на публичную критику методов своей работы, высказанную Геннадием Онищенко? И пусть они проиграли, но принципиальная готовность бить себя кулаком в грудь в здании суда означает полную уверенность в собственной правоте и вызывает уважение, несмотря на все аргументы противников.

Впрочем, банкиры очень часто предпочитают почтить память павших минутой молчания, здраво опасаясь, что их публичные высказывания в собственную защиту рынок примет за метания оглушенной рыбы. Черный список банков теперь составит любой первоклассник – надо открыть рейтинг, отсчитать 250 банков сверху, а под остальными подвести черту. Команда «фас» выражена недвусмысленно. И уже исполняется без оглядки на «громкость падения» больших шкафов, набитых скелетами. После Мастер-банка сделать звук потише никак нельзя – кнопка на пульте западает.