Одна из сквозных тем 2013 года – нездоровая закредитованность российских граждан. Помню, что даже в отпуске за границей, включив единственный раз за все время телевизор и попав на отечественный канал, я услышал животрепещущий диалог о бедных людях, попадающих в долговую яму. На днях утром на одном из федеральных каналов ведущие очередной раз сокрушались, беседуя с каким-то финансистом. «Это же ужас, что у нас творится, безобразие! И почему нас до сих пор не оградили от этих грабительских кредитов? Просто катастрофа! Граждане в кабале, с этим нужно что-то делать…», – приблизительно такими были восклицания ведущих. В их лицах, с одной стороны, читалась искренность, а с другой – глубокое «понимание» вопроса.

Многие россияне до сих пор вообще не имеют никакой кредитной истории. Вместе с тем, излишняя кредитная нагрузка отдельных, не слишком дальновидных и образованных частных лиц, в информационном смысле вышла из берегов и затопила умы общественности. И действительно, с какой стати люди сами должны о чем-то думать, принимая решение.

Не знаю, какую цель преследовал ветер, который начал поднимать эту волну. Но дело сделано. Благо до шторма здесь пока не дошло, ураганов к концу года на рынке и так хватило. Ситуация на банковском рынке обычно больше беспокоит вкладчиков, но в начале декабря заемщиков тоже решили немного успокоить – видимо, на всякий случай. Президент страны пообещал, что российские банки пролонгируют выданные населению кредиты, если в этом возникнет необходимость. О подробностях этой потенциальной кампании по пролонгации узнать было бы интересно, в том числе – российским банкам.

Во второй половине декабря президент подписал закон о потребительском кредите, который вступит в силу 1 июля 2014 года. С этого дня полная стоимость кредита – или займа (про МФО тоже не забыли) – не сможет превышать более чем на треть среднерыночное значение, рассчитанное Центробанком. Средние показатели будут определяться по категориям кредитов и публиковаться ежеквартально.

Как все это будет работать на практике – увидим в следующем году. По идее у банков, работающих «в рынке», серьезных отклонений от «нормы» быть не должно. Так что в первую очередь сетовать следует микрофинансовым организациям. Но понятно, что и у банкиров появляются новые ориентиры – вопрос в том, насколько узкими будут эти разные категории.

В любом случае, учитывая совокупность факторов, ужесточающих правила игры на кредитном рынке, взять дорогую ссуду на покупку электрочайника в наступающем году будет сложнее. Выходит, социальную миссию государство выполняет. Общий настрой, на мой взгляд, такой: лучше кипятить воду в котелке, а стирать – в речке, чем попасть в кредитную кабалу и стать «клиентом» коллектора.

Правда, нормальные банки уже давно научились без каких-либо «ставочных рамок» отделять хороших заемщиков от плохих, равно как и сами заемщики уже умеют выбирать для себя подходящий банк и продукт. Прозрачность и понятность условий превращается в конкурентное преимущество, сам рынок двигал банки к позитивным изменениям.

Собственно, и сейчас никакого криминала пока нет. Рыночная конкуренция между банками будет продолжаться, только уже в рамках определенного «коридора». А чем больше ограничений на рынке, тем больше сноровки и изобретательности требуется его участникам. Так что в следующем году скучать не придется, и это уже радостно. Как любили повторять в одной популярной программе на телевидении: «Все будет хорошо. Готовьтесь».

С наступающим!