Досье Bankir.Ru. Лошадь. Первое из прирученных человеком животных. Быстро сделала заметную карьеру. В Римской империи времени Калигулы была введена в Сенат. Принимала участие в большинстве знаменитых сражений человечества. Лично знала Жанну д’Арк, поручика Ржевского, Генриха VIII и всех его шесть жен. В составе Первой конной участвовала в боях Гражданской войны. В банковском деле с момента зарождения финансового рынка. Часто использовалась в сомнительных операциях – уносила банкира из обанкротившегося банка. Возвращается в банкинг в критической ситуации. Многофункциональна. Способна обеспечить перемещение, мясо, шкуры и яблоки.

- Итак, 2013 год подошел к концу. Каковы общие настроения? С чем встречаете новый год?

- Не к концу, а к хвосту… Ну, что тут сказать… Я маленькая лошадка. И мне живется несладко. Но я тащу свою большую повозку. Что прошу отметить в протоколе. Более того, за минувший год, несмотря, как говорится у нас, у лошадей, на неблагоприятную общеэкономическую конъюнктуру, отмечается тенденция роста…

- Кого? Лошадки?

- Повозки!

- А что в повозочке-то?

- Да всего на выбор. Сокращение маржи. Отзывы лицензии. Увеличение резервов. Уменьшение фонда страхования вкладов. Вывод депозитов из частных банков. Сокращение ликвидности. В общем, выбирай на вкус.

- А что беспокоит в наибольшей степени?

- Левое заднее копыто. Так и чешется дать пинка… Шучу! Так и запиши: шучу, блин. Беспокоит, понимаешь, резкое сокращение табуна.

- Что так?

- Понимаешь, у нынешних регуляторов, сиречь кучеров, резко развито эстетическое чуйство. Оно у них прямо зашкаливает. Они ведь чем уже прославились? Сделали красивую купюру с лыжниками. А потом спохватились – непорядок! На другой-то купюре – оперный театр! А там чего намалевано? А там квадрига. А в квадриге всего четыре лошади. Вот они и задумались. Банкноту менять – несподручно. Большой театр – тут просто ждут, пока само развалится. Решили сократить банковский табун до полного соответствия образу.

- Вы хотите сказать, всего четыре лошади в табуне останется?!

- Во всяком случае – работают над этим. Тем более, что нонча у нас не кучер, а мегакучер!

- А это что значит на практике?

- На практике это означает, что в одну повозку запрягают лошадей, ослов, собак и прочую живность. И пытаются всем этим управлять при помощи одного кнута.

- А пряника?

- А пряник сами съели. Ну и своих четырех борзых коней накормили. Остальным не досталось. Овес нынче дорог. Ты видел динамику фьючерсов на овес на мировых рынках?

- Нет, такого точно не видел.

- Кроме того, у нынешнего кучера больше симпатии не к лошадям, а к ослам.

- Почему? Они же двигаются медленно.

- Двигаются медленно, факт. Зато как стоят! С места не сдвинешь. Устойчивость – во! А наш мегакучер ценит в парнокопытных прежде всего устойчивость.

- Да, припоминаю, мне в прошлом году об этом еще Банковский Змей рассказывал… Интересная у вас конструкция повозки получается.

- Ага, особенно, если учесть, что повозка без колес. Так что большой табун тут совсем не требуется… Кроме того, сама концепция изменилась. Новая концепция: лошади – не только средство передвижения, но и мясо. Поэтому конюшня специальным законом переформирована в живодерню. Я бы даже сказала: в мегаживодерню.

- И как мясцо? Пошло на пользу?

- До мясца не успели добраться. Мясцо уже за границей. Но зато как виртуозно научились сдирать шкуры! Это что-то.

- Так вы случаем теперь не хромая лошадь?

- Это с чего ты так решил?

- Не знаю… Будем считать, что это мотивированное суждение…

- Не, я не хромая. Я считаю, что старый конь борозды не испортит. И ты бы лучше помолчал на эту тему, от греха.

- Почему?

- Знаешь, как у нас, у лошадей, говорят? Язык до Базеля доведет.

- Так вроде уже довел…

- Довел, да. Но мы надеемся бочком-бочком – и мимо проскочить. Нам бы год простоять, да два продержаться. И если вы, средства массовой информации, не будете подливать масла в огонь, то никто и не заметит, что лошадь-то хромая. Во всяком случае, если брать по МСФО…

- А если брать под уздцы?

- Вот в том-то и дело (вздыхает). Взяли. Тока, похоже, не знают, с какой стороны к лошади подходить. Поэтому взяли и держат. Обещали отпустить – когда вымрем. Или когда летать научимся.

А я тебе по секрету скажу, открою тебе большой лошадиный секрет – мы умеем. Ведь только лошади летают вдохновенно. Иначе лошади разбились бы мгновенно. Особенно в условиях турбулентности рынка.

- А чего же не летите?

- А мы умеем летать исключительно вне зоны регулирования. И все больше по маршруту Москва – Никосия. Ну. Или Каймановы острова. Там тепло. Там мама. Уже…

- Какой, однако, ход конем!

- А куда деваться. Какой кучер – такая и лошадь. Мы зато им лепешки откладываем. В отчетности. Те, правда, иногда возмущаются – мол, от отчетности ощутимо попахивает. А чего вы хотели? Навоз он и есть навоз. Взять вот хотя бы некоторые балансы наших банков…

Но я считаю, что мегакучер должен правильно понимать все значение сложившейся системы взаимоотношений. Ну, пусть наша отчетность зачастую – навоз. Но ведь это же удобрение! Им очень удобно удобрять!

- Что удобрять?

- «Хотелки» самого кучера. Ведь он у нас когда домой, к детишкам приходит, чего хочет? Хочет рассказать им сказки. Про успехи. Про мировой финансовый центр. Про футбол. Про будущий великий подъем. Про планов наших громадье.

Вот для всего этого наши отчеты – в самый раз. Ты только послушай: за истекший период ебитда выросла в 5 раз, рентабельность лошадиного бизнеса выросла в три раза. Навоза – куча! Маржа… маржа тоже выросла.

- А что такое маржа?

- А я откуда знаю? Я ее не видала. Но о ней принято говорить. Вот я и говорю… Ой, кстати, маржа сокращается! Упала, понимаешь, с трех до двух! А западные эксперты чего говорят? Говорят, что банковско-лошадиный бизнес выживает минимум при марже в три…

- Процента?

- Вот бестолочь. Какие проценты! Шкуры! Поясняю. Допустим, ты дал человеку кредит. Содрать с него надо три шкуры. Если сдираешь только две – все, кирдык конюшне.

- Да, трудно вам живется. Может, опытного кузнеца позвать?

- Зачем нам кузнец? Не, нам кузнец не нужен. Что я, лошадь, что ли…

- А разве нет?

- Ой, точно! Ты понимаешь – забыла. Нас тут недавно мегакучер собирал в стойло. Раньше мы от таких сборов чего? Ржали! А теперь – ревем как ослы. Вот и забыла (печалится).

- А где вас собирают-то?

- Да когда где. Когда в темном дремучем Бору. А когда и в Колонном зале. Смотря какому конюху поручают собрать.

- Их у вас много, что ли?

- Двое. Почти тезки – Арбр и Арб. Один такой маленький, но дерзкий. В душе добрый. Если нечем кормить нас, лошадей, то обязательно хоть анекдот расскажет. Второй, белобрысый, с другими живодер… животноводами все время заседает. Рассказывает им о нуждах и потребностях табуна. Но они его там особенно не слушают. Они как-то больше с ослами привыкшие дело иметь... Так что трудно нам. Но конюхи нас поддерживают. Вешают нам на шеи какие-то золоченые штучки все время. Это у них вместо овса.

Есть еще третий, но его к нам почти не допускают. Он Мамонтов.

- Мамонтов пасет?

- Он сам Мамонтов! Фамилие такое! Смешной – все время правду говорит. Дурак, наверное.

- Но, насколько я помню из истории, кое-кто из ваших даже в сенате заседал…

- Кое-кто из наших до сих пор в сенате заседает. А толку? Там овса мало, едва своим хватает…

- Что бы вы хотели напомнить кучеру накануне нового года?

- Да что тут напоминать. Историю надо помнить, историю! А в истории что говорится? И принял он смерть от коня своего…

- Нельзя так жестко с дамами… А про экономику в целом что скажете?

- У нее рецессия. Это навроде чесотки. А чесать копытом несподручно. Нужен хвост – хотя бы отмахиваться. Поэтому пожелание одно: лошадью ходи, лошадью!

А вообще – у нас все прекрасно! Лучший в мире кучер! Великолепные условия выпаса! Конюшня – евростандарт, просто Базель какой-то! Мы всем довольны! Так и запишите. Это вот уже мое мотивированное суждение!

- Чем мотивировали?

- Когда чем. Прокуратурой мотивировали. Проверками мотивировали. Постановлениями правительства – и то мотивировали. Я ужасно замотивированная. Мотив как раз сейчас подбираем.

Но давай не будем о грустном. Новый год – новые надежды. С новым годом вас всех!

Данное интервью не является пропагандистским, комплиментарным и не отражает официальную позицию той или иной лошади или конюшни. Все высказанное в рамках интервью является частным мнением.