Решила я пойти против течения – поддержать частные банки и стать клиентом одного из них. К примеру, Промсвязьбанк понравился сочетанием синего и оранжевого цветов, не все же только зеленое носить, особенно если учесть тот факт, что зелень эта уже мелькает в одном из трех «черных списков», а белый список только составляется.

Сначала думала, что в отделение ездить не надо, ведь все продуктовые заявки можно заполнить на сайте банка. Но кликнула не туда, выбрала не то, а исправиться система не позволила, пришлось-таки ехать в ближайшее отделение. Подъезжаю – мама дорогая, крылечко банка красной лентой огорожено!

Первая мысль – и ты, Брут? Но в новостях вроде ничего катастрофичного не было, да и на банковской двери не белеют зловещие листочки объявлений для клиентов. Оказалось, что коммунальщики просто сбивают с крыши сосульки. Но в банке я почему-то оказалась единственной клиенткой, и сразу четверо скучающих девчонок рвали меня на части, обслуживая хором.

Неделя шла себе спокойно, банки в первых строчках новостей даже не мелькали. Так было, пока не наступила пятница 13-го, которую журналисты тут же окрестили «черной пятницей банков». В эту зловещую дату метла Центробанка впервые в истории вымела с рынка сразу три банка из ТОП-150, лишив их лицензии без предупреждения, как и было обещано накануне. Агентство по страхованию вкладов снова «попало» на 51 млрд. рублей, но это не сильно страшно для вкладчиков, ведь их уверяют, что денег хватит на всех.

Накануне возник скандал относительно публичных высказываний представителей госбанков, которые заявляли, что даже среди банков из ТОП-50 достаточно кандидатов на банкротство, но в этом нет ничего страшного, мол, отряд не заметит потери бойца. Другие банкиры возмутились и попросили президента ВТБ24 Михаила Задорнова не бросаться словами, прямо влияющими на градус конкуренции. Однако практика показала: несмотря на тот факт, что формально два банка из трех объяснили причину своих проблем кризисом доверия, список грехов, предъявляемых им регулятором, гораздо длиннее и серьезней.

Как хотите, но мне «Смоленский» было жалко – ребята так наивно просили вкладчиков за них заступиться. Полторы тысячи человек подписали соответствующее письмо в Центробанк, в котором просили Эльвиру Набиуллину не отзывать лицензию. Банк до последнего позиционировал себя как информационно открытый. А тут вдруг выясняется, что не просто смиренно спасения ждали, а усиленно активы выводили. Давно так не разочаровывалась в людях.

Рынок труда в банковской сфере сейчас захлестнет поток резюме от кандидатов из банков, потерявших лицензии. Они уже сейчас жалуются, что им не просто устроиться на работу, причем речь идет не о «топах», которые поименно попадают в реальные «черные списки» Центробанка, а о рядовых сотрудниках.

Все запасаются елками, вот и я сейчас работаю над новогодними прогнозами, которые делают участники финансового рынка. Только что вычеркнула из «листа ожидания» почившие Инвестбанк и «Смоленский», которые тоже строили планы и обещали свое участие в новогодней теме. Это вроде как косвенно подчеркивает неожиданность решения регулятора об отзыве лицензии, но впечатление подпорчено тем, что участники банковского рынка давно об этом поговаривали. Так что не надо на Михаила Задорнова, отвечающего на вопросы журналистов, всех собак вешать.