исполнительный директор процессингового центра «КартСтандарт» Андрей Александрович- Андрей Павлович, сегодня с уверенностью можно сказать, что ситуация, возникшая на карточном рынке после отзыва лицензии у Мастер-банка, войдет в десятку самых заметных экономических событий 2013 года в России. Как эксперт в области индустрии карточного бизнеса, дайте, пожалуйста, свою оценку произошедшему. Спровоцирует ли подобная ситуация недоверие общества ко всей банковской системе, отдельным ее представителям или направлениям деятельности?

- Я не сторонник глобальных обобщений, поэтому в целом о доверии общества ко всей банковской системе рассуждать не берусь. Но своим видением ситуации поделюсь. Инцидент с Мастер-банком отразился почти на четверти участников всего карточного рынка в России. Проблемы одного игрока, нужно отдать должное, достаточно крупного, привели к тому, что в той или иной степени пострадали все его многочисленные партнеры. На мой взгляд, ситуация возникла сложная, неоднозначная по своим последствиям, тяжелая для всех пострадавших от недобросовестной работы финансовой организации. А одной из причин вот таких неприятных последствий для банков, использующих процессинг Мастер-банка, является то, что допущена ситуация чрезмерной концентрации процессингового бизнеса в руках нескольких крупных универсальных банков, в то время как процессинговый бизнес – это отдельная и узкоспециализированная компетенция, которая должна быть изолирована от банковских рисков.

- Другими словами, столь ощутимые для финансового рынка последствия отзыва лицензии у Мастер-банка являются результатом того, что кредитно-финансовая организация занимала значимую долю рынка по работе с картами. Концентрация операционных рисков в процессинговой сфере в конечном итоге привела к тому, что один из них реализовался?

- Рынок процессинга к настоящему моменту оказался поделен между пятью крупными участниками, причем трое из них занимают львиную долю всего российского процессинга. Остановка одного из этой «большой тройки» и привела к столь сложной ситуации для всего финансового рынка в нашей стране. Хотя число карт в абсолютном измерении не очень велико – я не думаю, что в Мастер-банке их было больше, чем на полмиллиона – и тем не менее, по сути дела, проблемы географически охватили всю страну, ведь у банка оказалось множество региональных партнеров. Именно поэтому негативное отношение со стороны общества – вполне ожидаемое явление, учитывая количество пострадавших и юридических, и физических лиц.

- Наиболее незащищенным оказались, получается, именно региональные банки, поэтому нельзя утверждать, что от недобросовестных действий одного, пусть и крупного в своем сегменте игрока, пострадал весь финансовый рынок, правильно?

- Совершенно верно. Но я считаю, что говорить о росте в обществе недоверия ко всему финансовому рынку в связи со скандалом вокруг Мастер-банка неправильно. А вот позиции регионального банкинга, из без того переживающего не самые лучшие времена в нашей стране, такие негативные события могут существенно подорвать.

- Как вы оцениваете инициативу Сбербанка, точнее, его временное согласие заняться проведением расчетов по заблокированным картам? Как вы считаете, правильно ли, что крупные игроки рынка берут на себя решение проблем, порожденных действиями недобросовестных игроков, и насколько это нивелирует возникшие операционные риски финансовой системы?

- Думаю, что в сложившейся ситуации это решение наиболее очевидное, учитывая масштабы проблемы и существенный дефицит времени для их устранения. Передав расчетные функции Сбербанку, при том, что будет обеспечено временное функционирование мастербанковского процессинга, банки выиграют время для того, чтобы принять решение о том, как они будут строить в дальнейшем свой карточный бизнес. Обращаясь к истории прецедентов, в памяти возникает случай с банком «Славянский», у которого также внезапно отозвали лицензию. Конечно, масштабы несопоставимы, и в сегодняшней ситуации оперативно перейти всем партнерам Мастер-банка на альтернативные процессинги без ущерба для клиентов и своей репутации практически невозможно. Поскольку масштабы сети охвата были меньше, то в качестве решения им было предложено осуществить переход на другие процессинги, который также сделали очень быстро, хотя «простоя» избежать не удалось. Мы тогда перевели на «КартСтандарт» сразу несколько банков, так что опыт такого экстренного переключения у нас наработан. В случае с Мастер-банком подобный путь решения проблем будет неприемлемым, ведь пострадало слишком большое количество банков. Да и сами платежные системы «захлебнулись» бы в объеме работ и не смогли бы выдать план действий, который поможет избежать паники и реализовать решение за одну неделю. То, что Сбербанк претворяет в жизнь такую инициативу, пусть и на временной основе, сильно стабилизирует ситуацию. У банков есть возможность осмотреться и избежать поспешных решений.

- Если из сложившегося прецедента делать выводы на будущее в отношении обеспечения непрерывности работы процессинговой системы в стране, стоит ли продумывать варианты действий в ситуациях, аналогичных скандалу вокруг Мастер-банка? Имеет ли смысл разработать какую-то «систему быстрого реагирования» или «коллективной ответственности» в случае цейтнота на рынке? Возможно ли банкам в будущем как-то подстраховать самих себя?

- В моем понимании, на случай чрезвычайной ситуации должен быть разработан специальный план, который в кратчайшие сроки позволит устранить негативные последствия. Как мне показалось, в этот раз все кинулись с ходу спасать ситуацию, но никто до конца не представлял, что же со всем этим делать.

С другой стороны, необходимо заранее подумать, как сделать рынок процессинга более специализированным. Когда процессинг многих участников рынка замкнут на один банк, возможность операционного риска будет всегда. Одно дело, когда карты какого-то банка просто перестали «работать» – это просто свидетельствует о проблемах одной конкретной кредитной организации. Другое дело, когда «упал» один банк, а пострадала работа карт у сотни банков. Эта ситуация становится серьезной проблемой, прежде всего, для платежных систем, ведь они несут не только финансовые, но и имиджевые убытки. В таких ситуациях от них также необходимы решительные действия по предотвращению роста недоверия со стороны общества и по обеспечению непрерывности процессинга как такового.

- Вы прогнозируете изменение внутренней политики платежных систем в целом, насколько я понимаю?

- Безусловно, к этому подталкивает колоссально возросший интерес общества к «внутреннему миру» платежных систем. Терминология, которая раньше никогда не мелькала в газетах-журналах, сейчас на первых страницах. Издания стремятся дать достаточно широкий и глубокий анализ рынка и случившегося в своих статьях. Если раньше общество в широком смысле не интересовало, что такое процессинг, и как работает карточная система в целом, то сейчас все эти вопросы активно обсуждаются, процессинг стал популярной темой.

- Поговорим о теневой стороне бизнеса Мастер-банка, ставшей причиной отзыва лицензии. Насколько часто на современном финансовом рынке банки, занимающиеся процессингом, ведут незаконный бизнес? В каких условиях процессинг может быть связан с оказанием услуг для теневых сфер отечественной экономики? Есть ли какие-то признаки, по которым можно отличить надежного игрока рынка от недобросовестного?

- Нет никакой связи между процессингом и теневой сферой экономики. В случае Мастер-банка речь идет о конкретном умысле владельцев финансово-кредитной организации. Сам по себе процессинг относится к системам B2B-сервиса, его осуществление с технологической точки зрения жестко регламентируется платежными системами, которые очень боятся даже подозрения в незаконных действиях, отмывании средств и т.д. Обойти требования безопасности можно, только если присутствует так называемый «человеческий фактор» – преступная воля конкретных людей. А сам процессинг не имеет никакой, даже потенциальной связи с «обслуживанием теневого сектора экономики».

- Процессинговая работа Мастер-банка долгое время считалась достаточно качественной. Как бы вы оценили его деятельность до известных событий?

- Мне сложно оценивать деятельность Мастер-банка. У этой финансовой организации была совершенно уникальная, во многом даже избыточная сеть банкоматов в Москве. Мастер-банк осуществлял достаточно большой по объемам процессинг и вел агрессивную политику привлечения. Технологически он был весьма неплох.

- Действительно, давайте лучше поговорим о процессинге. Вы отмечали, что Мастер-банк был одним из лидеров отечественного процессинга, обладал большим количеством партнеров и т.д. Теперь его нет, соответственно, возникает вопрос, что дальше?

- На рынке есть сильные компании, занимающиеся целенаправленно процессинговым бизнесом. Мы одна из таких компаний. Сам я работал и в банке, где был собственный процессинг, а также услуги для банков-партнеров, и в независимом процессинговом центре (ПЦ). Модель использования независимого ПЦ, на мой взгляд, наиболее удачная и для банка, и для платежных систем. Со своей стороны хочу сказать, что еще до того, как произошел отзыв лицензии у Мастер-банка, достаточно большое количество финансовых организаций пришло к нам, в «КартСтандарт» на обслуживание, несмотря на более привлекательные, по некоторым позициям, тарифы Мастер-банка. Думаю, что сейчас критерий заниженных тарифов будет отходить на второй план.

Главным критерием должна стать бесперебойность функционирования. Мы, в отличие от любого банка, – независимая организация. Наш спонсор – это небанковская платежная организация РНКО «Платежный центр» – он по сути лицензии является безрисковым партнером. Ни РНКО, ни «КартСтандарт» не занимаются кредитованием, не работают с физическими лицами. При сотрудничестве с нами исключен вопрос борьбы за клиентов и нечистоплотной конкуренции. Не секрет, что в отношениях между банком и спонсором важным является вопрос борьбы за клиента. Случалось, что спонсор, обладающий информацией, допустим, о зарплатных клиентах банка, переманивает их к себе на обслуживание. Ну а при сотрудничестве с независимым процессором подобное столкновение интересов полностью исключено, ведь провайдеру процессинговых услуг «зарплатники» не нужны, как не нужны и заемщики. Ну а технологически мы, как минимум, не хуже Мастер-банка, поскольку уже давно реализовали у себя все процессинговые решения, актуальные для рынка. Кроме того, мы обладаем уникальным в некотором роде опытом групповых миграций – в 2011 году мы в один день приняли на обслуживание 11 банков.

- Что вы можете сказать о перспективах отрасли, в том числе и в связи с полученным негативным опытом?

- После истории с Мастер-банком финансовые институты начнут задумываться о надежности и просчитывать свои возможные репутационные и операционные риски в момент выбора партнера, будут тщательно отслеживать изменение конъюнктуры рынка в этом вопросе. Поскольку разговоры о ситуации вокруг Мастер-банка шли уже достаточно давно, то некоторые его банки-партнеры чуть раньше задумались о том, к чему все это может привести. Смена партнера в процессинге в штатном режиме – это достаточно недешевое удовольствие и длительная процедура. Но те, кто успел это сделать вовремя, сейчас в гораздо лучшем положении, чем те, кто не обращал внимания на возрастающие риски.

В целом же, несмотря на цейтнот в связи с отзывом лицензии одного, пусть и заметного игрока банковского рынка, основные операционные риски в карточной индустрии связаны с возможностью мошенничества. Это именно та область, с которой приходится системно работать.

- В какую сторону, по вашему мнению, идет развитие процессинга в банках?

- Сейчас активно растет объем бесконтактных платежей. Сами платежные системы считают, что карты с чипами – это уже отмирающее направление. На рынке произойдет усиление бесконтактной волны, технологии NFC будут востребованы обществом и рынком с каждым годом все масштабней.

Если говорить о процессинге как форме бизнеса, то он является сервисом, обслуживающим банки, и в частности – их карточный бизнес. И здесь динамика ситуации жестко связана с состоянием отечественной экономики в целом. Понятно, что если не растет объем транзакций по картам, их выпуск и востребованность внутри страны, то процессинг расти не сможет, ведь он обслуживает все эти операции. Пока Россия вот уже несколько лет находится в лидерах по темпам роста количества карт, их использования у населения и т.д. Пройдет какое-то время после истории с Мастер-банком, финансовый рынок все это переживет, сделает выводы и продолжит свое развитие в наиболее оптимальном для себя темпе и в согласии с законами экономики.