Анатолий Гавриленко:

Кто куда

Так как мы теперь конкурируем с Лондоном, то для нас должны быть интересны и важны последние лондонские инициативы по привлечению китайских финансов.

Благодаря последней пятидневной поездке министра Осборна в Китай китайцы получили право открывать в Лондоне филиалы вместо полноценных дочек, британские инвесторы смогут покупать китайские ценные бумаги за юани, а юань британцы смогут приобретать в Лондоне на валютных торгах против фунта.

Американцы недоумевают от такой субъективной английской щедрости, а нам, конечно, это все малоинтересно и не очень важно, так как конкурируем мы с другими иностранными биржами только теоретически.

У нас свои проблемы, своя стратегия, и Китай там особенно не присутствует. Мы со всей душой стремимся на Запад. Нам очень хочется стать ну хоть немного похожими на западные финансовые центры, повторить их успехи, добиться похожих результатов.

На мой взгляд, практика постоянной гонки за лидером редко приводила компании к значительному успеху и никогда не позволяла самому стать лидером. А если еще и географическое направление гонки сомнительно, то успех маловероятен вдвойне. Правда, об этом всерьез никто и не думает. А зря. С таким посылом и подобным аналоговым мышлением слона продать будет трудно.

Максим Авербух:

Про кредит

С учетом того, что за последние 10 лет извне в России поступило без малого $5 трлн., стоимость денег в России должна быть не выше чем сейчас – в эпоху «количественных увеличений» – в США. То есть кредит для компаний должен стоить 4–5%, ипотечный кредит 2–4%. Но вся политика в эти 10 лет была направлена на то, что бы деньги в России не задерживались, уходили обратно за границу. И вот вам результат – ипотека по 12% годовых, кредит для экономики по 15–16%.

Михаил Корчемкин:

Акционеры и подрядчики – кого выбирает руководство «национального достояния»

Я попытался вспомнить хоть один газопроводный проект периода 2006–2013 годов, приведший к росту прибыли акционеров «Газпрома», и не смог. Все выглядит так, как будто высшее руководство страны ставит перед «основной компанией РФ» заведомо убыточные планы и затем пытается компенсировать потери за счет российских налогоплательщиков. Пожалуй, самый яркий пример – Восточная газовая программа.

Лет 5–6 назад Владимир Путин мог сделать выбор в пользу строительства третьей очереди завода СПГ на Сахалине. В 2008 году, когда «Газпром» приступил к проектированию газотранспортной системы «Сахалин – Хабаровск – Владивосток», цены на сжиженный природный газ в Японии уже были выше европейских. Если бы Путин тогда приказал Газпрому расширить сахалинский завод СПГ, то Россия не упустила бы возможность заработать максимум в период пиковых цен, который, по мнению Shell, может закончиться.

Однако, то ли по подсказке хороших друзей (или плохих советников), то ли совершенно самостоятельно, Владимир Владимирович принял решение о строительстве газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток, стоимость которого пока оценивается в 467 млрд. рублей. Это существенно больше, чем затраты на постройку новой очереди завода СПГ на Сахалине (совместное предприятие с Shell не даст разгуляться так, как это делается без присмотра иностранных партнеров).

В итоге, вместо дополнительных доходов от экспорта СПГ президент РФ дал стране новую (многомиллиардную!) статью расходов в федеральном бюджете – «Субсидии открытому акционерному обществу «Газпром» на покрытие разницы между ценой приобретения газа у оператора проекта «Сахалин-2» и ценой на газ, установленной на входе в газотранспортную систему «Сахалин-Хабаровск-Владивосток», в целях его поставки энергосбытовым организациям Дальневосточного региона». В выигрыше оказались только подрядчики «национального достояния», освоившие рекордные бюджеты, которые могли пойти на выплату дивидендов акционерам «Газпрома».

Николай Кащеев:

Любопытное: расходы в США

Household в 1973 году в среднем был 2,9 человек, сейчас 2,5 человек. Ниже структура расходов household (по заметке zerohedge.com). Что любопытно, в 2012 году тратили 81,2% доходов, а в 1973 году – 85%. Причем сберегают сейчас более чем вдвое меньше. Как сие – не понятно.

Из доходов на самозанятость приходилось 7,7%, стало 4,4%. А на дивиденды и прочую ренту вот что: было 4,7%, стало 2,1%.

Расходы разложились так:

Андрей Нальгин:

О несостоявшемся дефолте

И опять все в самый последний момент.

Сенаторы США согласовали бюджетный план: лимит госдолга будет повышен до 7 февраля, госведомства будут финансироваться до 15 января, а к 13 декабря законодатели должны договориться о сокращении бюджетного дефицита.

Поскольку нынешняя степень договороспособности американских парламентариев известна, повторение истории про белого бычка (в терминах рыночных игроков его правильнее было бы переименовать в медведя, но не хочется обижать благородное животное) весьма вероятно.

Тем не менее, такими регулярными играми американские власти добиваются желаемого: не сокращая всякие QE, не дают в то же время слишком уж разрастись новым пузырям на рынке активов. Ну и под шумок ограничивают рост бюджетных расходов, в том числе на «оборонку».

А дальше... Время лечит, как говорят. Больную финансовую систему, вероятно, тоже.

И такие вот периодические шоу в Конгрессе и Сенате из идиотских становятся более-менее осмысленными.

Только держать равновесие с каждым разом все труднее...

Егор Сусин:

Об объемах рыночных займов после принятия решения по лимиту госдолга

Сразу в нескольких местах увидел/услышал информацию о том, что после открытия правительства и утверждения лимита госдолга Минфин США будет много занимать, на самом деле это не так. Суть манипуляций Минфина США в периоды, когда политики не могут договориться по лимиту госдолга, заключается в том, что сокращается внутригосударственный долг, рыночные же заимствования по большей части остаются на уровнях, которые отражают динамику дефицита бюджета. Конечно, Минфину нужно будет пополнить запасы наличности, увеличив размеры, но не очень значительно. Ниже график дефицита бюджета США и рыночных заимствований.

В октябре Минфину нужно погасить бондов и векселей на $655 млрд., плюс около $80–100 млрд. дефицита бюджета, на 17 число выпущено бумаг на $432 млрд., еще впереди 9 аукционов в среднем по ~$25–30 млрд. каждый. Это вполне плановый объем займов, в сентябре Минфин США выпустил бумаг на $735 млрд., погасил на $665 млрд.

Уже 17 сентября, как только было принято соглашение с республиканцами и демократами, госдолг США взлетел с $16,747 трлн. до $17,076 трлн. или на $328 млрд. всего за один день!!! Но это мало связано с размещением бумаг на рынке, а связано с манипуляциями Минфина, которые он осуществлял для того, чтобы не допустить превышения лимита госдолга... игра Минфина США «в наперстки», чтобы обойти лимит и размещение долга на рынке – это разные вещи. Четвертый квартал календарного года – это обычно приличный дефицит бюджета, в последние годы он превышал $300 млрд., за три квартала 2013 года Минфин США занял $535 млрд. из плановых $782 млрд., потому в этом году всего нужно ~$250 млрд., часть из которых покроет спрос ФРС ($135 млрд.), остальное останется на откуп рынку. Так что чистый прирост предложения бондов Минфина США на открытом рынке не так значителен, учитывая продолжение QE3, и не стоит ждать бурного всплеска предложения трежерис на рынке после принятия решения по лимиту.

Сергей Журавлев:

Американское правительство снова в строю

Как известно, бюджетный кризис 2013 года в США, а заодно и кризис потолка госдолга 2013 года 17 октября завершились принятием закона «о продолжающихся ассигнованиях 2014» (HR 2775, в первоначальном виде внесен республиканцами еще 22 июля). 800 тыс. федеральных служащих вернулись к работе и даже получат зарплату за период вынужденного простоя, а туристы и просто отдыхающие вновь смогут наслаждаться посещением федеральных музеев, аттракционов и зоопарков. Видимо, животных во время шатдауна все же как-то подкармливали, равным образом, как и сидельцев федеральных исправительных учреждений (если, конечно, там есть таковые – из фильмов, которые американские кинематографисты, как и наши, обожают снимать в жанре шансон, то есть «про тюрьму», бюджетную принадлежность соответствующих мест не поймешь).

Временно уволенные в запас без сохранения содержания отпускники, видимо, тоже на что-то питались эти две с половиной недели. Правда, одна сотрудница конгресса все же повредилась рассудком, в чем в общем-то нет ничего удивительного – женщины всегда начинают верить в бога, после того как перестают верить мужчинам. Но любопытно – получит ли она, как водится в таких случаях, убежище в России?

1. Закон разрешил финансировать правительство в текущем квартале (до 15 января) «по факту исполнения бюджета предыдущего финансового года», а также снял потолок госдолга до 7 февраля, после чего захватывающая драма (или, наверное уже комедия?) под названием «федеральный бюджет США», очевидно, продолжится. У нас, кстати, статья 10.3 бюджетного кодекса предусматривает автоматическое финансирование в первом квартале всех статей бюджета в размере четвертой части от «факта» расходов предыдущего года, если очередной закон о бюджете к 1 января не будет принят. Шатдауна не случится. Правда, если и за этот квартал не удастся договориться, то инвестиционные и некоторые другие расходы бюджета придется урезать, будут ограничены также и возможности выпуска ОФЗ.

2. Принял ли кто-нибудь в мире всерьез очередную угрозу «дефолта США», кроме русских блогеров? Судя по процентным ставкам, нет. Каких-либо изменений доходности средне- и долгосрочных облигаций (от 1 мес.), которые можно было бы принять за признаки их распродажи, не случилось. Правда, по одномесячным казначейским векселям ставка в несколько последних дней поднималась с 0% (то есть это фактически – наличные деньги, правда в булочную с ними не пойдешь, но для хранения ликвидности вполне годятся) до 0,5% годовых, то есть даже чуть больше, чем платит Бернанке по «ненужным» остаткам на счетах банков (0,25% год., такие расходы, по-видимому, нужны, чтобы поддерживать ликвидность и устойчивость облигационных рынков при близких к нулю доходностях по краткосрочным облигациям).

Желающие могут самостоятельно поиграть с кривыми доходности на сайте казначейства США, я же приведу их график в сравнении с ситуацией на май текущего года, то есть до момента, когда ФРС начало намекать на возможность свертывания своих интервенций на рынках ГДО и agency-MBS. Тогда это привело к удешевлению «длинных» облигаций по всему миру (то есть росту их доходности), и, соответственно, падению курсов всех «мягких» и «сырьевых» валют, включая рубль, к твердым – в соответствии с принципом непокрытого паритета процентных ставок (UIP) и даже – с теоретически предсказываемым, но редко наблюдаемым на практике «овершутингом».

Другими словами, появление признаков падения интереса инвесторов к облигациям США из-за вероятности дефолта, которое в данном случае сработало бы как ужесточение монетарной политики, то есть на повышение ставок, как ни парадоксально это звучит – еще раз укрепило бы доллар, и ослабило бы, в числе прочих второстепенных валют, также и рубль. И действительно – мы видели, что отодвигание такой угрозы, даже чисто виртуальной, привело к некоторому укреплению рубля в конце текущей недели.

В прессе уже неоднократно отмечалось, что дефолта как такового по американскому госдолгу произойти не может, поскольку такие долги никогда не выплачиваются (не путать с занятым у жены полтинником на опохмелку), а рефинансируются. Погашение госдолга практически означало бы уничтожение важнейшего элемента экономики – денег, главным обеспечением которых обычно везде являются приобретенные банковским сектором обязательства правительств. Каких-либо признаков охлаждения спроса на казначейские обязательства США пока что и близко не видно.

Лимит госдолга накладывает лишь ограничения на возможности выплаты процентов частично за счет расширения заимствований. Но, по мнению республиканцев, настаивавших на сохранении потолка долга и переходе США к политике «бюджетной анорексии» (дебаты, напомню, развернулись вокруг обращений граждан за субсидиями на медицинскую страховку и ряда других, расточительных с точки зрения части конгрессменов, положений «обамакейра», продовольственных талонов и т.п.), средства для выплаты процентов могли бы быть найдены как раз за счет урезания этих «иждивенческих» расходов.

3. В целом, пресса, насколько я понял, рассматривает очередной акт бюджетного шоу в США как выволочку, устроенную Обамой республиканскому большинству в палате представителей. В итоге он получил практически все, что предлагал два месяца назад. По опросам, в шатдауне 53% американцев обвинили республиканцев и лишь 31% – президента. Другой опрос показал, что 74% опрошенных оценивают поведение республиканцев в кризисе как неправильное, а 61% одобрили подход демократов к переговорам о бюджете. (Как бы еще наши власти не взяли этот метод на вооружение и не стали устраивать в ответ на «народные гуляния», если они, паче чаяния, возобновятся, двухдневные пробки в Москве и окрестностях вместо однообразных шоу с ОМОНом.) В то же время, достигла абсолютного максимума, 60%, доля американцев, которые хотели бы, чтобы их представляли ни те, и не другие, а уже какая-нибудь третья крупная партия.

Плюс: «осетрина» двухнедельной и более свежести, кратко вводящая в тему: 1, 2, 3.

Стив Харгривз:

Иллюстрации по поводу госдолга США

Недавний shutdown и драка в Вашингтоне коснулась многих тем – гордости, силы, ненависти к «большому правительству», Obamacare, возможно, к самому Обаме. Но корень этих тем – заемные средства, в частности, боязнь, что США берет в долг больше, чем может себе это позволить. Так ли уж все плохо? На первый взгляд, да.

Но прежде, чем граждане США будут резать на части свои социальные карты или уходить в отшельники, нужно узнать, что большинство государств залезли в долги. По отношению к размеру экономики, уровень госдолга США не так плох, как у некоторых промышленно развитых стран:

У развивающихся стран тоже есть долги:

В будущем, когда поколение бэби-бумеров выйдет на пенсию и расходы на Medicare и Social Security резко возрастут, задолженность страны тоже взлетит до неприемлемых уровней. Но не так уж скоро – по прогнозам МВФ, к 2018 году уровень американского долга к ВВП вырастет на 107%. Кроме того, заметим, что среднее домохозяйство США находится в худшей долговой «форме», чем правительство:

Spydell:

Игра закончена...

Игра закончена. Ралли на рынке акций продолжительностью более года близко к своему завершению. В ближайшие три месяца казначейству предстоит занять около $300 млрд., но реально выйдет больше из-за отложенной потребности после полугода бездефицитного бюджета. Праймдилеры с ФРС делали все от себя возможное, чтобы перекоммутировать глобальные денежные потоки из долгового рынка в акции с мая этого года.

Они даже пожертвовали восстановлением на рынке недвижимости , подняв ставки более, чем на 1% – все ради профита бангстеров. В той ситуации на негативные последствия для экономики им было плевать, так как потенциальный профит был выше от распила (отмывания) QE-денег на рынке акции, чем потенциальный рост ипотечных кредитов. Вызвав искусственный обвал, спровоцировав отток денег из долгового рынка – это была едва не единственная возможность поддержания умирающей активности на фондовом рынке. Им это удалось? Отчасти да. Если судить по денежным потокам, ликвидность действительно перераспределялась из облигационного рынка в акции.

Напомню, что впервые в истории QE проходил без абсорбации ликвидности в трежерис. Раньше QE скорее покрывал дефицит бюджета (например, напечатали $1 трлн., профинансировали дефицит на $1,5 трлн. = недостаток в $0,5 трлн.), теперь иначе (напечатали $600 млрд. с апреля при сбалансированном бюджете = избыток в $0,6 трлн.).

За последние 6 месяцев несколько сотен миллиардов долларов от дилеров осело в фондовых рынках через залоговые схемы, когда праймдилеры практически в автоматическом режиме закладывали деньги от Бена для выкупа акций. Самая масштабная схема по отмыванию денег из всех, что когда-либо видело человечество, при наиболее абсурдном пузыре с неимоверными рисками. Когда бабло пихали во все дыры, даже туда, куда не лезло.

Отсюда, кстати первый в истории рост рынка более, чем на 20% при сокращении выручки компаний и стагнации прибыли, что как бы намекает на критическую, запущенную форму идиотизма. Я надеюсь, что нет ни одного человека в здравом уме и крепкой памяти, кто бы считал, что рост рынка из-за улучшения макроэкономических и корпоративных перспектив? Хочется надеяться, что таких людей нет.

Но теперь рост долга снова активизируется. Эти прохвосты тщательно выстраивали конъюнктуру и медийный фон для негативного восприятия долгового рынка просто потому, что не было никакой необходимости в привлечении инвесторов при монетарном беспределе от ФРС и бездефицитном бюджете от Минфина. Теперь эта необходимость появляется вновь. Да, конечно, по внутренней договоренности, пока идет QE, праймдилеры гарантирует успешное размещение трежерис даже тогда, когда не будет ни одного внешнего инвестора. Но это не то, что им нужно.

Теперь задача стоит в позитивном восприятии долгового рынка, как «лучшего места на свете для парковки кэша» – с целью привлечения инвесторов. Поэтому, как это обычно бывает в таких условиях – стоит ожидать роста спроса на бакс (рост курса) и снижение ставок по трежерис, давление на акции усилятся, так как на всех денег не хватит. Долговой рынок будет иметь более высокий приоритет в ближайшие три месяца. Так что стратегия игры меняется.

С рынком акций немного сложнее. Дилерам нужно найти кретинов, которые бы одновременно были бы инвестдурнями и имели много денег. Такие артефакты сейчас в дефиците. Инвестдурней достаточно, но естественный отбор привел к тому, что денег у них осталось немного. Поэтому за каждого дурака будет битва – как впарить им акции на самых хаях при наиболее мрачном состоянии компаний за последние 15 лет? Ведь не $20 млрд. хотят впарить, а больше полутриллиона. Практически нереально.

В идеале им бы дрейф с положительным углом наклона, но реальность будет иной. Слишком большой объем необходимо распродать при слишком ограниченном внешнем спросе и недостатке времени. Предполагаю, что даже $100–150 млрд. за три месяца будет продать очень сложно. Они попытаются удержать рынок, так как очевидно желание продать на наивысшем уровне, но вряд ли удастся. Если генеральная поддержка со стороны праймдилеров уходит, то рынок недолго продержится. Надо учитывать инерционную составляющую, поэтому разворот произойдет не сразу, но ралли закончилось. Теперь можно ожидать разве что остаточное явление с попытками задерга рынка вверх, как остаточные рефлексы у трупа.

Здесь надо понимать, что приготовления к сворачиванию QE начинаются не в момент сворачивания, а за несколько месяцев раньше из-за низкого уровня ликвидности и активности на рынке при огромном масштабе размещенных средств операторами рынка.

Так что я бы запомнил эту дату. 17 октября как отсечка между суперциклом коллективного безумия на рынке и приготовлением к сворачиванию этого идиотизма. Очень высока вероятность того, что в IV квартале 2013 года могут установить хаи рынка на много лет вперед.

Конгресс? Ох, уж этот конгресс. Шоу, оно есть шоу. Все по голливудским лекалам. Опять за несколько секунд до взрыва ядерной бомбы главные герои обезвреживают детонатор и хэппи-энд так и прет – улыбки, поздравления, слезы от счастья на глазах. Нет, эти парни не меняются. Только в отличие от кино, конгрессмены выглядят не героями и спасителями человечества, а мерзавцами, подонками и идиотами. Объясню, почему.

Мерзавцы, потому что из-за своих грязных политических игр деактивировали бизнес активность почти на три недели путем блокирования бюрократической машины, когда все справки и документы от федеральных структур были заморожены на этот период, что привело к приостановке многих бизнес проектов. Потому, что более 800 тыс. человек были выброшены на улицы, хотя большинство людей не настолько богаты, как конгрессмены, чтобы протянуть без кэша месяц. Многие шли на дополнительную работу, чтобы платить по кредитам и как то жить в этот период. Это, прошу заметить, при том, что у них был год для принятия решений, но они отложили, как обычно на последний час.

Подонки, потому что, несмотря на имитацию бурной деятельности, не достигли абсолютно ничего, и переговоры от 1 октября сдвинулись ровно на нисколько. Концентрация безрассудства достигла апогея, когда предметом ожесточенных споров и камнем преткновения стало наличие или отсутствие субсидий на медицинское обслуживание для администрации президента и высших чиновников. Что как бы подразумевает, что никакого конструктивного спора там не было, а против реформы здравоохранения предметно и по сути никто не шел. Это то же самое, как устроить жаркие дебаты по поводу цветов в палисаднике вблизи Белого дома, где бы демократы стояли горой за розы, а республиканцы за хризантемы. Можно сказать, что все разногласия свелись к цвету краски в вестибюле Капитолия.

Идиоты, так как плохо срежиссированное шоу смотрелось, как анекдот. Утро начинается с того, что республиканцы представляют какой-то план, а к вечеру демократы его отвергают.

Следующее утро, где уже демократы предлагают план, а через несколько часов республиканцы протестуют.

Очередное утро начинается с попытки устроить переговоры, где президент всех посылает с мотивом, что ни на какие уступки идти не собирается и переговоры вести не будет.

Почти каждый день начинался с заявлений, что очередной прохвост конгрессмен собирается голосовать на какой-то план, но неизбежно к вечеру планы меняются и все проваливается.

С разной вариативностью действий и событий весь этот бред продолжался три недели, в результате которого прогресс не сдвинулся с мертвой точки и весь результат, к которому они пришли – это оставить все, как есть, с отсрочкой на три месяца. Гениально! Эти деятели полностью и окончательно дискредитировал свой театр абсурда, где даже циники готовы смеяться от накала безумия.

В итоге внимание отвлекли, информационное пространство замусорили, ни к чему конструктивному не подошли и новую часть представления анонсировали на январь следующего года. Правда сомневаюсь, что удастся собрать достаточно зрителей на очередной дешевый и крайней предсказуемый цирк шапито.

Уничтожив доверие к рынкам, отключив принципы рыночного ценообразования активов, исказив обратные связи, они теперь уничтожили доверие к политикам и ФРС. К ФРС доверие подорвали после того, как четырехмесячный пиар и подготовка к fed tapering обернулась тем, что никакого fed tapering не произошло, тем самым нарушив последовательность и предсказуемость действий ФРС. Говоря иначе, заявления руководства ФРС теперь мало что значат. Всего одно действие и председателей ФРС стали воспринимать, как шутов и балаболов. И ведь в этом бизнесе важно, чтобы слова председателя ФРС имели под собой веское основание и последовательность, в противном случае это не более чем информационный шум. Доверие заработать сложно, а потерять можно в один миг, что с успехом ФРС и провернули! Молодцы!

Да и к военным авантюрам никакого доверия. Все эти красные черты для Сирии, гарантии и неотвратимость удара и возмездия, чтобы потом трусливо и с поджатыми хвостами ретироваться? Интересно, они специально делают все, чтобы выглядеть идиотами? Такого количества ошибок и проколов, которые они допустили в 2013 году, не было, наверное, за последние 15 лет в совокупности.

Кстати, если увидите Джона Бойнера, спикера Палаты представителей США где-нибудь, то следует иметь с собой рулон носовых платков. С этим парнем что-то не то. Он вечно ревет самозабвенно, вечно заплаканный вид, как будто сорваться готов. Артистов понабрали! :)

Политические игры – дорогое удовольствие. В $24 млрд. обошлись!

Мэттью Иглесиас:

Китай и американские облигации

Ни одна другая тема не собирает комментарии влиятельных людей так активно, как покупка Китаем американского государственного долга. Последние «пляски» вокруг размера государственного долга США вызвали к жизни новый всплеск дурацких мнений на эту тему, и я хотел бы по ней высказаться раз и навсегда.

Очень многие товары сейчас производятся в Китае, и их покупают и американцы. И прежде, чем американская фирма сможет купить что-нибудь у китайской фирмы, ей понадобится обменять доллары на юани. Таким образом, Америка «накачивается» китайскими товарами, а Китай – долларами.

Теперь, исходя из естественных колебания валютных курсов, что произойдет, если курс юаня к доллару будет расти? Китайские вещи в США подорожают, и это снизит выгоду от производства товаров в Китае. Импорт китайских товаров в США сократится.

Но китайское правительство по разным причинам хочет субсидировать внутреннее производство. Поэтому они хотят, чтобы те доллары, которые у него накапливаются, шли обратно в Соединенные Штаты. В принципе, они могли бы сбивать самолеты с товарами, которые направляются в США. Но это было бы так ужасно расточительным и политически неприемлемым. Так что скупка трежерис – это самое удобное решение задачи.

В принципе, вот и все. Это не инвестиции. И раз это не инвестиции, то они не зависят от доверия Китая к американскому правительству. Это часть промышленной политики правительства Китая, и ее продолжение или сворачивание будет зависеть от внутренних китайских причин. Американцы же в состоянии напечатать столько долларов, сколько будет нужно для покрытия долга. Поэтому еще раз: у Китая нет никаких рычагов давления на американское правительство, и разговоры об этом смешны.

Крэйг Пирронг:

Нагрузка на капитал банков за участие на товарных рынках – в теории хорошо, но на деле…

Ранее, обсуждая роль банков на сырьевых рынках, я предлагал принять некое однозначное решение – либо банки на них могут участвовать, либо не могут. Также предпочтительным подходом было бы введение нагрузки на капитал банка, участвующего в товарных операциях.

WSJ сообщает, что ФРС склоняется в сторону такого подхода: «Сотрудники Federal Reserve выступают за введение нового «налога» на банки за владение нефтепроводами, запасами сырья и другими подобными материальными активами, рассказывают источники в ведомстве».

Такой подход может ограничить банки к их стремлению вкладываться в физические товары, а это стремление вызывает большую обеспокоенность среди регуляторов и законодателей. Как всегда, дьявол кроется в деталях. Кто ответит на вопрос, будет ли эта «надбавка» устанавливаться таким образом, чтобы точно отразить риски, или же она станет карательной? Или у ФРС не хватает полномочий, чтобы изгнать кредитные организации с товарных рынков?

Другими словами, это предложение в принципе правильно, но на практике могут возникнуть сложности. Если ФРС действительно хочет оторвать банки от товарных рынков, это нужно сделать открыто, а не с помощью не столь явного давления на капитал.

Тайлер Коуэн:

Должны ли родители стремиться в максимальной степени повысить ценность своих детей для общества?

Предположим, что генетический тест показал девяностопроцентную вероятность того, что ребенок обречен на то, чтобы быть неудачником, и 10% на то, чтобы ребенок вырос в одного из ведущих американских предпринимателей. Или, если говорить скромнее, что он станет рабочим или ученым, который приносит обществу пользы на $5 млн. в год. Думаю, что большинство родителей будет чувствовать себя неловко в связи с подобной генетической лотерей, хотя ее возможное социальное значение, безусловно, высоко. Ожидаемая польза против уровня рисков – вот в чем был бы вопрос.

Понятно, что многие родители из высшего слоя среднего класса хотят, чтобы их ребенок был более успешным, чем они сами. Они, конечно, были бы счастливы, если бы их ребенок оказался рядом с Биллом Гейтсом (и это было бы предпочтительно и для них самих с точки зрения обеспечения их старости. Но есть и риски, что ребенок вместе с высоким общественным положением получит на свои плечи и большую нагрузку – и не каждый родитель на это согласится.

Обратите внимание, как дети отличаются от денег – если такое сравнение уместно. Большой «приз», выраженный в долларах, побуждает к риску, по крайней мере, некоторых предпринимателей, которые хотят получить все больше или больше денег. Но «родительские награды», например, рождение в семье истинного гения, не будут восприняты однозначно. Любой нормальный родитель, прежде всего, станет беспокоиться о естественном развитии личности своего ребенка и постарается оградить его от возможных рисков, думая при этом о благе своего чада – а не общества.

Вальтер Куртц:

Абеномика – ситуация проясняется

Ключевым для экономики Японии является рост заработной платы – или же его отсутствие. Это влияет на оценку эффективности Абеномикс. Недавнее повышение цен (в основном из-за изменения курса йены) не может быть устойчивым, если зарплаты не идут с ним в ногу. Инфляция и слабый рост заработной платы может выжать покупательную способность потребителей и приведут к снижению экономического роста. Японии потребуется период устойчивого роста цен, чтобы выбраться из дефляционной ямы. Японские компании привыкли снижать зарплаты – и им будет сложно изменить этот вектор.

Инфляция в Японии:

По-видимому, премьер-министр Синдзо Абэ уже созрел до решительных действий. По данным TV Tokyo, Абэ уже начинает давление на компании, чтобы те повышали зарплаты. Если станет известно, что одна компания с именем подняла планку оплаты труда, остальные за ней потянутся.