В последнее время наблюдается отчетливая законотворческая тенденция – решать все проблемы исключительно за счет усложнения жизни гражданам. Причем создается такое впечатление, что способы выбираются изощренно издевательские вместо конструктивных цивилизованных мер. Россиянам грозит отмена социальных льгот и ликвидация материнского капитала, обрезание накопительных пенсионных отчислений, снижение пенсий и фактическое выпихивание на работу пенсионерок, повышение налоговой нагрузки на малый и средний бизнес, предложение повысить подоходный налог, дичайший коррупционный законопроект о «семейной собственности».

Вот и еще одно законодательное новшество рискует обрушиться на многострадальные головы граждан Российской Федерации. Со следующего года собираются ограничить расчеты наличными. Идею подало Министерство финансов больше года назад, предложив законодательно ограничить наличный расчет за товары и услуги. Порог для легальных наличных покупок хотят установить на уровне 600 тыс. рублей, а через год-два снизить эту сумму вдвое. Теперь законопроект находится на рассмотрении Госдумы. На днях его поддержала глава Центрального банка Эльвира Набиуллина.

Лучше бы занялись контролем фантастических трат коррумпированных госчиновников, но в законопроекте речь идет о выводе за рамки наличного оборота средних и крупных покупок обычных граждан. Им стоит подумать о будущих тратах. Если минимальная сумма наличных расчетов ограничится 300 тыс. рублями, то даже отечественные машины  придется покупать с помощью карточки или банковского перевода, не говоря о даче или квартире. Не жалко отдать 1–1,5% от крупной суммы за банковский перевод? Никаких проблем! Значит вы редкой щедрости человек, есть чем гордиться.

О такой радости, как бесплатные расчеты картой, тем паче ценными бумагами, за крупные покупки можете забыть. Во-первых, далеко не все автосалоны и агентства недвижимости оборудованы терминалами, не говоря уже о частных продавцах бывших в употреблении квартир и машин. Про ценные бумаги вовсе говорить смешно. Их просто никто не примет.

Во-вторых, положив на пластик крупную сумму, потеряете всякий покой и сон вплоть до момента оплаты покупки. Вновь рассказывать о существующих серьезных проблемах с безопасностью расчетов банковскими картами, что в реале, что в Интернете, излишне.

В-третьих, сами банки, которые отправляют-принимают переводы и обслуживают карты, тоже не «железные». Недавнее феерическое банкротство банка «Пушкино» очень показательно. На его расчетных счетах зависло примерно 2 млрд. рублей. По мнению специалистов, с этими средствами их владельцам можно попрощаться. Так что если провели банковский перевод и радостно побежали к продавцу с платежкой, то это вовсе не гарантирует счастливого конца.

Если на кону стоит сумма, равная паре лет тяжкого труда, то эти риски еще как-то можно пережить и не покончить с собой при неудаче. Но вот если предстоит покупка единственного жилья на деньги, которые копились долгие годы и собирались по родственникам и друзьям, то становится не до шуток.

Ну и на десерт – финансовый тупик для жителей провинции. Какие переводы и через кого будут делать они, вообще не ясно. С предложением банковских услуг на селе в России очень плохо. Даже Сбербанк есть далеко не везде, а Почта-банк остался жить в чиновничьих фантазиях, так и не появившись на свет. Для крупных расчетов, например, за дом, все-таки можно съездить в ближайший город. Остальные беспроблемные покупки свыше 300 тыс. рублей через несколько лет после принятия закона станут в принципе невозможными.

Теперь представьте, что закон принят, а у всей страны появилась необходимость в безналичных расчетах. В крупных городах проблема еще как-то решается, пусть с нервотрепкой и потерями на банковские комиссии. Как будут выкручиваться люди в провинции – неясно. Логично предположить, что в таких условиях не лишним было бы параллельно заняться обеспечением доступности и безопасности безналичных расчетов, их удешевлением. Однако в этой сфере законодательных инициатив не наблюдается.

Стремление ограничить оборот наличности, выводя из игры коррупционеров и теневой сектор экономики, понятно. Но зачем же людей ставить в тупик, сваливая на них все проблемы? Тем более, что сам «черный нал» этот закон никак не затрагивает. Жизнь усложняется прежде всего добросовестным налогоплательщикам и покупателям.

По сути, невыполнимые запреты ведут лишь к одному – их нарушению. Граждане вынуждены будут обходить закон. Грядет раздольное для мошенников время липовых ценных бумаг, утечки крупных сумм с банковских карт и запутанных дроблениями сделок.

Куда цивилизованнее было бы не контролировать расчеты, а составить единый прозрачный реестр крупных покупок граждан, то есть тех самых машин и квартир. Следовало бы, как в развитых странах, запустить универсальную, технологичную и оперативно работающую систему по учету имущественных прав. Тем более, потребность в ней давно уже назрела. Много лет власти обсуждают вопрос создания единого реестра по движимому имуществу, но реальных действий пока в этом направлении не замечено.

Ничего удивительного, ведь для создания единого реестра придется не только многое менять в структуре госорганов, процессах их работы, но и выделить серьезную сумму на технологическое оснащение. Однако это ответственная и почетная миссия не по плечу чиновникам, вот и завинчивают гайки. Куда легче свалить все проблемы на граждан, мол, они выкрутятся из ситуации, если надо.

В принципе сложно представить, как и, главное, зачем в стране с таким мощным теневым сектором и хилой системой безналичных расчетов нужно ограничивать наличные расчеты граждан. Какие бы ограничения ни накладывались, те, кто был в тени, так там и останутся, а честные граждане получают очередную головную боль или вовсе неразрешимую проблему. Очевидно, что нужно создавать условия для выхода из тени, а не «кошмарить» запретами.