На днях мы стали свидетелями споров в правительстве России о главной проблеме бюджета – где взять средства на выполнение щедрых предвыборных обещаний. А по сути – у кого их нужно забрать. По результатам споров можно судить, от финансирования каких проектов наше правительство готово отказаться, а от каких – нет.

Конечно, приятно, когда видишь, что члены правительства сняли розовые очки и оставили в прошлом мечты о «тихой гавани» и «островке стабильности». Кстати, привычное кивание на проблемы мировой экономики уже не работает. Солидные проблемы, похоже, накопились в экономике самой России.

Сокращать расходы бюджета нужно. Другое дело – какие расходы попали под сокращение.

Отмену очередной индексации зарплат госслужащим, военным, судьям и прокурорам можно считать компенсацией за недавнее повышение им зарплат темпами в разы быстрее инфляции.

Очень странно выглядит замораживание тарифов для монополий. Вначале предполагалась заморозка тарифов и для предприятий, и для населения. Но позднее было решено тарифы для населения повысить, пусть и с небольшим понижающим коэффициентом относительно инфляции.

Сокращение расходов на оборону и перевооружение армии в бюджете невелико, и даже после этого доля расходов на оборону в бюджете за 3 года возрастет с 15,7% до 20,6%.

Но самые интересные и спорные решения при сокращении расходов бюджета коснулись многострадальной пенсионной реформы. Тут можно выделить три основные проблемы.

Первая – «молчунам», которых до сих пор большинство, предоставили суровый выбор. Придется или целиком положиться на государство и оставить себе только страховую часть пенсии, или оставить себе накопительную часть пенсии, нырнув со своими 6% в неведомую реку негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний.

Неведомую – потому что сам Центробанк, которому теперь предстоит регулировать этот рынок, весьма негативно и резко высказывается по поводу положения дел во многих НПФ. Тут еще трижды подумаешь – не скушают ли НПФ мои пенсионные денежки еще быстрее, чем это может сделать государство?

Про то, как повлияет отказ от накопительной части пенсии на россиян, на финансовые рынки, и почему это очень сомнительное решение, я уже писал.

Казалось бы, прекращение начисления «молчунам» взносов в накопительную часть пенсии должно подвигнуть часть из них к скорейшему выбору НПФ или УК. В результате из ВЭБа будут выведены значительные денежные средства, и, что более важно – прекратится поступление новых. Ведь на начало года накопительные счета имели 77 млн. россиян. Из них в ВЭБе держали счета 56 млн. человек, остальные – в НПФ и УК.

Возможно, это и было бы так. Но тут появляется вторая часть проблемы – срочная реформа рынка негосударственных пенсионных накоплений. На днях было предложено… временно передать в управление ВЭБу новые пенсионные поступления в НПФ!

«Задача состоит в том, чтобы мегарегулятор — Банк России — в течение до двух лет осуществил мониторинг действующих НПФ. Он проведет анализ их состоятельности и оставит на рынке НПФ только те, которые имеют действительно устойчивую финансовую основу», – сказал министр финансов Антон Силуанов.

Планируется создание системы гарантии сохранности пенсионных средств россиян, подобной той, что уже действует применительно к банковским вкладам. А вот когда НПФ акционируются и войдут в систему страхования, тогда и заработают в обычном режиме. Сколько НПФ войдет при этом в новую систему и критерии отбора пока совершенно неясны.

И если наше государство так легко обращается с накопительной частью пенсий «молчунов», то где гарантия, что эти деньги будущие пенсионеры вообще увидят? Как будто чтобы еще сильнее запутать ситуацию, вице-премьер Ольга Голодец на днях предупредила, что у выбравших накопительную часть пенсии размер пенсии будет меньше.

«Молчуны», которые так и не смогли определиться с выбором НПФ или УК, на самом деле просто не имеют информации для принятия сегодня верного решения. Пока им дали время сделать свой выбор до конца нынешнего года. Но уже есть планы дать на выбор больший срок – до конца 2015 года. Хотя официального решения пока нет, а времени до конца 2013 года осталось немного.

Как я могу передать деньги в управление непонятно кому, непонятно на какой срок и непонятно по каким правилам? После этого вы еще удивляетесь, что в России столько «молчунов»? Я – нет!

Третья часть пенсионной проблемы – новая пенсионная формула. Которая, как нам говорят, прошла «серьезное общественное обсуждение».

Знаю-знаю, слышал разговоры знакомых и читал переписку на форумах. К сожалению, во время этих обсуждений пенсионной формулы ей были даны такие «лестные» ее оценки, что здесь я их привести не рискну. Тем не менее, в итоговом виде пенсионная формула стала еще хуже, чем предполагалось ранее.

Ясности с пенсионной формулой нет никакой. На самом деле этот пенсионный калькулятор сегодня просто еще одна онлайн-игра. Доходность от накопительной части пенсии не прогнозируется, коэффициенты расчета, скорее всего, еще не раз непредсказуемо изменятся.

Думаю, через некоторое время нам предстоит очередная пенсионная реформа. Когда она будет, и каким будет ее содержание – угадать не берусь. Но нынешняя формула, по которой пятая часть россиян, получающая официальную зарплату ниже 2 МРОТ, остается фактически на нищенской социальной пенсии, да еще и назначаемой на 5 лет позже обычной, неминуема будет пересмотрена.

Проблему миллионов россиян, получающих пенсию на 10–15 лет раньше остальных, также придется решать рано или поздно. Равно как и предложить микробизнесу – фактически самозанятым россиянам реально работающие программы пенсионных накоплений.

В пенсионной системе самое главное – ясные и понятные правила игры, которые не меняются на очень большом отрезке времени. Иначе какое мне, собственно, дело до очередного изменения правил – все равно за ближайшие 20 лет их изменят еще много раз.

А так как пенсионная реформа проводится в невероятной спешке, то разобраться в хитросплетениях пенсионной реформы становится решительно невозможно. Любой нормальный человек, окинув взором предлагаемую пенсионную реформу, понять суть которой ежедневно становится все сложнее, подобно Карлсону из известной детской книжки готов воскликнуть: «Я так не играю!».

Вопросы сокращения бюджетных расходов напрямую коснутся всех россиян.

Для банков тоже наступают непростые времена. Все последние годы они рассчитывали на рост экономики и делали ставку на розничный сегмент бизнеса по причине роста доходов россиян темпами гораздо быстрее инфляции.

Но при сокращении госрасходов даже проверенные временем заемщики-бюджетники с их ранее быстро росшими доходами теперь могут подвести. Доходы сотрудников госмонополий в связи с частичной заморозкой тарифов уже не будут расти прежними темпами. Доходы нефтяников из-за увеличения пошлин будут расти медленнее.

Рост промышленного производства в России фактически остановился. Корпоративный сектор очень осторожно берет кредиты и не спешит начинать новые проекты. Малый и средний бизнес, сильно завязанный на розницу и рост доходов россиян, тоже может чувствовать себя в новых условиях хуже.

Кого же теперь банкам кредитовать?

Жить опять, как в «проклятые девяностые», становится с каждым днем все интереснее. Ведь постоянно узнаешь столько нового!

Причем, как сказал членам правительства президент Владимир Путин, открывая совещание на тему бюджетных проблем: «Слава богу, это пока не кризис!».