Прошлый год для многих прошел под знаком тревожного ожидания – второй волны кризиса, финала электорального цикла, конца света. Пессимистичные прогнозы некоторых экспертов предрекали на этом фоне увеличение долгового рынка в разы. Банки действительно раздавали кредиты населению как в последний день перед потопом, невзирая на то, что реальные доходы россиян росли вовсе не такими темпами, как объемы кредитования. Современная просрочка по кредитам продиктована не потерей работы заемщиком, как это было пять лет назад, а его чрезмерной закредитованностью, на которую банки подчас закрывают глаза.

Зачем банки снова примериваются наступить на старые грабли? Откуда взялись «плохие долги второго поколения», если уроки кризиса ими были усвоены и управление рисками усовершенствовано? Участники рынка на эту тему говорить не любят, и это неудивительно. Они надеются на то, что Россия – не Америка, и чтобы построить в нашей  стране ту же ипотечную пирамиду, спровоцировавшую кризис, нужно раздавать деньги не один год. Поэтому 40% годового роста кредитования физическим лицам – это, по мнению банкиров, вовсе не конец света. Но в то же время в последние годы просроченная задолженность уменьшалась лишь на бумаге в процентах по отношению к совокупности выданных кредитов. А в реальных деньгах росла и доросла до критической, так что уже и президенту стало очевидно. Просроченная задолженность физических лиц на 1 июля составила 364,1 млрд. рублей. Долги россиян выросли за год на 19,6%.

Стирка с отбеливателем

Директор департамента операционной поддержки бизнеса и член правления ДжиИМаниБанка Наталья Степнова уверена, что в России уровень покрытия банковскими продуктами очень низкий по сравнению с развитыми рынками, поэтому агрессивное продвижение кредитов закономерно.

«Аппетит к риску у всех разный: кто-то консервативен, кто-то, наоборот, делает послабления в уровне долговой нагрузки, но общая статистика говорит, что количество клиентов, имеющих более 5 кредитных продуктов, стремительно растет. Банки продолжают выдавать кредиты одним и тем же лицам, несмотря на то, что уровень соотношения долговой нагрузки к доходам может уже превышать и 50%. Думаю, что многие участники рынка по самым разным причинам вынуждены работать на очень короткую перспективу. В итоге за агрессивным ростом портфеля и быстрой продажей долга аффилированным агентствам скрываются реальные проблемы качества своих активов. Получается замкнутый круг, разорвать который очень и очень непросто, особенно когда главной целью является прибыль «здесь и сегодня», в том числе и за счет того, что Банком России было названо «хищническим кредитованием», – комментирует Степнова.

Советник старшего вице-президента Номос-банка Екатерина Резникова утверждает, что, агрессивно наращивая кредитные продажи, банки одновременно конкурировали за клиентов с положительной кредитной историей. «Большинство банков активизировали кампании перекрестных продаж с целью увеличить активный портфель уже существующих клиентов. В результате долговая нагрузка на клиента выросла. Даже у клиентов с положительной кредитной историей при стремительном росте их ежемесячных обязательств рано или поздно возникает синдром «усталости от кредита» и они попадают в просрочку», – констатирует Резникова.

Начальник отдела розничных продаж Эксперт банка Татьяна Кукушкина считает, что для увеличения кредитного портфеля банкам приходится снижать требования к потенциальным заемщикам, и они делают более «легкими» пакеты документов, необходимых для получения кредита. «Уже сейчас мы сталкиваемся с должниками, на которых числятся несколько кредитов разных банков, и все они уже на просрочке», – говорит Кукушкина.

Старший вице-президент Национальной службы взыскания Сергей Шпетер ясно видит, что старые плохие долги удачно маскируются в новом витке кредитования. Эксперт утверждает, что все больше долгов передаются в работу коллекторов по несколько раз. На сленге коллекторов это называется «пройти не одну стирку». «Если в предыдущие годы долги на аутсорсинг попадали один или два раза, то в 2012 году все чаще встречалось четвертое или пятое размещение. И определенная доля «реструктуризированных» долгов в таких портфелях есть. Полагаю, что эта тенденция сохраняется и в 2013 году», – заявляет эксперт.

Дикорастущие

«Рост объемов просроченных платежей по данным Банка России за первые 4 месяца 2013 года составил 14,8%, что на 10,4 процентного пункта выше аналогичного показателя 2012 года. Но концом света это назвать нельзя. Это вполне естественный и контролируемый рост. Рынок розничного кредитования за прошлый год вырос на 39% – это очень большой показатель. И вполне естественно, что часть выданных кредитов попадает в просрочку. Но доля пророченной задолженности к кредитному портфелю относительно невелика – 4,3%», – говорит Сергей Шпетер.

Тем не менее некоторые эксперты отмечают, что такая ситуация наблюдается на рынке впервые после преодоления кризиса в 2010 году.

В каком виде кредитования банки сегодня видят наибольшую просроченную задолженность? Здесь у каждого банка персональный рейтинг. Общая тенденция такова: самая большая просрочка есть в том продукте, который растет быстрее остальных. На этом «навозе» так же быстро растет и просроченная задолженность.

 «Ни для кого не секрет, что в прошлом году многие игроки рынка начали активно продвигать кредитные карты – и рынок знает, что для «созревания» портфеля по этому продукту достаточно 12 месяцев. Опубликованные недавно отчеты бюро кредитных историй и некоторых банков по РСБУ и МСФО показывают резкий рост просрочки именно в кредитных картах. Мы всегда считали кредитные карты более рискованным с точки зрения качества продуктом. В отличие от кредита наличными, где «потребление» всего кредита происходит в тот же самый момент, когда происходит оценка банком финансового состояния клиента и риска его дефолтности, кредитные карты очень часто – «спящий» продукт, использование которого может быть вызвано к жизни именно изменениями финансового положения клиента не в лучшую сторону», – полагает Наталья Степнова (ДжиИ Мани банк).

Директор департамента продаж и продуктов Росгосстрахбанка Вилен Ли, наоборот, считает наиболее проблемными с точки зрения потенциального невозврата потребительский кредит. «Особенную опасность для банка представляют экспресс-кредиты, которые можно получить быстро и легко, однако процентные ставки по ним высокие. Также высокий процент просроченной задолженности среди кредитных карт. Зачастую это связано с тем, что к задолженности по банковским картам люди психологически относятся легче, чем к долгам по потребительским кредитам, ипотеке, автокредитам, где нет установленного льготного периода», – комментирует эксперт.

Татьяна Кукушкина (банк «Эксперт») также поставила на первое место беззалоговые потребительские кредиты и кредитные карты, затем автокредиты и замыкает этот «рейтинг невозврата» ипотека.

Заместитель председателя правления Сбербанка России Белла Златкис считает потребительские кредиты огромным риском для российской экономики и основанием регулятору крепко задуматься. «Сегодня на первые места по объемам выдачи розничных кредитов выходят банки с ярко выраженным POS-кредитованием, очень высокими ставками как по пассивным операциям (привлечению), так и по активным. На самом деле сегодня никто всерьез не регулирует активно-пассивные ставки в экономике. Население недостаточно экономически грамотно, чтобы понимать, что кредит, взятый под 70% годовых, очень сложно отработать из зарплаты. Потребкредиты берут не олигархи, а, как правило, нижний сегмент среднего класса, у которого нет накопленного опыта и знаний, да и финансовых возможностей пользоваться такими кредитами — да еще по таким ставкам. POS-кредитование – это всегда повышенный аппетит банка к риску, так как предполагает привлечение наиболее рискованных заемщиков», – заявила Златкис в недавнем интервью.

Ответная реакция скоро последовала – глава Банка России Эльвира Набиуллина на встрече с президентом признала, что «дальше накапливать риски по кредитованию населения» нельзя. Что из этого заявления вырастет, банковский рынок скоро увидит.

Коллекторы портят имидж

Когда и как банк принимает решение подключать к взысканию просроченной задолженности коллекторские агентства? Здесь у каждого участника рынка своя политика.

«Сначала у банков не было вообще никаких служб по взысканию долгов с клиентов. Поэтому когда профессиональные взыскатели пришли на этот рынок, нам пришлось работать с по-настоящему древними долгами – просрочкой более двух лет. Это были «Авгиевы конюшни» нашего кредитного рынка, и мы были их Гераклами. Постепенно уровень снизился до 2–3 месяцев. Такая просрочка чаще всего остается в работе у самого кредитора. С маркетинговой точки зрения это правильно. Банк не хочет терять такого клиента, мало ли что с ним случилось – уехал в командировку, попал в больницу. Он еще может погасить долг. Есть ряд банков, которые изначально отдавали работу с просрочкой по агентской схеме внешним компаниям. Отмечу, что, чем раньше, «свежее» стадия взыскания, тем она более клиентоориентированная», – говорит президент НАПКА Александр Морозов.

По словам члена правления Натальи Степновой, ДжиИ Мани банк использует несколько моделей взаимодействия с коллекторами. «Одна модель предполагает передачу портфеля ссуд в работу таких институтов только после того, как собственная служба взыскала с точки зрения банка всё, что представляется возможным. Другая «крайняя» модель – полный аутсорсинг сбора просроченной задолженности по достижению портфелем определенного уровня просрочки», – комментирует эксперт.

По мнению Степновой, даже собственная высокоэффективная служба взыскания может уступать по возможностям сторонним агентствам. Поскольку сегодня важнее не «сила» коммуникации, а как можно больше источников правдивой информации о заемщике, который может быть должником нескольких банков одновременно. А коллекторы, имеющие в работе проблемные портфели не одного банка, такой информации априори нарабатывают больше, чем отдельно взятый банк.

Номос-банк также имеет собственную службу взыскания и зовет на помощь коллекторов поздновато – при просроченной задолженности от 180 дней. Однако, по словам советника старшего вице-президента банка Екатерины Резниковой, планируется применять сегментный подход к распределению клиентов на всех стадиях просрочки. «Коллекторскому агентству передается небольшой тестовый портфель, по которому оцениваются результаты по сравнению с его конкурентами и выполнение поставленных целей. Если агентство не демонстрирует конкурентно-способного результата, взаимодействие с ним прекращается», – рассказывает Резникова.

«Мы стараемся максимальное количество просроченных кредитов обрабатывать собственными силами на уровнях телефонного взыскания, личных визитов и исполнительного производства. На аутсорсинг коллекторским агентствам передаются кредиты, которые по разным причинам невыгодно взыскивать собственными силами. Например, кредиты должников, которые проживают в удаленных населенных пунктах, где банк не имеет службы взыскания. Кредиты продаются, когда срок просрочки достигает 365 дней, или раньше, если банк сочтет, что дальнейшее взыскание собственными силами нецелесообразно», – говорит Святослав Емельянов («Хоум Кредит»).

Эксперт рекомендует банкирам очень тщательно подходить к выбору коллекторского агентства и отдавать предпочтение игрокам рынка с хорошей репутацией и корректными методами работы, иначе запросто можно испортить имидж самому банку.

«В связи с тем, что большая часть коллекторских агентств работает по агентской схеме, банки, как правило, выражают свое недовольство по работе коллекторов относительно части, связанной с агентской схемой по проблемным ссудам без продажи. Поэтому многие банки усиливают свои службы по взысканию долгов и продолжают работу с должниками собственными силами как можно дольше и, исходя из этого, продаются проблемные кредиты лишь тогда, когда банк предпринял все возможные меры по взысканию долгов», – комментирует Татьяна Кукушкина из банка «Эксперт».

Долговой рынок растет. Объем кредитного портфеля, переданного в работу коллекторам в первом полугодии, составило 179,3 млрд. рублей, что на 17,8% больше по сравнению с показателями прошлого года. При этом в работе коллекторских агентств увеличилась доля долгов со сроком просрочки не более 60 дней. Можно ли параллельно говорить о росте эффективности взыскания просроченной задолженности? Как банки ее оценивают?

Как рассказала Наталья Степнова, эффективность взыскания долгов измеряется по сборам в час. А команде коллекторов устанавливаются цели по уровню списания на год, квартал, месяц соответственно. «Очень важно убедиться, что команда выполняет все цели по обработке данного портфеля: по уровню контактности, количеству собранных и выполненных обещаний. Тогда можно начинать улучшать стратегии для повышения эффективности. Немаловажную роль здесь играет и количество жалоб на сотрудника-коллектора. У нас это является одной из основных составляющих в оценке эффективности работы сотрудника и в итоговом расчете переменной части его вознаграждения», – говорит представитель ДжиИМаниБанка.

«Коллектору устанавливаются целевые показатели, и на еженедельной основе оценивается динамика данных показателей относительно самого себя, оцениваются перспективы достижения целей и динамика относительно конкурентов», – рассказала Екатерина Резникова (Номос-банк). 

Штрихи к портрету

По данным Национального бюро кредитных историй, в 2012 году  банковские кредиты взяли 13 млн. россиян, и только 29% из них имели на тот момент кредитную историю. При такой банковской практике раздачи денег на авось неудивительно, что количество займов, по которым россияне не осуществили ни одного платежа, приблизилось к 660 тыс. Какой он, должник «второй волны»? По каким причинам он не платит?

По мнению Сергея Шпетера (Национальная служба взыскания), социальный портрет современного должника не изменился. «Но есть одна особенность – в период кризиса в число должников часто попадают люди, ранее добросовестно платившие. С наступлением кризиса они могли потерять работу, либо снизился их доход. С такими должниками ведется совсем другая работа. Здесь имеет место не взыскание, а консультирование по реструктуризации долга», – говорит эксперт.

По оценкам президента Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Александра Морозова, старые причины неплатежей, такие как потеря работы, тяжесть обслуживания кредита в иностранной валюте ушли в прошлое. Из старых причин долгов осталась надежда заемщика на авось, когда он по-прежнему не сопоставляет свои реальные возможности с кредитной нагрузкой.

По наблюдениям сотрудников коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», социальный портрет должника за последнее время не претерпел каких-либо изменений. Среднестатистический должник – это женатый мужчина в возрасте 34–37 лет. Он имеет среднеспециальное образование и живет в крупных городах. Средняя сумма долга составляет 28 тыс. рублей. Женщины должны чуть меньше – 23 тыс. рублей. Сегодня среди причин возникновения задолженности называются смена работы, внеплановые траты, отсутствие денег. На кризис уже никто не кивает.

«Ситуация осложняется тем, что рост потребления и кредитования не поддерживается аналогичным по темпам ростом реальных доходов населения. Банки привлекают коллекторские агентства к обработке проблемных кредитов уже на самых ранних стадиях возникновения просроченной задолженности, когда не оплаченными остаются первый или второй платеж по кредиту. Это позволяет значительно сократить объемы просроченной задолженности, а также резервы под их обеспечение», – говорит заместитель генерального директора по продажам и маркетингу «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Терехова.

Долговая нагрузка на клиентский бюджет с 2007 года выросла вдвое: если шесть лет назад граждане отдавали 5,6% своего ежемесячного дохода на погашение кредитов, то сейчас —11,8%. А доходы физических лиц за эти годы выросли всего в 1,7 раза: в 2007 году средняя зарплата российских граждан составляла 12540 рублей, в настоящее время — 21204 рубля.

«Сегодня средний банковский заемщик в России 45% своего ежемесячного дохода тратит на оплату ежемесячного взноса по потребительскому кредиту. При этом критическим считается показатель в 50%, а доля этого платежа в размере 35–36% в ежемесячном доходе существенно повышает риск выхода заемщика на просрочку. Если темпы прироста кредитной нагрузки сохранятся, то уже в 2015 году мы можем оказать в ситуации массовых дефолтов по розничным необеспеченным кредитам», – говорит член совета директоров «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева.

Кредитный фотошоп

Каков же сегодня социальный портрет идеального заемщика с точки зрения банков? И есть ли шанс «подретушировать фотографию», если кредитная история уже вся в пятнах?

Идеальный заемщик для Номос-банка – замужняя женщина старше 30 лет, работающая на последнем месте более двух лет.

По словам Натальи Степновой (ДжиИМаниБанк), хороший заемщик имеет хорошую кредитную историю и документы, подтверждающие стабильный доход в настоящем и будущем. Как правило, это женщины, банки считают их более ответственными и аккуратными, а также более импульсивными в незапланированных тратах, что дает им повод оставаться верным заемщиком долгие годы.

«При оценке рисков дефолтности клиентов в нашем банке используются очень строгие критерии, в том числе и из-за нашего почти трепетного отношения к величине совокупной долговой нагрузки (DTI). Заявители порой негодуют, что всю жизнь они всё отлично выплачивали, и автомобили у них самые лучшие, и отдыхают они только в Европе, а вместе с тем оказывается, что при подтвержденных доходах, например, в 100 тыс. рублей, размер выплат по уже имеющимся долгам составляет более чем 50 тыс. рублей в месяц. Мы ратуем за ответственное кредитование, мы не зарабатываем на штрафах и поэтому не заинтересованы в том, чтобы выдавать кредиты лицам с DTI больше определенного, приемлемого для банка и согласованного с акционерами, уровня», – заявляет Степнова.

По мнению эксперта, испорченную кредитную историю можно со временем и поправить, но как поправить себе «ограничитель»? Ведь всегда найдется банк, готовый выдать новый кредит.

Как рассказал Вилен Ли (Росгосстрахбанк), набор критериев «хорошего заемщика» сильно варьируется в зависимости от банка, кредитной программы и уровня риска, который банк по ней допускает. «В первую очередь банк интересуется ранее оформленными кредитами и историей погашения задолженностей. Также большую роль играет возраст, семейное положение заемщика и наличие детей, образование и профессия, наличие социальных связей, трудовой потенциал и самое главное – уровень постоянного дохода в соразмерности с кредитными обязательствами», – говорит эксперт.

Если у клиента была когда-то испорчена кредитная история, то доказать банку собственную платежеспособность крайне сложно. Но клиент из так называемого «черного списка» при оформлении кредита может приложить справку о погашении просроченной задолженности. Это ускорит процесс рассмотрения заявки, так как данные в бюро кредитных историй могут долго не обновляться и быть недостоверными. Но второй шанс исправить положение банк уже вряд ли предоставит.

Татьяна Кукушкина из банка «Эксперт» рекомендует подождать с новыми кредитами 5 лет – именно столько времени хранятся данные в бюро кредитных историй. «Если проблемы с платежами были урегулированы до передачи дела в суд, и просроченная задолженность была погашена в добровольном порядке, клиент может взять кредит в магазине на приобретение товара, выплатить в полном объеме и своевременно, вполне возможно, что банк выдаст кредит данному заемщику под более высокую процентную ставку», – дает рецепт «отбеливателя» кредитной истории Кукушкина.

Пока банкиры будут уперто считать кредитование драйвером роста, потребительское поведение россиян вряд ли качнется в сторону накоплений и инвестиций.