Скоро 1 сентября, День знаний.

Казалось бы, России нужно как можно больше хорошо образованных граждан, которые будут двигать ее вперед в высокотехнологичном XXI веке.

Да-да, тот самый век научно-технического прогресса, необычных электронных и, что особенно важно, – доступных каждому человеку устройств, о котором, кажется, совсем недавно мечтали фантасты, незаметно уже наступил. Хорошо это или плохо, но молодежь не мыслит себя без всех этих высокотехнологичных «игрушек», имеющих, впрочем, и массу весьма полезных применений и серьезно изменивших нашу жизнь.

Жить и работать в высокотехнологичном веке с начальным средним образованием становится все сложнее. Даже многие ранее простые профессии требуют для овладения ими специальных знаний, а еще лучше – высшего образования.

Но получение качественного высшего образования – дело очень недешевое. В столице речь может идти уже о 200–300 тыс. рублей в год. И это только плата за обучение! А ведь иногородним студентам нередко придется еще заплатить за проживание в самом дорогом городе России.

Оплатить полностью обучение могут далеко не каждые родители, не говоря уже о самих студентах. В других мегаполисах образование ненамного дешевле. При этом набор на бюджетные отделения вузов ежегодно сокращается, а поступить на них без блата все сложнее.

Крупные европейские страны и США делают многое, чтобы высшее образование даже в самых престижных вузах было доступным для талантливой молодежи из разных социальных слоев. Но в России ситуация с доступностью бесплатного качественного высшего образования становится все хуже.

Казалось бы, именно тут на помощь должны прийти банки, предоставив кредиты на обучение. Ведь вложение денег в свое образование и в образование своих детей – одна из лучших инвестиций! Но в отличие от раздачи направо и налево кредитов на покупку бытовой техники, телефонов, автомашин и «отдыха в кредит» на дорогих курортах, выдавать кредиты на образование российские банкиры не спешат.

В результате у родителей и студентов, не имеющих денег на оплату учебы и желающих взять для этого банковский кредит, остаются всего три возможности.

Первая – оформить потребкредит. Потребкредиты выдают во всех крупных банках, решение принимается быстро, документов нужно немного. Но все эти плюсы перекрывает стоимость потребкредитов – 20% годовых и выше, а также срок кредитования до 1 года.

Целевые кредиты на образование выдает чуть больше десятка банков.  Условия этих кредитов обычно настолько жесткие (например, требование залога имущества), что получить их может оказаться непросто. Срок кредитов до 10 лет, а обычно – до 3 лет, ставка – от 10% до 20% годовых.

Наконец, можно попробовать оформить образовательный кредит по программе с государственным субсидированием процентной ставки. Такие кредиты выдают всего 3 банка, в том числе – Сбербанк.

Тут финансовые условия необычайно привлекательны. Максимальный срок кредита – срок обучения в вузе, плюс 10 лет, процентная ставка 5% годовых, возможна отсрочка уплаты процентов до конца срока обучения.

Зато условия получения кредитов непростые. Особенно жесткие требования выдвинуты к успеваемости – при получении всего одной «тройки» 2 семестра подряд субсидирование процентной ставки прекращается. Вспомним, что у Александра Пушкина были большие проблемы с математикой, но это не помешало стать ему гениальным поэтом. А вот оплатить учебу кредитом с господдержкой в наше время он бы не смог!

В результате за 5 лет действия программы было выдано всего 5,8 тыс. кредитов, в том числе в 2012 году – 838 кредитов. Мало того! Программа заканчивается в конце 2013 года.

Я не верю, что кредиты на столь выгодных условиях не пользуются спросом. Скорее банки сами не горят желанием их выдавать. Хотя, казалось бы, это неплохой шанс смолоду приучить россиян к банку и банковским услугам.

Впрочем, в России это слабый довод. Тут редко кто знает, кому будет принадлежать его банк через 10 лет, а тут надо кредиты на 15 лет выдавать!

Впрочем, было бы несправедливо не упомянуть высокие риски выдачи образовательных кредитов. Ведь еще неизвестно, как конкретный студент будет учиться, куда устроится работать и сможет ли отдать кредит. В результате сегодня для российских банков кредиты на образование – скорее социальный, чем бизнес-проект.

Ведь во всех странах, в которых развита система кредитования на получение образования, активно стимулирует этот процесс и берет на себя часть рисков государство. В России же об этом остается только мечтать.

Что касается дальнейшей судьбы образовательных кредитов с господдержкой, то она пока неясна. Еще в мае Минобразования разработало новую программу и направило ее в правительство.

Условия программы изменены в сравнении с действующей сегодня. Как в лучшую сторону – сняты обязательные требования к учебе на «хорошо» и «отлично», кредит можно будет использовать не только на оплату учебы, но и на оплату проживания и учебной литературы. Так и в худшую – вместо 5% кредиты обойдутся в 7% годовых. Что, впрочем, тоже неплохо. Банки смогут списать до 20% проблемной ссудной задолженности по новой программе за счет средств госбюджета.

Была надежда, что программа начнет действовать уже с 1 сентября. Но о ее принятии пока ничего неизвестно.

Будет ли запущена новая программа? И станут ли кредиты на получение образования популярным банковским продуктом?

Это будет зависеть от трех условий. Первое – качественное образование в России действительно должно стать социальным лифтом, который поднимает новых Ломоносовых к вершинам карьерной лестницы и жизненного успеха. Второе – банки, их владельцы и топ-менеджеры должны чувствовать себя достаточно уверенно, чтобы планировать развитие банка вперед на 5–10 лет. И третье – государство должно выделить средства на финансирование масштабной долгосрочной программы образовательного кредитования.

Пока же, по словам самих банкиров, спрос даже на льготные кредиты на получение образования практически отсутствует. Так и хочется вспомнить старый советский анекдот:

«- Почему у вас нет в продаже черной икры? – спросил иностранец.

- Нет спроса!

Иностранец не поверил и целый день проторчал возле прилавка. Действительно, никто не спросил.

- Видите? Нет спроса. А нет спроса – нет и икры!»