Максим Авербух:

Про рубль. Подпечатали немного – и курс подправили

Как видите – кэрренси-борд [ currency board. – Прим. Bankir.Ru] в чистейшем, незамутненном виде. Классические 85%.

За пять месяцев денежная масса выросла на 1,3 трлн., а депозиты населения и нефинансовых организаций (в табличке – «Депозиты в составе М2») на 960 млрд. – и ЦБ «подправил» курс рубля к доллару. Рост денежной массы начался в марте – доллар тоже «попер» в марте.

Дата

Депозиты в составе М2

ЗВР

Депозиты / ЗВР

Месяц

Среднемесячный курс

Ставка кэрренси-борд

01.01.2013

13 651,80

537 618

25,39

январь

30,22

84%

01.02.2013

13 571,80

532 155

25,50

февраль

30,16

85%

01.03.2013

13 919,20

526 172

26,45

март

30,8

86%

01.04.2013

14 057,70

527 708

26,64

апрель

31,35

85%

01.05.2013

14 433,10

533 218

27,07

май

31,3

86%

01.06.2013

14 533,60

518 431

28,03

июнь

32,31

87%

Сергей Журавлев:

Европейский тигр

На обнародованный пару недель назад (точнее, подтвержденный, предварительные данные были еще в апреле) Мировым Банком подсчет, что Россия в прошлом году стала крупнейшей европейской экономикой и пятой в мире, можно было бы не обращать особого внимания, поскольку причины этого достаточно объективны (см. заголовок графика). Но, глядя на довольно бодрое обсуждение этого факта в блоге kar-barabas, пожалуй, тоже запишу пару не общепринятых, хотя и очевидных слов.

Источник http://data.worldbank.org/

1. Понятно, что нам помог более быстрый рост мировых цен на производимую в стране продукцию по сравнению со среднемировой инфляций. (Бразилия, например, могла бы сохранять паритет с нами лишь в ценах первой половины нулевых. В современных – отстает более чем на 30%.) Фактор инфляции в росте ВВП России по ППС в международных долларах после 2005 составлял 6,2% год, а для Германии, так же как для США и Бразилии он был около 2,0% год. С другой стороны, эту, добавочную, инфляцию в ценах на сырьевые товары можно рассматривать как вклад в рост ВВП по ППС в «постоянных» долларах (то есть скорректированный на американские 2% инфляции). Этот рост можно рассматривать в некотором смысле как «реальный», поскольку он определяет реальный рост внутреннего спроса (потребления и инвестиций), если не прибегать к увеличению внешнего долга.

Темп этого роста (ВВП по ППС в постоянных долларах) у нас в период после 2005 года был вполне китайский – 7,1% год. Видимо, именно этот показатель в свое время имел в виду Путин, предлагая очередное «удвоение» то ли за 10, то ли за 15 лет (7,1% в год как раз и означают удвоение за 10 лет). Эту цель, по-видимому, тогда никто не понял, включая и самого предлагавшего. Она была заменена целью войти в пятерку крупнейших экономик по ППС, оказавшуюся, как мы теперь видим, совершенно не амбициозной. Более вдохновляющей для России была бы цель оказаться в шестерке крупнейших экономик по рыночному обменному курсу к 2050 году. Для долгосрочных прогнозов доллары Гири-Хамиса (ППСы) малопригодны, поскольку мы не знаем, как будут меняться относительные цены, а движение реальных обменных курсов несколько более объективно.

2. С точки зрения использования потенциала страны и мировой конъюнктуры сложившаяся структура экономики («экономика трубы») выглядела абсолютно оптимальной. Большой (и редкой) удачей для страны было, что правительство не стало заниматься «реиндустриализацией», «поддержкой отечественного производителя», манипуляциями курсом и прочими химерами, чтобы получить в итоге очередную разновидность большой КНДР.

3. Реальный (то есть в постоянных относительных ценах) рост ВВП России также внес некоторый вклад в дело вхождения в «большую экономическую пятерку». Он был выше немецкого как в послекризисный период 2009–2012 годов (1,6% год. против 1,2%), так и в период 2006–2012 годов (2,9% против тех же 1,2%).

Трудно сказать, на чем было основано представление, что экономика России должна постоянно сохранять темпы 5–6%, характерные для периода восстановительного роста. В современной глобализированной экономике долговременные темпы роста большинства страновых экономик определяют стартовый уровень (возможности конвергенции за счет более высоких норм накопления и совокупной факторной производительности – переноса технологий – в сравнении с более развитыми странами) и демография.

У России в этом плане не видно никаких особенных исключений из общего массива догоняющих экономик, которые позволили бы превосходить средние темпы развития для этих стран – около 3% в период 2008–2012 годов. Разве что окружение менее развитыми экономиками, но оно позволяет разве что поправить за счет притока мигрантов очевидную демографическую слабость России и «нелегкость» ведения бизнеса на фоне других «догоняющих» экономик.

Анатолий Гавриленко, председатель наблюдательного совета группы компаний «Алор», президент Российского биржевого союза:

«Дуинг бизнес» по-русски

Последнее время лично мне все труднее понять, что реально хочет от бизнеса государственная власть, и что происходит на самом деле с российским деловым климатом.

С уважением отношусь к реально активной деятельности нашего президента и его попыткам изменить деловой климат в России к лучшему. Например, на совещании в ходе поездки в Читу Владимир Путин прямо сказал, что «речь идет о создании комфортных условий для предпринимательства не просто в целом по стране, а в каждом конкретном регионе».

Я полностью согласен. Ситуация, на мой взгляд, мягко говоря, невеселая. И президент мотается по стране, в сотый раз объясняя и критикуя чиновников за бездействие. Например, на совещании в Южно-Сахалинске президент подверг резкой критике чиновников за невыполнение его поручений по развитию регионов. 80% поручений по итогам декабрьского совещания Госсовета о повышении инвестиционной привлекательности регионов не выполнено, заявил он. «Мои дорогие, вы работать будете? Это что такое?» – обратился он к чиновникам.

Ну, то, что наши чиновники «дорогие» и не только для президента, но и для всех нас, я верю сразу. В бюджет, как мы знаем, снова заложено значительное повышение их зарплат. Но получается, что практически большинство правильных слов и обещаний президента, которыми мы восторгаемся и всецело поддерживаем, просто не выполняются. Это как? Я этого просто не понимаю.

Среди знакомых мне чиновников я не вижу злыдней и вредителей. Нормальные, умные и порядочные люди. Так почему не выполняют? Мне как-то уже безразлично, на каком месте мы окажемся в очередном рейтинге «дуинг бизнес». Я не понимаю, как могут сочетаться заявления первого лица страны и пафосные выступления на наших форумах с постоянными публикациями журналистов о происходящем в России.

Здесь я привожу выдержки из газет:

«Российский представитель японской Asahi Glass Company Дмитрий Денискин вспоминает, как подмосковный завод компании в первый же год его работы различные инспекции проверили более 200 раз».

«Общая позиция властей Санкт-Петербурга – всегда говорить «нет», – делится опытом инвестор из Северной Европы. По его мнению, они специально ставят палки в колеса, вынуждая платить за доступ к рынку».

Неприятный опыт имеют зарубежные бизнесмены и в Москве. «Такое впечатление, что московское правительство совсем не заинтересовано в нашем бизнесе. Помощи нет, льгот нет, финансирования нет», – разочарован другой европейский инвестор.

Про коррупцию, естественно, не пишет только ленивый. По данным опроса, из-за коррупции умирает каждый седьмой инвестпроект в стране. «При встрече с представителем власти, отвечающим за выделение земельных участков, тот с явным интересом рассматривал мой фотоаппарат. Прощаясь, он сказал мне приходить снова, только если я куплю ему такой же фотоаппарат со встроенным GPS», – рассказал шокированный западноевропейский бизнесмен».

А как, например, сегодня пишут о финансовом рынке: «Все больше проблем для финансистов создает борьба с отмыванием доходов. Уже под угрозой часть рынка внебиржевых сделок с ценными бумагами».

Сегодня нашему рынку угрожает все подряд. Росфинмониторинг, ЦБ, мегарегулятор, предлагаемый закон о СРО и многое другое.

Или как вам цитата: «Буквальное толкование этого приказа и закона абсурдно». А как еще прикажете исполнять закон, если не в соответствии с буквой?

И про другие рынки не лучше. Например, «желание государства увеличить поступление «пьяных денег» в бюджет обернулось стремительным ростом теневого рынка».

Ну и как вам после этого, коллеги, наш «дуинг бизнес»? Кто после ежедневного прочтения бизнес-откровений готов к такому «дуингу»? Да не из зарубежных бизнесменов, а просто из наших?

Правильно... только те, кто не читает газет. Так может все дело в журналистах? Пишут неправильно? Может они и есть корень зла?

И какие из этих размышлизмов и цитат можно сделать выводы. У меня получилось пока только пять.

1. Президент работает 24 часа в сутки, говорит правильные слова и дает верные поручения.

2. Чиновники со всеми словами президента соглашаются сразу, но большинство его поручений не исполняют.

3. С высоких трибун зарубежные инвесторы постоянно повторяют, как в нашей стране чудесно работать и какие прекрасные у России перспективы.

4. Такие же зарубежные инвесторы в кулуарах рассказывают про нас всякие ужасы и деньги из страны реально уводят.

5. Все мы каждый день в газетах читаем и на кухне говорим, как у нас все плохо, а будет еще хуже.

Кто во всем этом виноват, мне понятно. Я сам. А вот что со всем этим делать?

Андрей Нальгин:

Об издержках недоверия

Попалось на глаза забавное исследование немецких ученых. Мол, чем больше граждане какой-либо страны не доверяют друг другу, тем хуже им живется. Меньше душевой ВВП, ниже удовлетворенность жизнью и все такое прочее.

Россия, кстати, по уровню доверия жителей находится где-то на обочине в середине списка. Только 28% россиян готовы доверять соотечественникам, тогда как среди рекордсменов по доверчивости, шведов, таковых находится более 68%.

От взаимного недоверия, ухудшающего качество институтов, тормозящего кредитование и инновации, наша страна, по мысли исследователей из германского Института экономики труда, недополучает 69% ВВП в ценах 2000 года. А применительно к финансовой сфере недоверчивость оборачивается «околонулевыми» показателями частного кредитования.

В известном смысле, это закономерный результат. Не доверяя ни заемщикам, ни судам, банкиры закладывают в ставку как реальные, так и гипотетические риски, требуют ликвидных залогов и прописывают драконовские санкции в кредитных договорах. Спрос на заемные деньги это снижает довольно сильно, и если граждане по незнанию такие договора подписывают, то бизнесмены предпочитают развиваться «на свои». Хотя и ритуально стонут по поводу недоступности банковских кредитов.

В другом исследовании, чисто российском, авторы отмечают, что «недоверие погубило реформы 1990-х».

[Егор] Гайдар был уверен в простой теории...: «Ты отпусти, и оно само все ляжет». Рынок все расставит по своим местам: люди договорятся друг с другом, как им лучше организовать производство и распределение. Теперь мы знаем, что этого не произошло. Чтобы люди, договариваясь друг с другом, оптимальным для большинства образом организовывали общую жизнь, нужен высокий уровень межгруппового доверия. Нужен социальный капитал. «Оказалось, что поменять экономические правила не значит изменить страну», – признает [Петр] Авен.

Сейчас наблюдается примерно то же самое. Люди по большей части разобщены, не доверяют ни власти, ни оппозиции, ни государству, ни бизнесу, ни институтам, ни даже друг другу. Бизнес закладывает это недоверие – к потребителям, контрагентам, государству и т.п. в свои риски и издержки, – что приводит и к завышенной марже, и к отсутствию инвестиций (в обстановке всеобщего недоверия планировать расширение бизнеса, по меньшей мере, наивно). И даже формирующийся спрос на демократию как ответ на произошедший в 2000-х авторитарный уклон вряд ли выльется во что-то путное. Демократические институты удовлетворительно работают лишь в обстановке доверия, а вот паранойе как раз более соответствует «мягкий» или «жесткий» авторитаризм.

На вечный русский вопрос ответа пока нет...

А вы кому-нибудь доверяете? Власти? Бизнесменам? Соседям? Согражданам?

Мэттью Иглесиас:

Опасно потворствовать банкирам

Если понаблюдать, как Бен Бернанке общается с House Financial Services Committee, становится ясно, что многие члены палаты хотят убедиться в том, что ужесточение регулирования финансового сектора не распространится на местные банки ( community bank), обслуживающие небольшие населенные пункты. В этом есть определенный смысл, поскольку сбой в работе любого из небольшого банка системе в целом особого вреда не нанесет.

Но есть потенциальная опасность. Стив Стиверс, конгрессмен от штата Огайо, высказал мнение, что банки типа PNC Bank и US Bancorp следует считать разновидностью местных банков. Ведь они априори меньше по масштабам бизнеса, чем Wells Fargo или Goldman Sachs. Однако не все так просто.

На самом деле и PNC Bank, и US Bancorp – банки гигантские, и если они обанкротятся, шуму будет много. Как правило, в случае банкротства банка Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation; FDIC) любит передать его на санацию другому банку. При таких масштабах это будет сложно сделать. В то же время и закрыть такой большой банк дорого.

Короче говоря, я уверен, что такие банки нужно регулировать так же, как и too big to fail. И с банками типа PNC Bank это сделать проще, потому что они ведут меньше видов бизнеса, чем крупнейшие банки. Обязательно заглядывать им через плечо, нельзя давать финансистам безграничную свободу.

Алекс Табаррок:

Внезапное и сбивающее с толку возвращение закона Гласса-Стигала

Я в недоумении от того, что в США снова стали обсуждать возможность возвращения закона Гласса-Стигала. Не потому, что это плохой закон, а потому, что он никак не связан с причинами финансового кризиса. Кризис возник из-за «теневой банковской системы», это небанковские финансовые посредники, которые выстраивают кредитные творения не на депозитах, а на РЕПО, денежном рынке, фондах денежного рынка, SIV [structured investment vehicle, структурная инвестиционная компания – разновидность спецюрлиц, которые финансируют покупку своих активов (в основном высоконадежных ценных бумаг) посредством выпуска коммерческих бумаг и/или среднесрочных долговых обязательств. В случае дефолта SIV может возникнуть необходимость ликвидации его активов, поэтому присваиваемые рейтинги SIV отражают риски, связанные с ухудшением кредитного качества портфеля и снижением рыночной стоимости активов. – Прим. Bankir.Ru]. Теневая банковская система по своим масштабам превосходит обычную банковскую систему.

Разделить коммерческие и инвестиционные банковские услуги? Пожалуйста. Проблема в том, что инвестиционный банкинг в виде теневой банковской системы настолько отделен от коммерческой банковской деятельности, что ФРС больше не имеет ни малейшего понятия, где генерируется большинство кредитных средств. Создание кредита отделено от банков и перешло в тень.

Сравним закон Гласса-Стигала с идеей Гари Гортона и Эндрю Метрика. Гортон и Метрик, по существу, предлагают расширить систему страхования вкладов на теневую банковскую систему. То есть вместо разделения коммерческих и инвестиционных банков они предлагают стереть эти различия (я утрирую, но только слегка). Если вам не нравится и эта идея, рассмотрите предложения экономиста Бостонского университета Ларри Котликофф ( Laurence Kotlikoff): он считает нужным отделить кредитование от управления деньгами.

Я не утверждаю, что эти идеи станут панацеей. Но в отличие от закона Гласса-Стигала они касаются действительно важной проблематики регулирования банковского сектора. Подумайте сами, разве закон, придуманный в 1930-х годах, способен решить проблемы, возникшие в XXI веке?

Грэм Саммерс:

Бернанке и экономический коллапс

Глава ФРС Бен Бернанке выступает в Конгрессе. Вот самые яркие цитаты:

Вопрос: «Вы печатаете деньги?»

Бернанке: «Как бы нет».

Удивительно, но никто не стал комментировать эти слова. Еще более странным мне показалось последнее заявление председателя ФРС: «Если бы нам пришлось ужесточить денежно-кредитную политику, экономика начала бы тонуть».

Ужесточение денежно-кредитной политики означает, что процентные ставки повысятся. Процентные ставки в настоящее время держатся на нуле, и так почти пять лет. И тут Бернанке говорит, что, если процентные ставки повысятся, экономика рухнет.

К сожалению для Бена, по всему миру ставки уже растут. Португалия может разместить десятилетние облигации только под 7%, Греция – только более чем под 10%. Даже в Японии, стране нулевых процентных ставок, наблюдается всплеск ставок с апреля этого года. Бернанке не говорит нам всей правды. Дело в том, что если ставки уже поднимаются сейчас, пока ФРС проводит QE3 и QE4, то потом игра будет окончена. ФРС официально потеряет контроль над системой, и волна дефолтов будет взрывать рынки. Этот процесс уже начался. Как я отметил ранее, ставки уже пошли вверх по всему миру.

Тайлер Дерден:

Все как в 1929 году

На основании восьми лет процветания президенты и экономисты уверенно предсказывали, что Америка скоро придет к эре, когда не будет бедных, не будет экономических кризисов, своего рода «Новой Эре», когда каждый сможет стать богатым. В 1929 году началось время, когда фондовый рынок опроверг все эти ложное обещания постоянного процветания. Сможем ли мы извлечь уроки из прошлого и избежать ошибок в будущем? Или времена сильно поменялись.

Конгресс: «Справедливо ли сказать, что Уолл-стрит извлек больше пользы от «количественного смягчения», чем ФРС?»

Бернанке: «Я так не думаю. Хотел бы подчеркнуть, что наши низкие процентные ставки создали возможность приобретать автомобили...»

Вальтер Куртц:

Еврозона: на грани повторения «потерянного десятилетия» в Японии

Недавно МВФ дал понять, что лидерам еврозоны нужно решать проблемы в банковском секторе. Спрос на кредиты в еврозоне продолжает падать. Еще более тревожно, что многие европейские банки идут по пути японских коллег, пройденном ими в 1990-х годах. Они оставляют активы низкого качества на своих балансах, отказываясь их списывать, чтобы не понадобилась рекапитализация.

На фоне высокой стоимости фондирования слабые европейские банки не в состоянии признать убытки. Это консервирует неопределенность в части оценки качества активов, затрудняет инвестиции в банковский сектор и, в конечном счете, сдерживает кредитование. Банковской системе нужно очищение: убытки следует признать, жизнеспособные банки рекапитализировать, а умирающие банки закрыть или реструктурировать.

Для сравнения: признание убытков не является частью японской культуры банковского дела, как кредитные менеджеры постоянно держали плохие кредиты по номиналу и отказывались идти на реструктуризацию или списание. Имея груз плохих долгов на своем балансе, банки не могли выдавать новые кредиты.

И теперь многие из банков еврозоны сталкиваются с аналогичными проблемами. Неспособность признать убытки в сочетании с требованиями Базеля-III создает все предпосылки для кредитного застоя в японском стиле. Последние данные из ЕЦБ показывают, что объемы кредитования практически не растут, это удивило даже пессимистов.

Кредиты домохозяйствам еврозоны, данные год к году, источник – ЕЦБ.

Кредиты компаниям реального сектора. Источник: ЕЦБ

Для того, чтобы хотя бы надеяться на устойчивое восстановление экономики еврозоны, ее лидеры уже сейчас должны принять решительные меры и навести порядок в банковской системе. Если позволить банковскому сектору поддерживать себя с помощью финансирования от ЕЦБ, то при сохранении формально положительной отчетности банки все равно столкнутся с ухудшением кредитных портфелей, и это подорвет основу для экономического роста. Еврозона рискует повторить дорогостоящие ошибки японской банковской системы 1990-х годов.

Егор Сусин:

Продолжая китайскую тему

Китай опубликовался по итогам первого полугодия. Рост 7,5% во втором квартале, совсем немногим ниже 7,7% в первом, попали прямо в план партии, но...

(-) Промышленное производство замедлило годовой прирост до 8,9% в год по итогам июня. В целом за второй квартал рост 9,1%, что повторяет уровень третьего квартала 2012 года, когда ВВП рос на 7,4%. До этого рост на 9% в последний раз был в третьем квартале 2009 года. В первом квартале текущего года рост производства был на уровне 9,8%. В 2012 году темпы роста производства превышали 13% в год.

(-) Инвестиции в основной капитал замедлили рост во втором квартале до 19,8% относительно второго квартала прошлого года, хуже было в последнем квартале 2011 года, но работал «эффект базы», а до этого ниже мы были только в начале века (когда после Азиатского кризиса китайцы занимались реструктуризацией банковской системы). В первом квартале темпы годового прироста инвестиций составляли 21,4%. В 2012 году темпы роста производства были 20,8% в год.

(+) Розничные продажи росли в июне на 13,3% в год, за квартал рост составил 13,0%, это лучше роста в первом квартале, который составлял 12,4%, но прилично хуже уровня 2012 года (14,3%). С поправкой на изменение цен розничные продажи во втором квартале показали годовой рост на 11,8% против 10,9% в первом квартале, но опять же хуже уровня 2012 года.

(-) Про внешнюю торговлю уже писалось, сальдо торгового баланса во втором квартале было $66 млрд. против $69 млрд. во втором квартале прошлого года, для сравнения в первом квартале было $43 млрд. против $1 млрд. за первый квартал 2012 года (хотя во многом за счет фиктивного экспорта). Экспорт и импорт последние месяцы сокращались.

Итого мы имеем: производство – хуже первого квартала и хуже 2012 года, инвестиции – хуже первого квартала и хуже 2012 года, внешняя торговля – хуже первого квартала, розница – лучше первого квартала, но немного хуже 2012 года.

Китай: производство, инвестиции, розничные продажи, ВВП

На этом фоне ВВП вырос на 7,5% относительно аналогичного квартала прошлого года, но интереснее другое – номинальный ВВП вырос всего на 8% за год против 9,6% в первом квартале и 9,8% за 2012 год. Даже в худшем за посткризисный период третьего квартала 2012 года ВВП рос на 8,5% в год. Дефлятор ВВП во втором квартале 2013 года показал годовой прирост 0,5% минимум с 2009 года.

ВВП Китая, номинальный ВВП, дефлятор

В третьем квартале прошлого года, когда дефлятор был минимальным:

– производственные цены падали на 3,3%, сейчас – на 2,7%,

– потребительские цены росли на 1,9%, сейчас – на 2,4%;

– оптовые цены НБК падали на 3,8%, сейчас – на 2,2%;

– дефлятор был 1%, сейчас 0,5%.

Инфляция и дефлятор ВВП Китая

В третьем квартале 2012 года все ценовые индексы были ниже текущего, а дефлятор ВВП был выше... Как? План 7,5% :). На самом деле в последние кварталы дефлятор ВВП все сильнее отклоняется от остальных ценовых индексов и только вниз на 0,5–1 процентный пункт, на первый взгляд. По этой причине есть основания опасаться того, что дефлятор последние кварталы занижается в целях выполнения плана.

Spydell:

Энергоэффективность стран

Сравнение эффективности стран между собой – проблема нетривиальная хотя бы потому, что нет и, вероятно, никогда не будет единых стандартов оценки. По крайней мере, в силу теоретически недопустимости прямого сравнения слишком разных по структуре экономик мира. Некие оценочные выкладки можно сделать, но практическое применение под большим вопросом, так как сложно слишком разные страны привести под некий общий знаменатель, стандарт.

Если поделить номинальный ВВП, выраженный в долларах по рыночному курсу на потребленную энергию в нефтяном эквиваленте (нефть, газ, уголь, возобновляемые источники, атомная и гидроэнергия, всякие альтернативные источники, приведенные в нефтяном эквиваленте), то можно получить приблизительную энергоэффективность экономик.

Проблема в том, что номинальный ВВП не отражает реальный выпуск товаров и реальный уровень жизни, а, следовательно, при высокой инфляции на исторической динамике страны будут показывать как бы большую энергоэффективность, чем страны с низкой инфляцией при прочих равных условиях, что, в общем-то, будет бессмыслицей. То есть делим номинальный (денежный) индикатор ВВП на реальные – фактические поставки и производство сырья.

Кроме того, приведение данных в доллары может внести путаницу. Например, при девальвации национальной валюты к доллару на 20% номинальный ВВП в долларах может упасть на 20% к прошлому году и курсу, но это не значит, что национальная экономика сократилась на 20%, хотя в расчетах будет отмечено снижение эффективности.

Но если не вдаваться сильно в цифры, то все равно любопытно посмотреть на ранжирование. На диаграмме расклад, на первый взгляд, достаточно приближен к реальности, то есть развитые страны во много раз более энергоэффективны, чем развивающиеся.

Что удивило? Высокая эффективность Колумбии, почти на уровне Германии и выше Швеции. С чего бы это Филиппины так высоко в рейтинге? Энергоэффективность США такая же, как у Чили и Турции, но хуже Филиппин, Греции и Португалии? Швейцария на порядок эффективнее всех? Италия лучше Германии? Ирландия в таком отрыве, хотя у них нет производства, и это можно допустить, учитывая высокую долю финсектора, который не потребляет энергии, но генерирует много профита. Россия, Индия и Китай достаточно предсказуемо в хвосте. Украина с большим отставанием :))

Отмечу, что надо делать коррекцию на географическое расположение. Северные страны будут потреблять больше энергии, чем южные страны за счет более сурового, холодного климата, соответственно, энергоэффективность будет ниже. Промышленные страны будут потреблять больше энергии, чем страны с высокой долей сферы услуг. Ну и так далее. Плюс поправку на то, что сами по себе исходные данные оценочные. По ВВП от МВФ, по энергии от BP. Развитые страны публикуют статистику, но где взять данные по всяким там Чили или Колумбии, тем более по потребленной энергии?