В жизни ростовщиков и их клиентов после 1 января должны были произойти значительные изменения к лучшему. Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР), к которой перешли регулирующие функции в сфере микрозаймов, должна была издать целый ворох инструкций. Эти документы должны были подробно, по шагам объяснить все нюансы взаимоотношений в треугольнике: микрофинансовая организация — заемщик — коллектор. К сожалению, ничего подобного не случилось. За перипетиями создания мегарегулятора финансовых рынков на основе Банка России и ликвидации ФСФР про ростовщиков просто забыли. А тем временем порядок в этой сфере так и не наведен. Заемщик оставлен один на один с ростовщиком фактически без всякого надзора со стороны государства. Недобросовестные микрофинансовые организации этим пользуются, доводя граждан до больницы, а иногда и до смерти.

Кровавые деньги

Из искового заявления Козловой Ольги Николаевны (документы имеются в распоряжении редакции): «В апреле 2012 года мой муж взял кредит 20 тыс. руб. под 10% в месяц сроком на 1 год в компании «Домашние деньги», не поставив меня в известность. Он платил, но не всегда регулярно; ему угрожали. 28 августа у мужа случился обширный инсульт с парализацией и потерей речи. В середине сентября позвонил представитель компании и потребовал платеж. Я объяснила ситуацию, и он сказал, что доведет информацию до компании, чтобы мужу не начислялись штрафные санкции. 8 октября мой муж скончался. С середины октября стали звонить представители коллекторского агентства, искать мужа и говорить о задолженности в 5 тыс. руб. Я отправила им по факсу копию свидетельства о смерти, но они продолжали звонить. Договора о кредите я дома не нашла. 15 ноября позвонил представитель службы безопасности компании. Разговаривал с ребенком 10 лет (меня в тот момент дома не было) и сказал ему, что если мама не заплатит 28 тыс. руб., то он попадет в детский дом. Я перезвонила по указанному им телефону, и он заявил, что кредит мы с покойным мужем получали вместе и у них есть свидетель, готовый подтвердить это в суде. Когда я попросила показать мне договор, в этом мне было отказано на том основании, что дело будет передано в суд и до суда они не хотят раскрывать свои козыри и что их претензия в суде вырастет с 28 тыс. руб. до 1 млн руб.».

Комментарий юриста. Артем Угрюмов, старший юрист НОО «Финпотребсоюз»: «По закону обязательства наследуются так же, как и имущество. Но существует процедура вступления в наследство. Видимо, в данном случае она должным образом проведена не была. Кроме того, при получении любого займа гражданином, состоящим в браке, требуется письменное согласие супруга или супруги. С этим сталкивается любой заемщик в банке: банк требует согласие либо документы из органов ЗАГС (например, свидетельство о разводе). Вероятно, в данном случае этого также не было сделано».

Юрист, как ему и положено, осторожен и неэмоционален. Мы же заметим, что это не первый и даже не 1001-й случай, когда жесткие методы выбивания долгов ростовщиками буквально кладут человека в гроб. Так происходит потому, что область микрозаймов (ростовщиков), в отличие от банковской деятельности, осталась не до конца отрегулированной.

Сначала ростовщиками занимался Минфин. Его чиновники провели огромную работу: мало того что написали текст законопроекта, ставшего в июле 2010 года законом, но и составили реестр микрофинансовых организаций. Не вошедшие в реестр организации займы выдавать не могли. А для попадания туда нужно было пройти довольно серьезную процедуру.

В Минфине хорошо понимали, что сфера микрозаймов под высокие проценты — болезненная и потенциально конфликтная. Потому что за микрозаймом обычно идет тот, кому отказали в банке. Необязательно это мошенники или злостные неплательщики по банковским кредитам; причины отказа могут быть различны. Некоторые банки не дают кредиты лицам до 21 года, кто-то не кредитует пенсионеров. А безработному уж точно ни один банк кредит не даст. Микрофинансовые организации как институт и были созданы для затыкания финансовых дыр граждан в таких ситуациях; это займы в стиле «перехватить до зарплаты».

Двойные стандарты

В результате после стартового всплеска активности на рынке микрозаймов в конце 2010-го и начале 2011-го рынок успокоился и достиг равновесия. Недобросовестные ростовщики не могли попасть в реестр Минфина, а граждане предпочитали обращаться к добросовестным. Реестр был вывешен в открытый доступ в Интернете, а проценты у добросовестных микрофинансистов были ниже, чего добивался и добился Минфин.

Однако регулирование деятельности ростовщиков не дело Минфина. С самого начала говорилось о том, что его задача заключается в запуске и отладке системы. А далее — с начала 2012 года — контроль за деятельностью ростовщиков перешел к ФСФР. Что сразу же вызвало взрывной рост: за 2012 год число микрофинансовых организаций в России увеличилось почти вдвое.

Откуда вдруг? Кризис-то вроде бы кончился, банки стали активно выдавать потребительские кредиты (даже Банк России забеспокоился их ростом на 60%). Причин две. Во-первых, банки ужесточили требования к заемщикам. Это было сделано как по инициативе самих банков, помнивших уроки кризиса и массовых неплатежей, так и под давлением Банка России, который, как уже говорилось, хотел затормозить рост необеспеченных (и очень рискованных) потребительских кредитов в банковской системе. Получив отказ в банке, часть клиентов ушла к ростовщикам. Это нормальный процесс.

Второй — нездоровой — причиной роста на рынке микрофинансовых организаций стало фактическое отсутствие государственного контроля. С Минфином шутки плохи: налоговая служба (ФНС) у него в подчинении, при случае и посадить могут. Кроме того, Минфин — мощное ведомство с большим штатом сотрудников. Жалобу на недобросовестные действия ростовщиков найдется кому проверить. И при ее подтверждении исключить компанию из реестра, что равносильно выбрасыванию с рынка. Мошенники и бандиты от микрофинансов боялись проверок Минфина как огня.

С переходом контроля к ФСФР они, что называется, страх потеряли. ФСФР физически не располагает необходимым штатом сотрудников для проверки деятельности расплодившихся как грибы микрофинансовых организаций. Средний срок реагирования на жалобу гражданина в Минфине составлял 1—2 недели, в ФСФР — полгода. За это время можно «срубить» денег на ростовщичестве и самому уйти с рынка. А сколько граждан при этом ляжет в гроб — дело десятое.

Особенно распоясались недобросовестные микрофинансисты не в столицах, а в регионах. Так, в Нижнем Новгороде и области за 2012 год микрофинансовых организаций стало почти в три раза (!) больше. По данным регионального минфина, сегодня почти каждый тридцатый житель области имеет или имел договор микрозайма. Региональные власти беспокоятся.

«Различные «Быстроденьги» и «Срочнозаймы» у нас сейчас плодятся как грибы. У них очень агрессивная реклама. И процент вроде бы небольшой: всего 2%. Но это же 2% в день! А значит, в год набежит 730%. Взяв тысячу рублей, через полтора месяца отдашь полторы, а через год 7300 руб. Ни в одном банке такого нет. Понятно, что брать деньги в таких организациях крайне невыгодно и даже опасно», — посетовал губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев.

Надежда на мегарегулятор

Опасность еще и в том, что микрофинансовые организации фактически никак не проверяют заемщиков. Вплоть до того, что заем может взять один человек, но повесить его на другого. Вы паспорт давно не теряли, уважаемый читатель? А менять не доводилось? А паспортные данные не оставляли в сомнительных местах, например, при регистрации на непонятных сайтах в Интернете? А родственников сильно пьющих и опустившихся случайно не имеете? Если сталкивались с чем-то из вышеперечисленного, знайте — вы в опасности.

Из искового заявления Барановой Натальи Вячеславовны (документы имеются в распоряжении редакции): «Отец моего мужа взял очередной кредит в компании «Домашние деньги (СПб)». В контактной информации оставил телефон моего мужа. По кредиту он не платит. Его долг передали в коллекторское агентство ЗАО «ФАСП». Теперь это агентство преследует нашу семью звонками и sms-сообщениями. Звонки поступают по вечерам, рано утром и в выходные дни. Была попытка поговорить с менеджером агентства по телефону, но они нам стали говорить, что мы им врем. Муж о местонахождении своего отца не знает. Его отец никогда не работал, вел антисоциальный образ жизни, участия в его воспитании не принимал».

Юристы, к которым мы обратились, комментируют ситуацию так: «Со стороны коллекторов нарушение на нарушении». И смеются. Но человеку не до смеха, его преследуют; угрожают выездом на дом, оскорбляют. И управу на ретивых ростовщиков и коллекторов можно найти только в суде, потому что государство отпустило вожжи регулирования.

Но ФСФР не стоит целиком винить в сложившейся ситуации. Глава ведомства Дмитрий Панкин не раз направлял и продолжает направлять в правительство докладные записки о невозможности осуществления регулирующих функций при имеющемся финансировании и бюджете. В том числе по вопросам микрофинасовых организаций (МФО). Но его никто не и не слушает.

Потому что ФСФР скоро будет ликвидирована.

Придется нам, журналистам, дать небольшую «инструкцию по выживанию». Если вы стали жертвой недобросовестных микрофинансистов или коллекторов, прежде всего помните: Москва слезам не верит. Говорить с ними по телефону или лично — дело бесполезное. Потому что на телефонах сидят не юристы, они не уполномочены принимать никаких решений по вашей ситуации. Их задача сродни работе дятла: сидят и долбят: «долг, долг, долг…».

Но не все так грустно. Потому что любые «пугалки» с их стороны также не имеют никакой силы. Никто, кроме Федеральной службы судебных приставов (ФСПП), законным способом взыскать с вас долг не может. Все остальное называется вымогательством и бандитизмом. И грозит немалыми тюремными сроками. Ростовщики и коллекторы это прекрасно знают, поэтому реальные действия, угрожающие вашей жизни и здоровью, вряд ли предпримут.

Знают они и то, что суд, скорее всего, сильно срежет требуемую ими сумму. Судебная практика говорит о том, что в подавляющем большинстве случаев суд присуждает к взысканию основной долг без штрафов и пени. Да и огромные проценты ростовщиков у судов, как правило, вызывают негативную реакцию. Задумайтесь: почему вам звонят и пугают-угрожают, когда можно пойти в суд и выиграть дело (вы же должны)? Только потому, что в суд коллектору и ростовщику идти невыгодно. Зато выгодно вам. Не стесняйтесь обращаться к правосудию за защитой своих прав! А каждое противоправное действие вымогателей фиксируйте и обращайтесь в полицию. Ростовщики и коллекторы полицию очень не любят; и это взаимно.

Победить вы не сможете (потому что должны), но свести сумму долга к разумным цифрам и заплатить его — вполне реально. А там и мегарегулятор создадут. Банковский надзор очень суров, а ЦБ не менее мощное ведомство, чем Минфин. После перехода к ЦБ контрольных функций безобразия на рынке МФО должны прекратиться. Ждем-с.