Александр Аксаков, финансовый аналитикАлександр Аксаков, финансовый аналитик

По мнению многих экспертов, его значение в 2013 году продолжит падение. У некоторых крупных кредитных организаций исполнение первого норматива Н1 находится на пределе допустимого уровня (10%). Несмотря на некоторое смягчение ситуации с ликвидностью в первом квартале текущего года, определенные проблемы остаются.

Текущая ситуация на рынках, ужесточение требований Центрального банка, реализация положений Базеля III – все это ставит перед банковским сообществом России задачу поиска различных вариантов повышения эффективности управления рисками, поддержания показателя достаточности капитала и нормативов ликвидности на приемлемом уровне.

Одним из ключевых инструментов, который позволит улучшить положение банков с точки зрения управления рисками, нормативами достаточности капитала, является секьюритизация – рефинансирование активов банков с помощью объединения однородных активов в «пул» и выпуск облигаций, обеспеченных этим «пулом». У секьюритизации есть много плюсов как для банков, так и для инвесторов. Банки получают возможность привлечь относительно недорогое финансирование и «снять» часть активов с баланса, тем самым улучшив норматив достаточности капитала. Более того, при включении секьюритизированных ценных бумаг в ломбардный список, банки также получат дополнительные возможности по рефинансированию в ЦБ, что улучшит их ликвидность. Инвесторы, в том числе пенсионные фонды и страховые компании, получат возможность инвестировать в активы с низким уровнем риска.

Самая простая схема секьюритизации активов выглядит следующим образом:

Очевидно, что в этой схеме в целях снижения рисков инвесторов могут также участвовать страховые организации, рейтинговые агентства и хеджирующие институты.

Однако рынок секьюритизации в России находится в зародышевом состоянии. Для этого есть целый ряд причин: неналаженная законодательная база, нестандартизированность банковских продуктов, низкий уровень доверия инвесторов к подобным активам и к российской банковской системе в целом. Если последнее – это системная проблема российского банковского сектора в целом, и ее решение – это вопрос времени, то первые две причины требуют активной совместной работы как законодательных органов власти, так и банковского сообщества.

В настоящее время в России секьюритизация существует только на рынке ипотечного кредитования и регламентирована законом «Об ипотечных ценных бумагах». Несмотря на то, что закон был принят почти десять лет назад, за все время было организовано всего 19 выпусков на общую сумму не более 130 млрд. рублей, при этом почти наполовину это выпуски АИЖК, остальное – в основном банки с государственным участием. При такой статистике трудно говорить о значимости секьюритизации в текущих реалиях российской банковской системы. У инвесторов нет понимания принципов ценообразования таких инструментов, поэтому они не хотят брать на себя непонятный для них риск на долгосрочный период (в настоящее время в России секьюритизированные бумаги имеют средний срок погашения 5–7 лет). Чтобы повысить спрос инвесторов на ипотечные ценные бумаги, необходимо уменьшить срок погашения старших траншей выпусков до 2–3 лет, повысить доверие к российским рейтинговым агентствам (сейчас они не имеют большого опыта в рейтинговании структурированных продуктов), развивать рынок деривативных продуктов для хеджирования валютного, процентного и прочих рисков, что позволит инвесторам чувствовать себя гораздо более уверенно при инвестировании в секьюритизированные активы.

Однако же, секьюритизация ипотечных продуктов – это только вершина айсберга, и в западных юрисдикциях также практикуется выпуск ценных бумаг под доходность от потребительских кредитов, кредитов малому и среднему бизнесу и даже кредитных карт. В России это пока не практикуется по двум основным причинам. Во-первых, банки предлагают огромное количество различных нестандартизированных продуктов, которые просто невозможно объединить в «пул» однородных активов для последующей эмиссии ценных бумаг. Во-вторых, отсутствует нормативная база для неипотечной секьюритизации, а некоторые существующие законодательные акты даже противоречат процессу секьюритизации активов.

Обсуждение закона о секьюритизации идет уже довольно давно с переменным успехом. Дело в том, что для того, чтобы процесс заработал, необходимо принятие целевого ряда поправок в существующие законы и принятие новых. Например, требуется внести изменения в законопроекты «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» с тем, чтобы разрешить так называемым SPV (Special Purpose Vehicles – специализированные финансовые общества, создаваемые банками для выпуска секьюритизированных ценных бумаг) сразу размещать облигации, превышающие размер уставного капитала общества (в настоящий момент общества могут выпускать облигации не ранее третьего года существования, а их размер ограничен уставным капиталом). Также очень важно ввести правовое регулирование процесса секьюритизации финансовых активов посредством эмиссии облигаций. Для этого планируется дополнить федеральный закон «О рынке ценных бумаг» целой новой главой, целиком посвященной регулированию деятельности SPV, в том числе осуществлению эмиссии облигаций. Там должны быть прописаны все права и ограничения, которые накладываются на SPV (например, такие общества не должны иметь совета директоров, а полномочия единоличного исполнительного органа должны передаваться управляющей компании, то есть банку), а также порядок и нормы выпуска такими SPVоблигаций (специальные требования к содержанию проспекта облигаций, нормы о субординировании выпусков облигаций и возможности выпуска нескольких траншей с установлением разной очередности исполнения обязательств по таким выпускам). Очевидно, что все эти положения должны опираться на фундаментальные определения, зафиксированные в новой редакции Гражданского кодекса, которая только готовится.

Помимо этого, надо учитывать, что секьюритизация активов может быть экономически эффективна только при условии, что она не приводит к возникновению дополнительного налогообложения. Сейчас налоговое законодательство России предусматривает обложение участников сделок по секьюритизации финансовых активов налогом на добавленную стоимость и налогом на прибыль. В данный момент установлен специальный порядок налогообложения прибыли только у ипотечных агентов (SPV для ипотечного кредитования). Следующим шагом необходимо внести соответствующие изменения в Налоговый кодекс РФ и предусмотреть специальный порядок для всех SPV.

Создание ликвидного и эффективного рынка секьюритизированных активов – процесс сложный, трудоемкий и уж точно небыстрый. При этом он крайне необходим нашей банковской системе, ведь он решает целый ряд ключевых задач сектора. Он позволит удлинить пассивы банков, снять с баланса кредитные риски, расширить возможности банков по рефинансированию в ЦБ. Поэтому необходимо провести очень тщательную и последовательную работу по принятию необходимых поправок в законодательство, при этом опираясь на западный опыт, где история секьюритизации активов насчитывает не один десяток лет. Банковскому сообществу, опять же с учетом мирового опыта, необходимо провести большую работу по разработке стандартов для различных кредитных продуктов, что позволит формировать однородные пулы активов для их последующей секьюритизации.