Игорь Илюхин, начальник отдела по связям с общественностью СМП банкаИгорь Илюхин, пресс-секретарь СМП банка

Пожалуй, самая любопытная цифра, которая содержится в этом отчете – рост объема сберегательных сертификатов на предъявителя, который составил целых 20%, – почти в шесть раз больше, чем рост объема обычных вкладов.

Проценты, которые банки платят по таким бумагам, конечно, выше, чем по стандартным депозитам – не нужно делать отчислений в АСВ. Но есть и риск – сертификат на предъявителя вне зависимости от его стоимости не защищен государством как вклад, и в случае банкротства банка деньги клиенту не вернут.

Тем не менее, рост спроса на бумаги говорит о том, что такой продукт интересен клиентам банков: существует немаленькая категория людей, которые согласны идти на больший риск ради получения большего дохода. При этом стоит отметить, что сертификат, разумеется, гораздо менее рисковая вещь, чем, например, игра на бирже.

Для банка сертификат – такой же источник пассивов, как и другие инструменты фондирования. Не бывает так, чтобы деньги, полученные от физических лиц, банк вкладывал в государственные облигации, а от юридических – в стартапы. При покупке бумаги клиент, конечно, будет более пристально смотреть на устойчивость и надежность банка. И тут возникает вопрос: если кредитная организация прошла отбор в Систему страхования вкладов, почему сертификат менее надежен, чем депозит? Если Центробанк следит за кредитной политикой банка, за качеством его активов и торопит с переходом на последние нормы Базельского комитета, то и уровень риска остается тем же. Или участие в ССВ как Знак качества в СССР: штамп стоит, а гарантий нет?

Банки уже давно пытаются найти и находят инструменты для вкладчиков, которые являются альтернативой депозитов. Встречаются и достаточно экстремальные варианты. Например, во время финансового кризиса 2008 года один из банков первой сотни предлагал клиентам купить сертификат, который был гарантирован имуществом компаний, входящих в холдинг.

По сути этот же вопрос – кто несет ответственность? – обсуждается и при рассмотрении вопроса об объеме страховых отчислений в АСВ, только под несколько другим углом. Можно сделать быстро, а можно – хорошо. При варианте «быстро», который как раз и приняли, размер отчислений зависит от ставки по депозитам. Система, на первый взгляд, простая и логичная; сущности без необходимости, как учил Оккам, не множатся. Но действительно ли так и надо на самом деле? С одной, академической, стороны, ставка отражает соотношение доходности и надежности. С другой, практической, – вовсе не факт, что банк, который держит ставку по депозитам выше рынка (мы не говорим о совсем уж экстремальных случаях), вкладывает деньги в сомнительные проекты, не просчитывает риски и ведет себя безответственно. Но, увы, как оказалось, существующее российское законодательство не позволяет разработать схему, в соответствии с которой размер взносов зависел бы от уровня риска, что выглядит самым правильным и экономически честным по отношению к банкам.

Вряд ли даже более или менее продвинутый клиент банка считает, что он должен уметь читать отчетность, вникать в детали кредитного портфеля банка, оценивать уровень менеджмента кредитной организации. Да и должен ли клиент нести ответственность, выбирая банк с учетом того, что всю правду о конкретном банке зачастую знают только акционер и главный бухгалтер? Тем не менее, надзирает за банками все-таки ЦБ. А пока АСВ сообщает о росте продаж сберегательных сертификатов. Получается странный вариант того, что в юриспруденции называется солидарной ответственностью.