председатель совета директоров банка «Открытие» Евгений Данкевич- Зачем корпорации «Открытие» понадобилось во время кризиса 2008 года покупать Русский банк развития? Ведь у корпорации был свой инвестиционный банк, и на его базе вполне можно было развивать розничные продукты для населения.

- Да, до кризиса в структуре нашей группы был небольшой с точки зрения баланса инвестиционный банк «Открытие», специализирующийся на операциях с ценными бумагами. На вопрос «Зачем нужно было покупать банки?» могу ответить так: банки – это хорошо масштабируемый бизнес, это раз. И этот бизнес имеет хоть и непростую, но эффективную синергию с инвестиционными бизнесами, это два. А у нас на момент покупки банка были хорошо развитые инвестиционные бизнесы в разных сегментах: управление активами, брокерский дом, инвестиционно-банковский бизнес. А коммерческого банка не было. Поэтому корпорации нужен был такой банк – и корпорация его купила. И возможность для покупки была хорошая – это же было в кризис, и желающих покупать было немного.

- Но ведь понятно, что в кризис вы купили банк, имеющий большие убытки…

- Ну, если бы у банка была прибыль, он вряд ли попал бы к Агентству по страхованию вкладов (АСВ) на санацию. Но скажу честно – конечно, нам достался не полноценный банковский бизнес, а лишь элементы банка, пассивы, активы, местами даже неплохие… Но из всего этого нужно было делать работающий банк. И я считаю, мы с этим успешно справились. Сейчас «Открытие» – это прибыльный универсальный банк с довольно сбалансированной структурой: корпоративный бизнес, розничный портфель, привлечение и размещение – все как положено для нормальной кредитной организации. Это, конечно, не значит, что мы создали идеальный банк, но это работающий бизнес, которого и близко не было, когда корпорация банк покупала. Практически в ТОП-30 крупнейших банков мы входим, занимаем 31-е место по объему активов.

- На рынке есть мнение, что «Открытие» покупало банк для того, чтобы получить средства государства на его санацию. Так ли это?

- Вовсе нет. Нельзя менять местами причину и следствие. Другой вопрос, что участие государственного агентства и его денег, которые были полностью размещены корпорацией в депозиты банка, было условием сделки. Наверное, проблемные банки и не могут покупаться без того, чтобы кто-то давал деньги на их оздоровление. Ответственность «Открытия» при этом заключалась в покупке 100-процентной доли банка и его полной интеграции в финансовую корпорацию в качестве опорного банка и сети продаж всех продуктов. Это было приоритетом развития для нашей корпорации, поэтому и санация стала успешной.

- Какие задачи стоят сейчас перед банком «Открытие»?

- Задачи у банка всегда одни и те же. Придумать какой-то принципиально новый продукт или услугу в нашем бизнесе практически невозможно, а если это и удается, то его очень быстро копируют конкуренты. Технологии меняются, суть остается неизменной. Это прежде всего кредитование, способствующее росту и развитию промышленности и поддержанию платежеспособного спроса потребителей, а также взаиморасчеты. Все просто – банк должен делать качественный продукт, в основном такой же, как и у других банков, а желательно чуть лучше, но и, также очень желательно, дешевле, и тратить на создание и продажу этого продукта как можно меньше ресурсов.

- А что для вас значит качественный банковский продукт?

- Он должен быть привлекательным по условиям для клиента, понятным и удобным. Например, если это платежи, то сервис должен быть доступным. Платежи можно принимать у клиентов до 6 часов вечера, а можно круглосуточно.

- Но ведь если человек работает не до 17, а до 20 часов, то ему же за дополнительные часы работы платить надо!

- А это и есть задача любого банка – сделать сервис и продукты качественнее и доступнее, причем за меньше деньги. Для этого нужны технологии – они позволяют быть эффективнее. И не только ИТ-технологии. Скажем, если у вас операционист принимает деньги у клиента, а кассы нет или касс меньше, то это тоже технология и тоже эффективность.

- Получается?

- У нас – получается. Да и в целом на рынке это получается – у кого-то быстрее (и они в выигрыше), у кого-то медленнее. Ну а те банки, у которых совсем не получается, постепенно с рынка уходят.

- У вашей команды это получается лучше, чем у всех предыдущих команд, которые знал банк. Таково мнение акционеров?

- Мнение акционеров лучше спросить у акционеров. Но если судить по финансовой отчетности, пока это так.

 - В прошлом году было объявлено, что ФК «Открытие» покупает Номос-банк. Сколько нужно времени на образование банковской группы?

- На интеграцию Номос-банка в структуру ФК понадобится года полтора, и еще года три на то, чтобы отстроить банковский бизнес. Но я бы не заострял внимания на датах. Недавно ФК презентовала новую схему интеграции, которая предполагает существование и корпоративного банка, и розничного, и крупного регионального Ханты-Мансийского банка. Это позволяет сохранить концентрацию каждого бизнеса на конкретных задачах и клиентских сегментах, и при этом стать достаточно большим консолидированным банковским бизнесом в целом.

- А как вы, человек, много лет занимающийся развитием брокерского бизнеса корпорации, стали первым лицом в банке?

- Акционер позвал (имеется в виду один из акционеров ФК «Открытие» Вадим Беляев – прим. Bankir.Ru) и сказал – надо. Причин отказать ему у меня не было.

- Чем отличается банковский бизнес от брокерского?

- Банковский бизнес в чем-то проще, так как раздавать людям деньги в кредит – это легче, чем продавать инвестиционные услуги. Но это только на первый взгляд, потому что риски в банке другие, значительно более сложные. И людей больше, и процессы и продукты более комплексные. Со стороны кажется, что банковский бизнес весьма прост: привлек – выдал, и живи на разницу. Конечно, все оказалось значительно сложнее, но и значительно интереснее. Много общего и еще больше различного.

- Банк «Открытие» и Номос-банк – банки универсальные, что с чем вы там собрались объединять?

- Они совсем по-разному универсальные, посмотрите на доли разных бизнесов в балансах. Банки комплиментарны по отношению друг к другу – в этом и заключается идея создания банковской группы. Вот мы и создадим более гармоничную и в целом более эффективную структуру – и для клиентов, и для акционеров.

- При этом часть отделений «Открытия» по Москве закрывается… Прошу прощения за каламбур.

- Это тоже эффективность, даже в «Открытии» не может все и всегда только открываться. Но если серьезно, в Москве мы будем и открывать отделения. И очень хорошие.

- И название ипотечного кредита «Зыковский уезд» – это тоже удачный маркетинговый ход для банка «Открытие»?

- Неплохой, между прочим, поселок «Зыковский уезд», я там был. На покупку домов в этом поселке мы даем ипотеку, так продукт и назвали. Была там когда-то деревня Зыково. На качество продукта название не влияет, а если кто-то над таким названием смеется – так и хорошо, внимание обратили, значит.

- Для нормального построения розницы надо, чтобы она работала единообразно во всех купленных банках. Удалось ли этого добиться «Открытию»?

- Корпорация купила Русский банк развития, потом банк ВЕФК – «Петровский», а затем был присоединен банк «Губернский». Эту главу истории можно считать закрытой. Все они уже объединены и работают по единой технологии.

- При этом банк «Открытие» сохранил всю клиентуру этих банков?

- Те, кто был вкладчиком покупаемых корпорацией банков, вкладчиком и остался. Работающих клиентов – заемщиков также сохранили практически всех.

- Что, вообще не было оттока вкладов?

- В «Петровском» оттока вкладчиков не было, а вот в «Губернском» – был. Но там были очень дорогие вклады в момент кризиса. И мы этому оттоку не препятствовали. Сейчас уже все спокойно.

- А государству не легче было пойти по пути банкротства этих банков?

- Ну, этот вопрос, надо задавать не мне, но банкротство любого банка – это потери и для его клиентов, и для государства; для тех, у кого депозиты более 700 тыс. рублей, у кого остатки на счетах, для клиентов – юридических лиц, потеря работы для сотрудников и так далее. А санация позволяет все это сохранить и развивать дальше. И это намного правильнее.

- А в банке «Открытие» есть физические лица с крупными вкладами, превышающими страховую сумму?

- Конечно есть. И у Номос-банка, и у банка «Открытие» достаточно большое количество клиентов категории Private Banking, которые размещают у нас свои средства. Причем это клиенты как из Москвы, так и из регионов.

- Этого удалось достичь потому, что «Открытие» изначально не банк, а брокер, то есть компания, которая оперирует большими средствами клиентов, не сопоставимыми с суммами вкладов, застрахованными государством?

- Нет. Наши вкладчики и наши клиенты на фондовом рыке – мало пересекающиеся группы клиентов, у них разное отношение к риску. Большие вклады появились у нас именно потому, что мы – банк, и у нашей головной корпорации хорошая репутация на рынке.

- А что заставляет людей держать в банке деньги на сумму выше страховой, да еще и не под самую хорошую на рынке доходность?

- «Открытие» – хороший банк, надежный и удобный. Кстати, по долларовым вкладам у нас долго был один из самых лучших процентов на рынке! Ну а если брать ставки вообще, то в ВТБ 24 и в Сбербанке они традиционно еще ниже.

- Но меня удивляют те люди, которые держат очень крупные средства в банке, в рублях и во вкладах…

- А где же их держать? Сейчас деньги нужно держать именно в банках, именно в рублях и именно во вкладах, ибо нигде больше сейчас такой гарантированной доходности нет. Депозит сегодня – это самый доходный инструмент. Вы предлагаете купить что-то ненужное на эти средства? Но возникает вопрос – как потом продать это ненужное? А депозит легко снять – за один день.

- Ну, 30 млн. рублей с депозита, например, за один день не снимаются…

- Снимаются, практически любые суммы снимаются. За один день, за сутки.

- Хорошо, раз снимаются, хотя на практике в других банках и более мелкую сумму приходится заказывать заранее. Что банк «Открытие» в ближайшее время будет делать в отношении ставок по вкладам?

- Ничего. Вот какие ставки сейчас есть – такие и останутся. А дальше все зависит от изменений на рынке.

- На что сейчас могут отреагировать ставки по вкладам? Кто-то ждет снижения ставок, кто-то повышения…

- Снижения? Нет, я его не жду. Судя по тому, что сейчас происходит на фондовом рынке, скорее надо ждать небольшого повышения ставок. Если только все резко не поменяется, как это часто бывает.

- Но если банковский рынок не снизит ставки по вкладам, то как тогда он выполнит директиву партии и правительства по снижению ставок по кредитам?

- А такая директива у нас и правда была? Если да, то я о ней ничего не знаю. Ставки все же регулируются рынком, а не мнением руководства страны или Центробанка. Хотя и ЦБ многое может, но в рамках глобальных трендов. Я думаю, ставки будут расти в мире, а в России или не будут меняться, или будут расти медленнее.

- Вы никогда и ничего не начисляете на остатки по карточным счетам, как это принято делать у многих банков новой волны, специализирующихся на активной выдаче кредитов?

- У ряда крупных банков пакеты услуг для состоятельных клиентов предусматривают начисление средств на остатки по счету карты, но это всегда сравнительно небольшой процент, и он компенсируется доходами от других продуктов в рамках пакета. Но массово по карточкам банки процент не начисляют. А то, что банки, специализирующиеся на розничном кредитовании, начисляют проценты на остатки по дебетовым картам – это и есть их конкуренция, и это нормально.

- А какова средняя маржа на рынке, если брать и розницу, и корпоративный сектор?

- Примерно 5–7%.

- А что дает самый большой доход универсальному банку сегодня?

- Хорошему универсальному банку доход должны более или менее сбалансированно приносить все бизнесы и все продукты. Тогда он и хороший, и универсальный.

- А все же где надо держать деньги, чтобы копить себе на старость?

- Сейчас, как я уже сказал, на банковских депозитах, так как ставки высоки. Многие как альтернативу рассматривают золото. В этом случае я рекомендую обезличенный металлический счет в надежном банке – ОМС хоть не застрахован в АСВ, но зато ты покупаешь золото по цене золота, а не золото, плюс дизайн монеты, плюс надбавка банка. А вот самый привычный для нас вариант – слитки – является наименее интересным. Во-первых, при покупке к стоимости металла добавляется НДС и цена производства – это снижает эффективность инвестиций. Во-вторых, его надо где-то хранить, а в случае наступления тяжелой годины именно слитком будет трудно расплачиваться за хлеб. У всех способов сохранения денег есть и свои плюсы, и свои минусы.

Если возможности позволяют, я рекомендовал бы иметь и депозит в банке, и монеты, и паи инвестиционных фондов, и брокерский счет. Но на биржу в массовом порядке люди пока не пойдут – я вообще считаю, что у брокерского бизнеса нет серьезной перспективы в России, пока по депозитам в банках такие ставки – под 10–12% годовых в рублях. Чтобы в стране был розничный инвестор, нужно несколько факторов – рынок, достаточное число объектов для инвестиций, и окупаемость рисков фондового рынка. Рынок у нас есть, число объектов – маловато, но все же они есть. А премия за риск крайне мала. На Западе депозит приносит своему владельцу 2–3% годовых, а фондовый рынок в среднем – 12%. В четыре раза больше. У нас ставка по депозитам 10–12%, а доходность на фондовом рынке 15%, ну пусть 20%. Меньше, чем в два раза. Этого мало, чтобы брать на себя риск несколько лет ждать, пока рынок вырастет. И пока эта разница между ставками депозитов и фондовым рынком не вырастет драматически, массового инвестора на нашем рынке не будет. Разве что после очередного кризиса, когда акции можно купить дешево.