Хватило пяти формальных критериев эффективности, чтобы послать «черную метку» каждому четвертому государственному учебному заведению (см. «Новую» № 129 от 14. 11. 2012. — «Список Климова»).

Вот этапы ноябрьской «революции»:

1 ноября на сайте Минобра был опубликован список: 136 вузов и 450 филиалов из государственного сектора российского высшего образования были отнесены к неэффективным.

С 7 по 14 ноября 82 рабочие группы межведомственной комиссии обсуждали дальнейшую судьбу этих вузов.

20 ноября на сайте Минобра появились новые списки. Вузы с «признаками неэффективности» разделили на группы. Первая группа — оправданные. У них признаки неэффективности — следствие их специфики. В этой группе творческие вузы, транспортные, институты физкультуры. Им жить. Вернулись в ряды эффективных Московский архитектурный институт, Литинститут им. Горького, Санкт-Петербургский институт кино и телевидения и Институт культуры и искусств, Ростовская консерватория им. Рахманинова.

Вторая группа — неэффективные, но они нужны. Для них придумали оптимизацию. До конца текущего года должны быть разработаны программы развития этих заведений, может быть, им дадут денег, но, скорее всего, поменяют руководство.

Третья группа — расстрельная. Для них — реорганизация. Здесь больше всего пединститутов: из 17 вузов Минобра, отнесенных к этой группе, 10 — педы.

Четвертый, незапланированный список — те, чью судьбу не смогли определить в рабочих группах (их 110).

22 ноября министерство устроило публичное голосование по вузам из 4-й группы. Правда, за сутки их число сократилось до 70. И тут включили шаманский круг: 34 члена межведомственной комиссии решали судьбу каждого вуза открытым голосованием. «Голос председателя решающий», — пояснил министр Ливанов, который и был председателем. Мнение субъекта РФ — один голос.

К вечеру всех распределили по группам. 15 человек проголосовали за то, чтобы отнести РГГУ к 1-й группе, 16 — ко 2-й. И не важно, что представитель РСПП А. Карачинский пытался объяснить, что попадание университета в список вузов с признаками неэффективности — свидетельство системной ошибки в методике мониторинга. РГГУ отправили во вторую группу.

На то они и «шаманы», чтобы не слушать «посторонних»…

 «Неэффективно прежде всего само Министерство образования»

По просьбе «Новой» ситуацию комментирует член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов

— Образование не ругает только ленивый, но перестройка высшей школы по-министерски тоже возмущает всех.

— Чтобы начинать перестройку, надо сначала ответить на вопрос, как оказалось возможным создание такого безумного количества вузов и такого безумного числа мест для студентов с таким качеством? Почему Рособрнадзор и министерство выдавали лицензии всем? Есть основания говорить о коррупции: в ряде случаев лицензии выдавались небесплатно. Это вопрос для исследования и для расследования.

— Что же делать с высшей школой?

— Министерство предлагает простые решения, а их уже нет. Обновленная система образования страны должна быть сцеплена с экономикой: подготовка специалистов сбалансирована с подготовкой рабочих мест. Именно исходя из этого надо решать, сколько вузов, сколько студентов и каких специальностей нужно. Но нет стратегии развития страны и регионов.

Сегодня министерство определяет неэффективность вузов по совершенно идиотским критериям и только усугубляет ситуацию: по последней сотне вузов просто проводит открытое голосование членов межведомственной комиссии…

Вывод из этого один: само ведомство непрофессионально. У него сплошные провалы. Система принятия решений должна быть изменена, для этого необходимо срочно реорганизовать министерство.

— Куда пойдут молодые люди, если число мест в вузах уменьшится?

— Нужно возрождать систему начального и среднего профобразования. А для этого должны появляться достаточно привлекательные рабочие места, с которых можно было бы стартовать в жизнь и в карьеру.

— Проблема вуза связана с проблемой армии. В системе начального и среднего профессионального образования юноши тоже должны быть защищены от призыва.

— Да, это решит проблему профессиональной подготовки, а чтобы решить проблему самой армии, надо перестать пропагандировать псевдопатриотизм. Армия должна быть привлекательна. А у нас она такова, что мальчики вместо выстраивания разумных жизненных перспектив идут в вузы, лишь бы «не загреметь».

Но вместо обсуждения проблем принимаются скоропалительные решения, основанные на бухгалтерском подходе (экономия средств) или на использовании административного ресурса (разогнать, слить, оптимизировать). Не ведется работа над самым главным — над определением эффективности системы образования. Для начала необходимо возродить дух просвещения, уважение к знаниям. Во-вторых — работать над содержанием образования. С появлением образовательного стандарта для средней школы эта работа прекращена. Появился абсолютно нереализуемый посыл, что каждый учитель будет разрабатывать свои программы. Это притом что содержание школьного образования XXI века — сложнейшая планетарная проблема, которую и решать нужно, аккумулируя все силы, собирая лучшие головы. И, наконец, у нас нет современных средств обучения ни в школе, ни в вузе. Нет образовательной индустрии.

Разумное решение сегодня — общенациональная дискуссия: как будем жить дальше и как будем заниматься своими детьми и внуками? Съезд работников образования не проводился 25 лет. Необходим чрезвычайный съезд работников высшей школы.

Комментарий специалиста

На вопросы «Новой» отвечает ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий:

— Виктор Антонович, вы на заседании межведомственной комиссии пытались защитить педвузы. Не вышло…

— Я считаю, для начала надо создать концепцию педобразования. Из-за того что мы сократим учителей, оставшиеся лучше не станут. Надо сохранять уникальные педагогические вузы, постепенно вовлекая классические университеты в подготовку учителя.

— Что будет с вузами из третьего списка? На заседании комиссии было предложение отложить решение их судьбы до проведения мониторинга всех вузов страны.

— Думаю, с частью вузов из третьей группы уже договорились. Всего у нас около 1200 вузов, с филиалами — 3500. Не проходили мониторинг вузы силовиков — около 200. Пока мониторинг прошли чуть больше 500 вузов.

— То, что часть госвузов будет реорганизована, укрепит в регионах позиции негосударственных образовательных учреждений?

— Хотим мы или нет, список неэффективных вузов — сигнал молодежи и родителям. А по другим такого сигнала нет. Кто будет разбираться, что они просто не участвовали в мониторинге? Не надо было эти результаты так сразу публиковать. Сначала — обсуждать на комиссиях, а окончательный результат обсуждения объявить с учетом мнения регионов, профессионального сообщества.