Еврозона задержалась в рецессии, и, судя по всему, в ближайшем будущем быстрого восстановления ожидать не приходится. Более того, ситуация усугубляется, поскольку валовый внутренний продукт (ВВП) теперь падает не только в странах Южной Европы, которые особенно сильно пострадали от долгового кризиса, но и в странах сильной Северной Европы и в том числе в Германии, которая до последнего времени считалась локомотивом роста Европы. Интересно, что на этом фоне Латвия решила перейти на евро с 1 января 2014 года.

Еврозона осталась в рецессии

В четвертом квартале 2012 года экономика Еврозоны вновь сократилась, причем это сокращение стало максимальным с кризиса 2009 года, передает Wall Street Journal. Так, в октябре-декабре 2012 года ВВП Еврозоны снизился на 2,3% в годовом исчислении или на 0,6% – в квартальном. Такое положение дел бросает вызов заверениям европейских политиков, согласно которым меры экономии государственных расходов приведут к экономическому росту через укрепление доверия бизнеса. Кстати, год назад Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) вообще ожидал, что блок начнет восстанавливаться еще в течение 2012 года. Но реальность оказалась далека от прогнозов.

Особенно острым оказалось снижение ВВП Италии, что усилило опасения политической нестабильности, которая может быть вызвана депрессивным состоянием экономики. В четвертом квартале 2012 года экономика этой страны сократилась на 3,7% в годовом исчислении. Сокращение испанской экономики составило 2,8%. Португалия и Греция столкнулись с еще более глубокими падениями. Причем теперь в тяжелом положении оказалась не только Южная Европа, но и северные, наиболее крупные экономики валютного союза, которые до этого являлись более устойчивыми. Так, ВВП Германии сократился на 2,3%, а ВВП Франции – на 1,1% в годовом исчислении.

Особенно настораживает то, что ситуация на финансовых рынках за последнее время заметно улучшилась, во многом благодаря обещанию ЕЦБ сохранить евро «во что бы то ни стало». Однако возросшая стабильность на рынках пока не привела к повышению деловой активности. Причем кризис сам себе не дает уйти. Например, высокий уровень безработицы в Южной Европе мешает населению совершать крупные покупки, поскольку даже те, у кого есть работа, не знают, что случится в следующем полугодии.

В другой статье Wall Street Journal говорится, что в четвертом квартале 2012 года объем промышленного производства в Еврозоне показал сильнейшее падение за последние 3 года. Однако в декабре этот показатель возрос, а самая низкая точка пришлась на ноябрь – соответственно, +0,7% и -0,7%. Некоторые эксперты видят в этом признаки начала восстановления. Кстати, в декабре объем промышленного производства возрос и в Германии.

Латвия перейдет на евро в 2014 году

Baltic Times, со ссылкой на правительственную официальную газету Latvijas Vestnesis, передает, что президент Латвии Андрис Берзинш одобрил закон о введении евро с 1 января 2014 года. После введения единой европейской валюты, в течение двух недель в стране будут приниматься к оплате и евро, и латы. После этого евро станет единственной официальной валютой, и банкоматы будут выдавать деньги только в ней. Жители Латвии смогут обменивать латы на евро в течение полугода после перехода. При этом обменять национальную валюту на европейскую можно будет всегда в отделениях Банка Латвии. Почтовые отделения в сельских регионах, где банковское обслуживание недоступно, будут обменивать латы на евро в течение 3 месяцев.

Средства на банковских счетах резидентов будут автоматически переведены в евро. Сейм Латвии одобрил закон о введении евро 31 января 2012 года. Сейчас евро стоит 0,702804 лата. Курс обмена при переходе на единую валюту будет определен летом 2013 года. Ожидается, что он практически не будет отличаться от текущего.

Крупные индонезийские банки лидируют в мире по прибыли

Средняя рентабельность активов пяти крупнейших банков Индонезии с рыночной стоимостью более $5 млрд. составляет 23%, передает Bloomberg. Это значение является максимальным среди 20 крупнейших экономик мира. Так, в Китае рентабельность среди 5 крупнейших кредитных организаций составляет 21%, а в США – всего 9%. Средняя процентная ставка по кредитам в Индонезии составляет 12%, а по депозитам – 4,6%. Спрос на кредиты в стране огромен, в то время как предложение – недостаточно.

Если бы индонезийские банки не были такими неэффективными, рентабельность их активов была бы еще выше. Например, операционные расходы кредитных организаций Индонезии, такие как содержание отделений, составляют 4% от совокупных активов. Для сравнения, в Малайзии эти расходы не превышают 2%, а в Сингапуре – 1%. Некоторый вклад в неэффективность вносят географические особенности страны: 242 млн. индонезийцев «разбросаны» по сельской местности 6 тыс. обитаемых островов.

За первые 11 месяцев 2012 года объем выданных кредитов в Индонезийской банковской системе вырос на 20,3% до 2,647 трлн. рупий, в то время как объем депозитов за это же время увеличился на 12,4% до 3,130 трлн. рупий. Во многом низкий прирост вкладов объясняется тем, что индонезийцы предпочитают иметь наличные средства. Это может сдерживать рост кредитования, поскольку Банк Индонезии допускает, чтобы объем кредитов банка превышал объем его депозитов лишь в том случае, если коэффициенты достаточности капитала превышают нормативы.

Заемщиками в Индонезии сейчас являются всего 28% населения или 67 млн. человек. Халим Аламсях, заместитель управляющего Банка Индонезии, считает, что в 2013 году объем кредитования в стране возрастет на 23%.

Commerzbank: нужно терпение

Commerzbank оставляет инвесторам и сотрудникам мало надежды на быстрые успехи в реструктуризации своего бизнеса, передает Deutsche Welle. По словам Мартина Блессинга, председателя правления Commerzbank, широкомасштабная стратегическая реорганизация стоит больших усилий, денег и времени, а первые меры, которые были предприняты, говорят о том, что путь еще далек.

Блессинг намерен перестроить второй крупнейший в Германии банк до 2016 года, то есть до конца своего контракта. Деятельность по обслуживанию частных клиентов должна оказаться в центре процесса реорганизации. За счет экономии 2 млрд. евро и повышения доходности банк надеется найти инвестиции, которые необходимо сделать в информационные технологии и отделения нового типа. В рамках реструктуризации Commerzbank намерен сократить 6 тыс. сотрудников, из них 3,4 тыс. – в филиалах.

Выручка кредитной организации снижается. Так, в 2012 году выручка, полученная за счет основной деятельности, упала на 9,7%. Причины заключаются в том, что процентные ставки в этот период оставались низкими, также низка была и активность клиентов в сфере покупки ценных бумаг. Прибыль по итогам года составила всего 6 млн. евро.

За 2012 год акционерам не будут выплачиваться дивиденды; также низка вероятность их выплаты и по итогам 2013 года. Мартин Блессинг получил за прошедший год зарплату в размере 1,3 млн. евро – его доход превысил миллион евро впервые с момента слияния с Dresdner Bank. После того как в 2008 году банк был «спасен» государством, зарплата Блессинга была установлена на уровне 500 тыс. евро в год. От дополнительных бонусов председатель правления отказался. Бонусы остальных сотрудников сократятся на 17%, а в инвестиционно-банковском подразделении – даже на 20%.

Доход банков от торговли на товарных рынках сократился

В 2012 году 10 крупнейших банков мира заработали на сырьевых рынках на 24% меньше, чем в 2011 году, передает Bloomberg, ссылаясь на исследование лондонской аналитической компании Coalition. Это стало первым снижением с 2008 года. Среди причин – низкая волатильность на рынках и пониженная активность клиентов. Совокупный доход банков от торговли сырьевыми товарами упал с $8 млрд. в 2011 году до $6 млрд. в 2012 году. При этом доход от инвестиционно-банковской деятельности в том же периоде возрос на 10% до $159 млрд., и этот рост стал первым за последние 3 года.

Банки, включая Goldman Sachs и Morgan Stanley, сталкиваются с повышенными требованиями по капиталу, а также с ужесточением регулирования, что ограничивает торговлю на товарных рынках. Barclays прекратил вести спекулятивные операции на рынке сельскохозяйственного сырья, а также сообщил на минувшей неделе, что его подразделение, работающее на товарных рынках, сосредоточится на банковских операциях, финансировании и управлении рисками. Численность персонала данного подразделения в 2012 году была сокращена на треть.

В десятку крупнейших банков, охваченных исследованием, попали Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Morgan Stanley, Royal Bank of Scotland и UBS. Совокупные доходы этих банков по операциям с облигациями, валютой и сырьевыми товарами в 2012 году увеличились на 21%. Доход Goldman Sachs на товарных рынках в четвертом квартале 2012 года существенно снизился, а доход Morgan Stanley оказался минимальным.

Китай ограничил амбиции иностранных банков

Два крупных австралийских банка заработали более $1.1 млрд. на инвестициях в Китай. Но, как это уже случалось и с другими иностранными кредиторами, австралийским банкам был оставлен достаточно ограниченный стратегический выбор в этой стране, передает Financial Review. Commonwealth Bank of Australia заработал в Китае $536 млн. за счет своих двух долей в китайских банках, а Australia and New Zealand Banking Group удалось получить прибыль в размере $619 млн. Однако теперь у этих банков практически нет возможностей увеличить свое участие или даже получить контроль над местной кредитной организацией.

Отсутствие стратегических перспектив недавно заставило Goldman Sachs и HSBC продать свои доли в китайских банках, что также является показателем того, как иностранные банки понижают свои ожидания по отношению к одному из крупнейших в мире банковских рынков. По мнению некоторых аналитиков, наличие миноритарных долей в китайских кредитных организациях уже не имеет стратегического смысла для австралийских банков, и последние могут поискать возможности по избавлению от них. Другие иностранные банки, которые пытаются развивать свой бренд в Китае, также сталкиваются с множеством сложностей. В частности, им мешает чрезмерная регуляция, а также то, что они могут открыть лишь одно отделение в год, а также ограничены в объеме капитала, который они могут «привезти» в страну.