«Предвыборная гонка» за пост банкира №1 уже началась.

Полномочия нынешнего руководителя ЦБ Сергея Игнатьева истекают летом 2013 года, а пойти на новый срок он не может, поскольку уже возглавляет банк три срока подряд. На минувшей неделе вице-премьер Игорь Шувалов заявил журналистам, что существует некий шорт-лист претендентов на пост банкира № 1, который представлен на рассмотрение президенту и премьер-министру. «Конечно, он [список] есть у президента и у председателя правительства, они его обсуждают», — сказал Игорь Шувалов, но отказался назвать кандидатов. Впрочем, за него это сделали журналисты и аналитики. На сегодня шорт-лист выглядит так: первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, экс-министр финансов Алексей Кудрин, глава «ВТБ 24» Михаил Задорнов и руководитель «большого» ВТБ Андрей Костин. Реже упоминаются имена вице-премьера Аркадия Дворковича, председателя совета директоров МДМ Банка Олега Вьюгина (он раньше работал в Банке России), а также двух других зампредов ЦБ — Михаила Сухова и Сергея Швецова. По мнению аналитиков, наиболее вероятными представляются кандидатуры Улюкаева, Кудрина и Задорнова. Но президент (именно он, а не премьер-министр представляет Госдуме кандидатуру главы ЦБ) может вытащить из колоды и другую карту. По тому, кого в итоге предпочтет Владимир Путин, во многом можно будет судить об экономической политике страны в ближайшие несколько лет.

Первый раунд битвы за ЦБ стартовал в конце января на... Всемирном экономическом форуме в Давосе. Уже тогда стало очевидно, что вопрос нового главы ЦБ — это не вопрос поиска технического специалиста, который бы выполнял функцию регулятора рынков. Очень многие в стране ждут от преемника Сергея Игнатьева более активного стимулирования экономического роста путем вливания дешевых денег. Сегодня попыткам заставить ЦБ включить печатный станок упорно сопротивляются и нынешний топ-менеджмент банка, и Минфин, и мощная группа либеральных экспертов во главе с Алексеем Кудриным.

Жесткий тон обсуждению политики Банка России задал основной акционер «РусАла» Олег Дерипаска, дав предельно неполиткорректное интервью тележурналистам: «Они выпустили всю кровь из экономики. Центральный банк прячется за ширмой общих фраз, но фактически он ничего не делает. Если мы не поменяем эту систему, мы не только окажемся без роста, но мы поставим под вопрос стабильность существующей сегодня экономической системы». Руководство ЦБ он назвал «коновалами», которые руководствуются «центрально-банковскими» суевериями.

Как это ни странно, но Дерипаску во многом поддержал экс-министр экономики, глава Сбербанка Герман Греф, выступивший за снижение ставки рефинансирования. «Ставки сегодня высокие, с такими ставками экономика не может расти», — уверен он. Действительно, в России ключевая ставка выше уровня инфляции — 8,25% против 6% инфляции. Претензии Дерипаски и Грефа вполне объяснимы: ставка в 8,25% — это ориентир для всей банковской системы, который означает, что конечная ставка по кредитам для населения и бизнеса не может быть ниже этого уровня. На деле же цена ресурсов намного выше. Так, самые дешевые ипотечные кредиты выдаются в среднем под 13%, а бизнес, по словам того же Олега Дерипаски, кредитуется под 15% годовых и выше. Между тем дешевые деньги — это классический способ стимулирования экономики, который активно используют сегодня денежные власти большинства развитых стран. На Западе при инфляции в районе 2%, ключевая ставка составляет 0—0,75% (в еврозоне — 0,75%, в Англии — 0,5%, в США — 0—0,25%). Кроме того, центральные банки всех названных стран проводят политику выкупа ценных бумаг с финансовых рынков, тем самым вливая дополнительную ликвидность в банковскую систему. Российский ЦБ также активно кредитует банки, но предпочитает это делать не через ставку рефинансирования и длинные кредиты, а через кредиты РЕПО сроком до 7 дней по ставке в районе 5%. «Конечно, было бы неплохо, чтобы ЦБ несколько понизил ставки, чтобы поддержать экономику», — говорит главный экономист ИК «Уралсиб Кэпитал» Алексей Девятов.

Однако руководство Банка России категорически отвергает все претензии. «У меня есть 3,5 л крови. Если Дерипаске нужно немножко, я готов ему по-донорски помочь», — отреагировал на слова Дерипаски Алексей Улюкаев. По его мнению, давать дешевые деньги в условиях глобальной нестабильности и угрозы рецессии — «это преступление перед бизнесом, перед народом, потому что таким образом провоцируется накапливание рисков, которые имеют свойство материализоваться». То, что центральные банки других стран спокойно идут на это, Улюкаева не убеждает. Алексей Кудрин поддержал Алексея Улюкаева, пояснив, что «только в исключительных кризисных ситуациях ставка Центрального банка может идти существенно ниже инфляции». «В России ситуация несколько иная: у нас рост выше, чем в США или в Европе, поэтому у нас нет такого кризисного состояния, и Центральный банк не должен во что бы то ни стало снижать ставку, а с другой стороны, ни одна страна не допускает такой высокой инфляции, как наша», — сказал он. Именно снижение инфляции должно быть главной задачей ЦБ, уверен Алексей Кудрин.

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает, что ЦБ не должен «отвечать за экономический рост независимо от правительства», поэтому слишком большие требования тут предъявлять не стоит. Тем более что, по Конституции и закону «О Центральном банке», ЦБ является независимым от правительства органом, премьер-министр не может дать поручение председателю Банка России напечатать денег и снизить ставки.

Однако оппоненты Улюкаева—Кудрина не унимаются — они уверены, что борьба Банка России с инфляцией бесплодна, потому что в ее основе не монетарные факторы, которыми управляет ЦБ, а рост цен на услуги и товары. Олег Дерипаска отмечает, что у нас из 6% инфляции две трети обусловлены высокими тарифами, которые устанавливают компании-монополисты в коммунальной сфере. Министр экономического развития Андрей Белоусов на минувшей неделе отметил, что проблемы с инфляцией в России находятся вне поля влияния Центрального банка, поскольку связаны с динамикой цен на продукты питания на мировых рынках. «И тут роль ЦБ не очень большая», — сказал он. ЦБ «должен научиться управлять процентными ставками», полагает Андрей Белоусов.

Таким образом, интрига вокруг поста главы ЦБ — это вопрос о выборе экономического курса. Владимиру Путину предстоит решить буквально следующую дилемму — он за красных или за белых. То есть за использование Банка России в качестве источника дешевых денег для экономики или за то, чтобы бороться с инфляцией и совершенствовать институты. Пока президент склоняется к белым. Об этом, в частности, свидетельствует его выступление на заседании кабинета министров, где обсуждались основные направления деятельности правительства до 2018 года (подробнее — на с. 20). Президент дал понять, что не склонен идти по пути развитых стран и включать печатный станок. Путин говорит, что «возврат к докризисной модели развития, докризисной модели роста невозможен». Видимо, его сильно напугал кризис 2008—2009 годов, когда пришлось пережить резкое сокращение экономики, и ситуацию спасли только накопленные резервы. Теперь президент не хочет рисковать и наращивать госинвестиции и поддерживает, по крайней мере на словах, либеральный курс на институциональные и структурные реформы. Однако тем самым он загоняет себя в ловушку, поскольку этот курс эффективен только тогда, когда проводится жестко и последовательно. В противном случае он лишь усугубляет проблемы.

У Путина есть время взвесить все риски и принять решение. Представители экспертного и банковского сообществ уверены, что больше всего шансов занять пост главы ЦБ у Кудрина и Улюкаева, которые к тому же очень близки по своим взглядам на экономическую и кредитно-денежную политику. «Кудрин — тяжеловес, он занимал длительный срок более высокий пост, к нему относится с уважением президент, банковское и мировое финансовое сообщества. В этом плане он оптимальный кандидат. Улюкаев интересен с точки зрения полной преемственности нынешней политики регулятора», — говорит глава Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. «Задорнов давно работает в отрасли, руководил Минфином, изнутри знает проблемы коммерческих банков и может внести свежую струю в регулятивную политику ЦБ, что может оказаться важным для повышения устойчивости банковской системы. Михаил чувствует на себе нынешнюю денежно-кредитную политику регулятора, видит ее плюсы и минусы. Но я особенно не верю в этот вариант. Как правило, на такой пост назначается человек изнутри, кандидат системы», — подчеркивает эксперт.

«Если говорить о кандидатурах из озвученного списка, то, мне кажется, несколько больше шансов занять пост председателя Центробанка у Кудрина с Улюкаевым, чем у Задорнова. Появление фамилии Костина в этом шорт-листе, на мой взгляд, тоже уместно, но, думаю, не очевидно, что он сам будет стремиться к новому назначению, ему вполне комфортно на своем месте», — отмечает в свою очередь Алексей Девятов.

Евгений Ясин считает Улюкаева оптимальным кандидатом: «Мы все имели возможность убедиться, что он владеет ситуацией. И я в конечном итоге остановился бы на его кандидатуре. Хотя часто бываю с ним и не согласен». При этом он говорит, что Кудрин с Задорновым были бы неплохими главами ЦБ, но в отношении последнего возникает вопрос: а нужно ли ему это повышение? «Я, например, в этом не уверен», — сомневается Евгений Ясин. Что касается Алексея Кудрина, Евгений Ясин считает, что ему стоит продолжать заниматься общественной деятельностью, где его потенциал далеко не исчерпан.

Надо учесть и то, что назначение Кудрина — это прямой вызов Дмитрию Медведеву. У них и так сложные отношения (Кудрина уволили именно по настоянию Медведева), а пост главы ЦБ почти равнозначен премьерскому. Но есть и аргументы за такое решение. «Надо отметить, что глава мегарегулятора будет фигурой одинаковой с премьером по полномочиям и весу. И президенту будет легче принимать сбалансированные решения. Когда две такие фигуры смогут уравновешивать друг друга по статусу, удобнее руководить, споры более откровенные, без всяких расшаркиваний», — считает Анатолий Аксаков. Алексей Девятов говорит, что Кудрин может отказаться идти в ЦБ, чтобы даже косвенно не отождествлять себя с командой Дмитрия Медведева.

В финансовом сообществе есть те, кто не поддерживает Кудрина с Улюкаевым. Пожелавший остаться неизвестным топ-менеджер финансовой компании полагает, что на пост главы ЦБ все же лучше подходит Михаил Задорнов: «Он зарекомендовал себя как профессиональный банкир. Михаил Задорнов самокритичнее, а это качество будет крайне важным, учитывая, что ЦБ предстоят непростые времена. А вот для Алексея Улюкаева характерен снобизм, и зачастую с ним очень тяжело иметь дело. Что касается Алексея Кудрина, то он профессиональный экономист, но не профессиональный банкир. Есть подозрения, что он ударится в макроэкономику. А когда ЦБ начинает думать, что он становится ответственным за макроэкономику, хорошего не жди».

Руководитель Проекта национального развития Андрей Черепанов, немало поработавший в ЦБ, считает, что ни Алексей Кудрин, ни Алексей Улюкаев, ни Михаил Задорнов не являются подходящими кандидатурами на пост главы ЦБ. «Так или иначе, но они были причастны к кризисам в российской экономике. А ЦБ должен способствовать росту российской экономики, но не должен способствовать ее деградации, которая в случае их назначения последует неминуемо», — полагает он.

Все эксперты отмечают, что назначение Улюкаева или Кудрина — это почти гарантия сохранения текущей политики Банка России. Приход Задорнова дает шанс на ее корректировку, а появление темной лошадки (например, Германа Грефа) может означать смену курса.