Анатолий Гавриленко, председатель наблюдательного совета группы компаний «Алор», президент Российского биржевого союза:

Обречены на успех 

С радостью прочитал, что наша делегация в Давосе в этом году будет самой многочисленной «за всю историю». Я, правда, не понял за какую историю, но очень за нашу страну порадовался. К сожалению, пишут, что сценарий развития России, подготовленный экспертами Давоса, оказался очень для нас неблагожелательным. Но, я думаю, это от зависти. Очень всем завидно, что мы такие богатые. На углеводороды. Ну и менеджеры самые культурные, умные и хитрые, по мнению г-на Ицхака Адизеса. Конечно, всем завидно.

Но зато наш премьер им всем расскажет про наши инвестиционные возможности, и им всем в Давосе поплохеет. От зависти, конечно. Так что, завтра жду из газет только восторженные отклики на выступления членов нашей делегации. Особенно на выступление премьера. Успех от пребывания нашей делегации в Давосе сомнения у меня не вызывает.

Иначе зачем столько денег на поездку тратить и стольких умных менеджеров от работы отвлекать?

Ян Бреммер:

Слишком много информации 

Еще один год, еще один Давос. В прошлом году Всемирный экономический форум был посвящен в основном европейскому кризису. Но вроде бы Европа пока выкарабкалась, и можно считать, что это первый некризисный Давос за несколько лет. Но это не значит, что все вернулось на круги своя. Это, как сказал генеральный директор инвестиционной компании PIMCO Мохаммед Эль-Эриан, «новая нормальность». Трудно найти рынки с приемлемым соотношением «риск-доходность» или регион Земли, где нет геополитических рисков. Неприятный сюрприз может вылезти в любом месте.

Так о чем говорили в Давосе в этом году? Обо всем и ни о чем. США, Ближний Восток, развивающиеся рынки, Япония – все стало повесткой дня, хотя особой связи между темами не наблюдалось. Посетители Форума говорили, прежде всего, о своих внутренних проблемах.

Девизом Форума стал «устойчивый динамизм». Успешные организации в условиях кризиса должны демонстрировать стратегическую гибкость, сопротивляться имеющимся трудностям и быть готовы к вновь возникающим рискам. В мире, где слишком много неопределенностей, волатильности и вообще всего нового, нужно быстро адаптироваться ко всему неизвестному. Иначе не выжить.

Идея «устойчивого динамизма» очень близка концепции «антихрупкости» Нассима Талеба, о которой я писал на прошлой неделе. Раз в будущее нас поведут развивающиеся рынки, особенно важно, в какой мере они могут проявить описанные качества?

Что является главнейшей угрозой для развивающихся экономик и для политиков и бизнесменов, приехавших в Давос? Свобода информации и невозможность ее контролировать.

Забавно, но именно к такому выводу я пришел. Можно было читать твиты про Форум на больших экранах в самом Давосе. Количество гаджетов на Форуме отражает распространение технологий и то, как они изменили политическую и экономическую среду для всех. Причем новости могут нанести большой ущерб даже тем, кто их поставляет читателям (скандал с прослушиванием телефонов журналистов News Corp). В Индии сообщения об изнасилованиях вызвали волнения и, вероятно, изменения в индийском обществе. В Китае новое правительство думает, как совместить потребности среднего класса и цензуру.

Количество информации тоже повышает волатильность. Политическая, экономическая и медиа элиты не справляются со своими задачами. Рост ВВП, прибыли и потребления не ведет к росту качества жизни. Разница в доходах очень велика. А потоки информации могут вызвать непредсказуемые последствия.

Интересно посмотреть, как страны и компании будут действовать в более среде с более высоким уровнем рисков. Всем потребуется устойчивый динамизм, а лидеры станут еще более уязвимыми.

Михаил Корчемкин:

Еще один прогноз, который не сбудется

«По нашим прогнозам, спрос на газ в Московском регионе к 2020 году увеличится на 20–26%», – сказал Алексей Миллер. Понятно, что человек государев обязан озвучивать прогнозы, подтверждающие необходимость закачивания триллионов рублей в строительство новых газопроводов.

Между прочим, в самый успешный для российской газовой отрасли период с 2000 по 2008 гг. потребление газа в Москве и Московской области выросло на 10%. Прогноз Алексея Борисовича предполагает, что в период 2012–2020 годах спрос будет расти в 2-3 раза быстрее. Могу добавить, что по ценовому прогнозу Газпрома в 2020 году цены на газ для российских потребителей должны быть втрое выше нынешних.

P.S. Случайно наткнулся на (не очень) старые планы снижения потребления газа в Москве.

Сергей Журавлев:

Банки в 2012 году

Финансовое посредничество остается наиболее динамичным и прибыльным сектором российской экономики.

1. Финансовая деятельность в минувшем году, если верить Росстату, демонстрировала взрывные темпы роста. Добавленная стоимость сектора за первые три квартала 2012 года выросла в реальном выражении на 16% против идентичного периода предыдущего года, более чем в четыре раза опередив прирост ВВП и внеся в него вклад в размере 0,75 процентных пункта. Последнее заметно больше вклада в экономический рост России отечественной обрабатывающей промышленности (0,56 п.п.).

2. Прирост общего объема розничных и корпоративных кредитов за прошлый год (декабрь к декабрю) замедлился до 19,6% против 28,7 год назад. При этом кредитование физических лиц резко опережало по динамике кредитование нефинансовых предприятий – 39,4% расширения за год против 12,7%. Год назад такого разрыва в динамике розничного и корпоративного кредитования не было, прирост за 2011 год составил 35,9 и 26% соответственно.

Отчасти усиление разрыва в динамике кредитования и населения объясняется значительно большим весом валютных кредитов в займах предприятий (21% против 3% в займах физлиц на начало сего года) и номинальным укреплением рубля в формате «декабрь к декабрю». С элиминированием влияния колебания обменного курса на размеры кредитов и сезонного фактора оба вида кредитования – и розничное, и корпоративное замедлялись на протяжении прошлого года и к концу его темпы расширения составляли соответственно 13–14% и 32–33% год соответственно.

3. В определенной мере ускоренное расширение розничного кредитования может рассматриваться как прогрессивная тенденция, сближающая профиль банковских активов России со структурой таковых в США и Европе. По подсчетам главного экономиста Альфа-банка Натальи Орловой [1, стр.2 презентации доклада 31 мая 2010 года «Развитие банковской системы: взгляд в будущее»], вес кредитования физлиц в активах банков России в 2010 году составлял 12% против 45% в США и 17% в еврозоне, при завышенной доле корпоративного кредитования (42% против 13 и 15% соответственно).

Разница складывалась за счет значительного отставания в ипотечном кредитовании, составлявшем у нас лишь 4% банковских активов против 35% и 11% в США и Европе соответственно. Именно слабый охват ипотечным долгом населения является причиной отставания России от этих стран по соотношению «денежная масса/ВВП», поскольку, как видим, значительная масса денег там, особенно в США, создана в результате выдачи ипотечных кредитов. Однако за период 2011–2012 (по ноябрь вкл.) годов доля ипотечных жилищных кредитов в долге физлиц банкам снизилась с 27,6% до 24,8%.

4. В целом темпы расширения розничного, и в первую очередь – потребительского кредитования, близки к одному из определений «кредитного бума», данному в прошлогоднем исследовании МВФ по данной теме [2, стр.7] – когда темпы прироста соотношения «долг/ВВП» (в данном случае «долг физлиц/денежные доходы населения») превышают 20% год. Бумирующее развитие создает определенные предпосылки для возникновения системного банковского кризиса в случае, если экономика подвергнется стрессу со стороны падения объема ВВП и/или обменного курса, подобного наблюдавшимся в 1998–1999 (тогда кризис был спровоцирован также вторым за семь лет дефолтом по суверенному долгу России) или, в определяемой МВФ как «пограничный эпизод», ситуации 2008–2009 годов.

Однако в прошлом году темпы роста просроченной задолженности по долгу банкам хоть и ускорились (а для розницы – более чем удвоились), но оставались умеренными – 7,5% для розницы, и 12,2 – для ссуд нефинансовым предприятиям. В итоге доля «плохих ссуд», если понимать под этим размер «просрочки», в кредитах физлицам сократилась почти до докризисного уровня в 4%, а для предприятий стабилизировалась на уровне 4,5%, хоть и впятеро превышающем докризисный, но все же самом по себе вполне безопасном.

5. В ресурсах банков стабилизировался на уровне 20% прирост средств, привлеченных от населения, и даже с тенденцией роста на протяжении года. Если в 2011 году опережающим компонентом в приросте депозитов физлиц были вклады до востребования (33,1% прироста), что можно интерпретировать как следствие расширения пользования банковскими картами, то в прошлом году вклады до востребования росли примерно так же, как и общий объем депозитов. В то же время прирост средств, привлеченных от организаций, замедлился с 25,8% в 2011 до 11,8% в 2012 – более чем вдвое, что отражает замедление кредитования корпоративного сектора.

Для рефинансирования активов банками привлечено из-за рубежа в течение года $23,7 млрд., в том числе во втором-четвертом кварталах, когда иссякает эффект бюджетного «вброса ликвидности» в конце года. Такое интенсивное привлечение зарубежной ликвидности наблюдалось в послекризизисный период впервые и в чем-то напомнило период «бума» 2006–2008 годов. Однако в условиях плавающего курса банки ведут себя осторожнее, примерно треть привлеченных средств использована для валютных свопов с ЦБ. Это в итоге делает канал внешних займов как источник рублевых ресурсов достаточно дорогим (сейчас 6,5%), но позволяет хеджировать валютный риск.

6. Прибыль банковского сектора (1011.9 млрд. рублей) в 2012 году впервые превысила символическую цифру в триллион рублей, увеличившись в реальном выражении более чем на 12,6%. В 2011 реальный прирост прибыли был больше (26,3%), однако он был получен в значительной пере за счет восстановления сделанных ранее, в период кризиса, отчислений из прибыли в резервы на возможные потери. В 2012 году основной вклад в прирост прибыли банков внесло увеличение процентной маржи по операциям с физлицами, помноженное на рост объема этих операций. Для сравнения можно заметить, что прибыль от банковской деятельности в России сопоставима с прибылью от добычи нефти, газа и прочего топлива и по итогам трех кварталов составила 64,8% от прибыли добывающих подразделений ТЭК.

Андрей Нальгин:

О карточных мошенниках 

банк все-таки выплатил ему деньги, уворованные года два тому назад с пластиковой карточки. Правда, для этого приятелю потребовалось пройти через все круги ада российской правоохранительной и судебной системы. Не сказать, что это путешествие показалось ему приятным.

Началось все, как в плохом романе. Отправившись в магазин закупаться к дню рождения дочки и уже стоя на кассе в предвкушении скорой детской радости, приятель вдруг услышал:

– Молодой человек, у вас какая-нибудь еще карта есть? А то на этой денег не хватает.

Эти слова прозвучали для приятеля, словно гром с ясного неба. Как так, ведь несколько дней назад он получил крупный аванс и специально держал его для такого случая. Ну, максимум, потратил пару тысяч, снятых в банкомате? Что за … сидят в этих банках?!!

Увы, в банковском офисе действительность предстала совсем в ином свете. Выяснилось, что его карточный счет вычищен почти полностью. Причем, деньги снимались несколькими порциями через разные банкоматы в течение очень короткого времени.

Понятное дело, приятель накатал телегу в банк, заявление в полицию и жалобу в местный потребнадзор до кучи. Столь же понятно, что толку от этих телодвижений вышло почти ноль. Банк в выплате денег отказал, ссылаясь на то, что ПИН-код был введен правильно и с первой попытки. Г-да полицейские после некоторой волокиты дело все-таки возбудили, но затем приостановили «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». Государственные защитники прав потребителей развели руками: не их профиль.

Приятель толкнулся в суд. И вот тут – правда, не сразу – черная полоса в его жизни начала сменяться белой. Ему повезло. Живи он в Москве и обратись к столичной Фемиде, все завершилось бы куда быстрей и куда печальней. Московские судьи почти всегда принимают довод банкиров о том, что ввод правильного ПИН-кода является достаточным доказательством «совершения операций со счета истца уполномоченным лицом». Даже если деньги снимались в другом городе или другой стране. Иначе говоря, существования такого вида карточного мошенничества, как скимминг, и того факта, что от него на 100% ни одна карта не защищена, в столице предпочитают не замечать.

Иное дело – провинция. Может быть, тамошние судьи о скимминге тоже не слышали. Зато они заглядывали в «Закон о защите прав потребителей», статья 14 которого возлагает именно на продавца ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков оказываемой им услуги. При этом п. 5 названной статьи освобождает продавца от этой ответственности только в том случае, если он докажет факт нарушения потребителем правил использования услуги. Иначе говоря, не клиент должен доказывать, что он бережно хранил карту и ПИН-код, а банк – что клиент этого не делал.

Что же до недостатков банковских карт, то в Письме Банка России от 07.12.2007. №197-Т прямо говорится: «Наблюдаются случаи неправомерного получения реквизитов банковских карт при проведении операций через банкоматы. При этом используются накладные устройства на клавиатуру для ввода ПИН-кода или на устройство для приема карт в банкомат... Неправомерно полученные различными способами реквизиты банковских карт используются для изготовления поддельных банковских карт... При использовании в банкоматах поддельные банковские карты предоставляют их обладателям все возможности подлинных банковских карт». То есть апелляция банкиров к правильному вводу ПИН-кода не всегда состоятельна и должна оцениваться в совокупности с другими доказательствами, о чем судьи иногда «забывают».

Естественно, приятель подробнейшим образом расписал эту историю в своем исковом заявлении. (Да, я дал ему пару советов, но и его адвокат оказался не промах – тут приятелю повезло снова). Естественно, он сам ходил на все заседания, даже в тех случаях, когда изначально было понятно, что противная сторона заявит ходатайство об отложении судебного заседания, и можно ограничиться формальным присутствием представителя. Естественно, дело тянулось много-много месяцев, больше года. А затем, столь же естественно, кассационная инстанция…

В общем, я совсем не уверен, что у каждого достанет времени, сил и средств выдержать эту эпопею. Так что лучше заранее побеспокоиться о том, как защитить себя от карточных мошенников (самые простые рецепты здесь) и как правильно действовать, если все-таки защититься не удалось.

PS В обсуждении записи по ссылке кратко говорится о страховой защите карты от мошенничества. Интересны ли вам подробности, уважаемые читатели?

Крис Морран:

В США регуляторы хотят запретить коллекторам контактировать с должниками в Facebook 

Хотя в Штатах есть большой список того, что коллекторам делать запрещено, в нем никаких упоминаний о том, что касается соцсетей. Consumer Financial Protection Bureau (CFPB) планирует уточнить этот момент. Некоторые коллекторы уже давно используют Facebook, чтобы выйти на контакт с должниками, в том числе и через их френдов, пользуясь пробелом в регулировании.

Однако Bloomberg передает, что CFPB, который сейчас осуществляет регулирование коллекторов, и Federal Trade Commission, которая вносит изменения в Fair Debt Collection Practices Act (FDCPA), собираются ввести новые правила, которые коснутся и контактов в соцсетях, для индустрии объемом $17 трлн. Еще раньше глава Federal Financial Institutions Examination Council (FIEC), органа, который объединяет банковских регуляторов, создать единые правила и стандарты, в которых будет прописано следующее.

Использование соцсетей с целью выйти на связь с потребителями или их семьями или друзьями будет запрещено. Попытки раскрыть на «стене» потребителя информацию о наличии у него долга или привести должника в замешательства, запугать его, будут признаваться нарушением FDCPA.

FIEC попросил дать комментарии к этому предложению, в частности, написать, какие другие соцсети или типы соцмедиа или то, как финансовые институты используют соцмедиа, должно быть учтены в регулировании.

Представитель ассоциации коллекторов ACA International сказали Bloomberg, что объединение советует своим не использовать соцсети, потому что «правила не ясны». Юрист из индустрии коллекторов не соглашается: «Закон не должен исходить из желания потребителя общаться или не общаться с коллекторами в соцмедиа». Коллекторы обещают бороться за свои интересы и не хотят, чтобы государство регулировало каналы их общения с должниками.

Bloomberg также сообщает, что CFPB планирует плотнее отслеживать деятельность коллекторов в связи с ростом жалоб в Сети.

Мэтью Иглесиас:

Банковская система сжимается: увольнения в CommerzBank, HypoVereinsBank, Lloyds и Barclays 

Немецкий CommerzBank собирается сократить 4–6 тыс. рабочих местs. HypoVereinsBank – 600 сотрудников. Об увольнениях заявили Lloyds Banking Group и Barclays. И это новости лишь за этот месяц.

Конечно, очень жаль, что люди теряют работу. Финансовый сектор – это не только CEO, жирные коты с лоснящимися усами. Многие люди работают в банках и выполняют различные обязанности. Однако в то же время эти волны увольнений показывают что финансовый сектор сжимается. Огромные доходы исчезли, регулирование становится все более тяжким, чем еще пять лет назад, клиенты настроены все более скептически, и занятость в секторе также сокращается.

Егор Сусин:

Китай-2012

В конце 2011 года инвестиционный мир и официоз дружно пророчил Китаю роль драйвера мировой экономики и рост на уровне 9–9,5% в год. Но уже к середине 2012 года все вдруг «прозрели» и увидели замедление экономики Китая, причем замедление вполне логичное. До кризиса основным драйвером в Китае была внешняя торговля, но с кризисом все сильно изменилось, и последние четыре года экономика росла за счет масштабных инвестиций и роста кредита. В итоге инвестиции практически достигли половины ВВП, а в большинстве китайских провинций они превышают 60% ВВП. Доля инвестиций и кредита году существенно выросли, а доля экспорта и чистого экспорта существенно снизилась. Если в 2007 году чистый экспорт достигал почти 10% ВВП, то к 2011 году он сократился до 2–3% ВВП.

Проблема в том, что агрессивный рост кредита конечен, а рост инвестиций ограничен. В 2012 году мы подошли как раз к тому моменту, когда поддерживать высокие темпы роста в таком же режиме просто не получается. Итог: произошло синхронное замедление темпов роста инвестиций, промышленности и розничных продаж. Существенно замедлились и темпы роста ВВП. Если в 2011 году они составили 9,2%, то в 2012 году рост замедлился до 7,8%. Мало того, номинальный ВВП рос минимальными темпами с 2002 года, если в 2011 году он вырос на 17,5%, то в 2012 году рост замедлился до 10.0%. Но даже этот рост был сформирован в основном благодаря продолжающейся поддержке инвестиций и активного наращивания кредита. Темпы роста инвестиций, хотя и замедлились, но все же остались выше 20% в год, темпы роста розничных продаж замедлились с 18% в год до 14% в год (12,1% в реальном выражении), темпы роста промышленного производства замедлились с 14% в год до 10% в год.

Банковский кредит в юанях за последний год вырос на 8,2 трлн. юаней, или $1,3 трлн., и на данный момент составляет 62,3 трлн. юаней, впервые преодолев отметку в $10 трлн. – более 120% от ВВП. Кредит вырос на 15% за год, при замедлении темпов роста номинального ВВП обслуживать кредит будет все сложнее. К концу года темпы роста кредита начали замедляться даже в условиях некоторого смягчения монетарной политики в текущем году. Учитывая что ставки по кредитам установлены Народным Банком Китая на уровне 5,6–6,6% годовых и уровень кредитной нагрузки на экономику, а также замедление темпов роста доходов (номинального ВВП), в 2013 году ситуация с обслуживанием кредита будет ухудшаться. Тогда ЦБ окажется перед необходимостью снижения ставок, так как экономика достаточно сильно зависит от способности банков продолжать наращивать кредит.

Вопрос в том, позволит ли ситуация с инфляцией продолжить смягчение монетарной политики. В 2012 году с инфляцией было все достаточно неплохо. Это было обусловлено замедлением как китайской, так и мировой экономики, и отсутствием серьезного монетарного стимула со стороны ФРС на фоне сохраняющейся привязки юаня к доллару. Даже проблемы с урожаем не сказались существенно на ценах, но к концу года ФРС стала значительно агрессивнее, доллар прилично снизился, а юань в целом остается привязанным к американской валюте.

В 2013 году ситуация здесь будет немного иной. Темпы роста инфляции к концу года снизились, производственные цены вообще ушли в дефляцию. Но в последний месяц рост продовольственных цен спровоцировал небольшой отскок. В целом ситуация, видимо, позволит китайским властям проводить более мягкую монетарную политику, так как их вполне устроит уровень инфляции в районе 3–4% и текущие 2–2,5% – это скорее слишком низкая для них инфляция. Инфляционный риск будет нести политика ФРС при сохраняющейся достаточно сильной привязке юаня к доллару.

Был и еще один сюрприз, который помог китайской экономике удержаться на плаву, – это внешняя торговля, то, чего от китайцев мало кто ждал. Без этого темпы роста китайской экономики могли оказаться в текущем году еще ниже. Достаточно неожиданно Китай здесь существенно улучшил свои показатели. Экспорт за год вырос на 7,9%, а импорт всего на 4,3%, положительное сальдо внешней торговли составило $231 млрд., что почти в 1,5 раза больше прошлогоднего уровня ($155 млрд.). Именно это обеспечивает китайской экономике прибавку около 1% ВВП в номинале. Торговый баланс Китая с ЕС прилично ухудшился, а весь рост состоялся за счет торговли с Юго-Восточной Азией (41% всего прироста), Японией (26% всего прироста) и США (22% всего прироста). На этом фоне радость американского Минфина на тему того, что Китай «встал на пусть истинный» сильно омрачается реальностью. Отдельно стоит посмотреть на долю экспорта и импорта в ВВП Китая. Оба показателя упали до минимальных уровней с 2009 года 24,9% и 22,1% соответственно. Это говорит о том, что от китайского роста внешние игроки получают все меньше позитивного эффекта.

По китайским данным, торговый баланс США в 2012 году составил $219 млрд., что составляет 95% всего положительного торгового баланса Китая. Если взять данные самих США (они стараются учитывать реэкспорт) – то за 11 месяцев текущего года дефицит торговли с Китаем товарами составил $290 млрд., а по итогам года будет $310 млрд. Но это все уже скорее в тему Америки. Если же говорит о Китае, то именно благодаря экспорту и поддержке инвестиций во второй половине года удалось удержать рост ВВП выше 7.5%. Неплохую поддержку китайской экономике оказала и ситуация в Японии, дорогая йена, проблемы в энергетике и расходы на восстановление после землетрясения спровоцировали миграцию производств в тот же Китай и спрос на китайский экспорт.

Итого – что мы имеем в Китае? Банковский кредит в юанях превышает 120% ВВП, и его опережающий рост является одним из значимых факторов поддержки роста экономики. Общий кредит в «частном секторе» с учетом валютного и небанковского около 145Ǿ150% ВВП, при ставках около 6% годовых. В то же время рост номинального ВВП существенно замедлился, а это означает снижение темпов роста доходов и сложностей обслуживания долга. Экономика по-прежнему существенно зависит от инвестиций, рост которых хоть и замедлился, но составляет около 20% в год против роста ВВП на 10% в номинале. Перехода на потребительскую модель роста пока так и не происходит (инвестиции растут существенно быстрее розницы, и их доля в ВВП должна расти). Промышленность и сектор услуг показали одинаковые темпы роста в 2012 году, потому ни о каком серьезном качественном изменении в экономики говорить не приходится. Оно и не удивительно, потому как для перехода на потребительскую модель роста необходимы структурные реформы, до которых дело пока не дошло. Иностранные инвестиции сократились, внутренние поддерживались на достаточно высоком уровне.

В 2013 году со стороны внешней торговли у Китая уже такой поддержки не будет, но будут инвестиционные программы и возможность смягчения монетарной политики и продолжения наращивания долга. Повторить 2012 год в торговле с Японией и США просто не удастся. Зарплаты растут быстрее ВВП, хотя располагаемые доходы на душу пока низки (24,6 тыс. юаней в год ~$3.9 тыс. в год). Кредит будет обслуживать сложнее, что для низкорентабельной промышленности будет приносить все больше проблем. В этих условиях прогнозы о том, что китайская экономика ускорится (многие инвестбанки, так и международные организации опять рисуют рост около и выше 8%) выглядят оптимистичными. Я жду дальнейшего замедления китайской экономики, и замедление это носит фундаментальный характер, эффект базы (доля в мировом ВВП), слабость внешнего спроса и структура китайской экономики – все это не позволит расти прежними темпами. В 2013 году резервы для поддержания роста остаются, но в 2014/2015 годах есть все шансы увидеть обострение проблем, связанных с активным ростом долгов и инвестиций в последние 4–5 лет. По сути, прогнозы роста китайской экономики сейчас неоправданно оптимистичны.

То, как инвестиционный мир и международные организации реагировали на ситуацию в Китае, показывает неадекватность и истеричность мейнстрима. В начале 2012 года они дружно «верили» в то, что китайцы будут драйвером мировой экономики, к середине 2012 года реальность взяла свое и, как следствие, истерия в стиле «Китай нас не спасет, все пропало», к концу 2012 года стабилизация показателей опять вернула чувство веры. Смотреть на эти метания от эйфории к истерии и обратно стоит меньше. На метаниях «дурных денег» можно зарабатывать и нужно зарабатывать, но никак поддаваться их настроениям. :) Китай продолжит замедляться и будет неплохо, если он сможет показать рост 7–7,5% в 2013 году, предпосылок для более быстрого роста пока не видно, а вот риски растут.

Вольф Рихтер:

Франция: год спустя объявления войны банкам 

22 января 2012 года Франсуа Олланд, в то время еще кандидат в президенты Франции, пригрозил банкам: «Нет имени, партии, кандидата, для которого мир финансов не был бы врагом. Финансовый сектор не регулируется и контролирует всю экономику, общество и даже наши жизни». И пообещал финсектору тяжкие реформы.

Однако частный сектор Франции тонет в экономических и налоговых трудностях, а слова, обращенные к левому крылу Социалистической партии, заметены под ковер. Джеймс Димон, глава JPMorgan Chase, стал советником Олланда. Кстати, в этом году в Давосе, на Всемирном экономическом форуме, на встрече, где делается немало откровенных заявлений, Димон лягнул регуляторов за их хилые попытки управлять банковской отраслью. Димон сказал, что они «пытались сделать слишком много и слишком быстро», а также защищал мегабанки с их непрозрачной финансовой отчетностью. «Бизнесы бывают непонятными, ведь они очень сложны. Вы же не знаете, как работает двигатель самолета». С этой точки зрения банки не более опасны, чем самолет, который летит над Атлантикой. Также глава крупнейшего американского too big to fail банка горячо поблагодарил ФРС за то, что они «спасли систему».

Тем временем, Франция погружается в новый кризис, частный сектор терпит убытки и сокращает сотрудников – и уезжает в другие страны, где налоговый и прочий климат более гостеприимны. Каждый день появляются новые данные, подтверждающие, что положение страны ухудшается.

А что же в этих трудных для страны условиях происходит с «врагом» Олланда? На самом деле во всем мире не очень-то пытаются контролировать банки. Например, внедрение всем известного и всеми поддерживаемого Базеля-3, который должен сделать глобальные банки более стабильными и прописать правила их банкротства, под давлением самих же банков отложено до 2019 года. Огромный успех для банковского лобби.

Тем не менее, Олланд вроде бы пытается отделить розничные операции банков от их спекулятивной активности, такой закон внесен в парламент. И это первая подобная реформа в ЕС. Четыре года спустя начала финансового кризиса – действительно, «слишком много и слишком быстро». Разумеется, законопроект подвергся влиянию банковского лобби.

Теперь, боясь реальной войны в Мали, Олланд не говорит ни о никаких войнах с финансовым миром. На деле он уже стал раздавать деньги банкам, в том числе €7 млрд. для Banque PSA Finance. Видимо, потом и про Олланда Димон скажет, что тот «спас систему», правда, деньги на это спасение возьмут у налогоплательщиков и их детей, а не инвесторов банка. И уже не важно, кто именно является президентом страны.

Во Франции наступает экономический кризис. Резко растет безработица. Частный сектор в коме. Продажи машин, особенно французских, катастрофически падают. Дома не продаются. Скоро граждане спросят со своего президента.

Джим Танкерсли:

На что тратит средний класс 

В Wall Street Journal провокационная заметка от экономистов Дональда Бордо (Donald Boudreaux) и Марка Перри (Mark Perry), в которой высказывается мысль, что средний класс не стагнирует, несмотря на то, что его доходы в течение десятилетий не растут. Они считают, что стандарты жизни среднего класса повышаются и что он всегда готов покупать, а сейчас – особенно.

Вот два ключевых абзаца: «Ни один из показателей благосостояния не является более информативным или важным, чем средняя продолжительность жизни. К счастью, американец живет в среднем 79 лет – это на целых пять лет больше, чем в 1980-х и на десять лет больше, чем в 1950-х. И это удлинение средней продолжительности жизни коснулось не только «привилегированных» жителей страны.

«Американцы также могут в большей степени наслаждаться в течение удлинившейся жизни. В соответствии с данным Bureau of Economic Analysis, траты домохозяйств в части базовых для современной жизни расходов – питание дома, автомобили, одежда и обувь, мебель и оборудование для дома, а также жилья и коммунальных услуг – снизилась с 53% располагаемых доход в 1950-м и 44% в 1970-м до 32% сегодня».

Бесспорно, очень хорошо, что американцы стали жить дольше. Но второй пункт – что базовые траты уменьшились – заставляет обсуждать, что считать «базовыми» потребностями.

Бордо и Перри считают базовыми еду, одежду, кров и машины. Отлично. Но что если мы добавим в этот список бензин для этих машин, медицинское обслуживание (чтобы жить еще дольше) и образование (которое все в большей степени требуется, чтобы сохранить работу, соответствующему среднему классу)? Тогда подсчеты будут выглядеть несколько иначе.

Используя данные того же Bureau of Economic Analysis, я посчитал цены на группу базовых, по мнению Бордо и Перри, товаров. К 2011 году их доля в располагаемых доходов снизилась до 35%, и это совпадает с выводами этих экономистов. Однако если в группу «базовых» включить бензин, медобслуживание и медицинскую страховку, лекарства, а также образование, то мало что изменилось за 40 лет. На эти предметы американцы тратили 64% доходов в 1970 и 62% в 2011 году. Американцы меньше тратят на еду и одежду, но больше на докторов и топливо. А в целом базовые потребности и траты не изменились.

Spydell:

Проблема безработицы 

В рыночной развитой экономике государство в принципе теряет какие-либо механизмы воздействия на уровень безработицы. Реформирование служб занятости (бюро по трудоустройству), государственные программы переподготовки кадров, государственные нормативы по регуляции процедуры найма – увольнения сотрудников; профсоюзы, инфраструктурные государственные проекты и даже плантации неэффективных госкомпаний – все это в долгосрочном плане не сможет оказать существенного влияния на уровень безработицы. То есть в долгосрочной перспективе ни политического, ни тем более монетарного решения проблемы высокой безработицы не существует.

Так в чем же проблема? Четыре основных фактора: рост производительности труда, автоматизация производства, рост квалификации работников и требований к работникам и структурные сдвиги в отраслях.

Рост производительности труда. Главная долгосрочная причина повышения безработицы – это рост производительности и эффективности труда. Например, в США производительность труда за последние 65 лет выросла более чем в 3,5 раза (с учетом изменения уровня цен). Это значит, что сейчас для производства 100 единиц продукции требуется в 3,5 раза меньше работников, чем в конце 1940-х годов.

Причиной роста производительности является улучшение технологии производства, оптимизация бизнес и организационных процессов и собственно заслуга самих работников в виде более результативного труда.

Когда рост производительности труда существенно превосходит необходимый выпуск продукции и услуг в соответствии с платежеспособным спросом, то повышение уровня безработицы становится неизбежным, так как для производства того же количества продукции требуется меньшее количество рабочей силы. Например, в 2007 году, чтобы обеспечить объем ВВП в $13,5 трлн. долларов (в ценах 2005 года), требовалось 146,5 млн. работающих людей. Теперь тот же этот объем ВВП требует найма 143 млн. человек. Прогресс очевиден. Потребности общества в товарах и услугах удовлетворены, однако уровень безработицы стал заметно выше.

Автоматизация производства. Большая часть работы, особенно конвейерного типа выполняется машинами. Не имеет смысла приводить перечень всех видов производства, где роль техники, компьютеров и машин доминирует, так как очевидно, что список будет большим. То, что раньше выполнялось группой из 100 человек, может быть сейчас выполнено машиной за существенно меньшие издержки. Полного замещения роботами не произойдет, так как машины необходимо проектировать, разрабатывать, устанавливать, обслуживать, контролировать и так далее. Но это приводит к тому, что происходят:

Отраслевые трансформации. Развитие технологий. Из наиболее близких и понятных примеров. Электронная почта и электронный документооборот приводит к перманентно снижающемуся трафику традиционной бумажной почты через почтовые отделения, делая данный вид организации убыточным и впоследствии стабильно умирающим.

Цифровые книги, цифровые базы данных и электронные газеты, журналы приводят к серьезным проблемам у издательских домов, делая их бизнес нерентабельным. Через несколько лет обычные бумажные газеты и журналы уйдут в прошлое, заменив бумажный вариант полностью цифровым аналогом с другой формой организации бизнеса и другой структурой. Аналогичная ситуация ожидает книжное издательство.

Примеров можно привести тысячи из разных отраслей. Если раньше развитие технологий происходило столетиями, теперь же прогресс столь быстрый, что отраслевые трансформации происходят буквально в течение нескольких лет. А к чему это приводит? В силу инертности людей в плане переквалификации, экспоненциальный рост технологий приводит к серьезному лагу, когда старая отрасль отмирает, а люди физически не успевают переориентироваться на новый сегмент. Например, издательская деятельность. Люди, которые не успели быстро сориентироваться и перенаправить ресурсы на цифровой контент, теряют долю рынка. Многие издательские дома закрываются и люди теряют работу, а найти новое место работы становится очень сложно.

Далее…

Уровень образования и квалификации сотрудников. Пример: современный промышленный инженер, например, в отделе разработке двигателей для самолетов должен существенно превосходить уровень инженера 1980-х годов. Если его знания останутся на уровне школы 1980-х годов, то это будет достаточно для выпуска двигателей уровня 1980-х годов, но недостаточно для выпуска современных высокотехнологических агрегатов. В итоге со старой школой и навыками и не способностью адаптироваться под новые условия работник будет выброшен на произвол судьбы. Требования к сотрудникам повышаются каждый год в силу усложнения техники и факторов производства. Образование – ключевой момент. В новом мире только образованный человек может претендовать на свободу и достойную жизнь. Люди без должной квалификации могут осесть в малоперспективных и низкодоходных отраслях, преимущественного обсуживающегося характера. Но даже сфера обслуги низшего звена ограничивает спрос на рабочую силу. Допустим, работа разносчика листовок и рекламы в торговых центрах не требуют никакой квалификации, но количество мест все равно ограничено.

Поэтому из четырех факторов два является нерегулируемыми (производительность труда и автоматизация производства) – эти факторы являются основой эволюции, развития общества и невозможно регулировать технологический прогресс. Вторые два фактора (отраслевые сдвиги и уровень квалификации) зависят от желаний, мотивации и возможностей людей. В принципе последние два фактора, так или иначе, описываются экономистами. Их можно поместить в определение структурной безработицы, хотя решение этой проблемы всегда разные, далеко выходящие за рамки стандартных экономических теорий. Эти факторы также слабо подчиняются государству, так как невозможно насильно заставить людей быть профессионалами, если мы говорим про свободную рыночную экономику. Можно создать условия для повышения уровня квалификации и образования, но все равно все зависит от человека и его мотивации.

Возможно, единственное, на что государство может повлиять – это создание необходимых и благоприятных условий для роста качества образования через реформирование среднего и высшего образования и создания альянсов «государство – корпорации» в виде научно-исследовательских центров. Например, государство создает научно исследовательские лаборатории и центры с жестким отбором наиболее талантливой и перспективной молодежи, финансируя фундаментальные исследования, одновременно привлекая корпорации для содействия финансирования практических экспериментальных исследований. То есть компании будут заинтересованы в работе с такими центрами, так как фактически получают новых работников без необходимости полного переобучения в виду того, что в процессе обучения молодежь будет работать в соответствии с потребностями и задачами реальной экономики. А не абстрактными книжными теоретическими знаниями, полученными в рамках традиционной системы образования, которые в реальном мире подчас нафиг не нужны. Иными словами, на выходе из НИИ студенты будут иметь представление о реальных потребностях и уровне технологий в компаниях. Некоторые такие проекты уже сейчас есть, но их масштаб ничтожный.

Я вообще поражаюсь, как можно проводить образование в современном мире без альянса с корпорациями?!! Какими же дуболомами нужно быть, чтобы целые поколения обучать абстрактными теориями без практического применения, причем это во всем мире так. Очень мало школ и центров, которые работают с бизнесом. В итоге на выходе получается армия неучей, которые имеют нулевую степень адаптации к высоко-конкурентной и высоко-динамической корпоративной среде. Просто идиоты, как так можно поступать в современном мире?

Николай Кащеев:

Вчера было рано, завтра будет поздно 

Если чего-то особенно плохого ждать от Европы, то теперь, когда экономическая «панацея» – универсальный анаболик найден и проамериканский драгун Драги его начал, наконец, решительно колоть – это повторения славного 1968 года.

Нет, правда, кто-то же должен дать пинка цивилизации! Это, конечно, не уважаемый мной Степан Демура, певец смерти и разложения :) (шутка). Но все помним: в конце 1930-х – пинок, да еще какой, дала Вторая мировая война, в начале 1970-х – целая череда цивилизационных потрясений, вьетнамская кампания и, кстати, тот же 1968 год, «революция цветов», или как ее там назвать...

Сегодня многонациональный сброд (в нейтральном смысле) студентов, в том числе изучающих экзотические науки, постиндустриальных хипстеров, нематериальных креаторов, киберпанков и проч., этот коктейль Молотова, почти готов к взрыву. Я ждал социальных событий в 2011 или 2012 годах, но солнечная активность снизилась, и взрыв грянул в малоинтересных с экономической точки зрения регионах – в Магрибе. Но это совсем не значит, что вопрос снят с повестки дня.

Zerohedge.com еще раз указал на почти полностью готовый к поджогу бикфордов шнур. Итак, дело только за подходящим моментом? Вспышкой на Солнце? Нет, не только! Нужна какая-то вирусная мутация OWS или какой-то особый повод, или какой-то харизматик, который показал бы направление удара и дал в руки армиям неприкаянных хипстеров и киберпанков знамя, как когда-то Леннон, рок-н-ролл, ЛСД и хиппи.