вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова- Екатерина Владимировна, оцените, пожалуйста, сложившуюся ситуацию в российской экономике. В чем, по вашему мнению, заключаются основные тенденции развития российской банковской системы?

- Ряд показателей свидетельствует о том, что российская банковская система продолжает развиваться опережающими темпами относительно реального сектора экономики, несмотря на неравномерное распределение ликвидности и волатильности финансовых рынков. Все это приводит к повышенному спросу на ресурсы со стороны банковской системы и к повышению процентных ставок. По ряду показателей интенсивность деятельности уже приближается к уровням начала 2008 года, демонстрируя некоторые признаки перегрева в отдельных сегментах. Так, доля товарооборота, профинансированного кредитами, уже приближается к докризисному максимуму в 11–13%, соотношение прироста кредитов предприятиям и инвестиций также высока (30%). Все эти факты свидетельствуют о том, что экономика уже сейчас в значительной степени подпитывается кредитами. В этих условиях попытки банковской системы подстегнуть свое развитие за счет поддержания роста спроса посредством кредитования может увеличить потенциальные потери в случае возможных макроэкономических шоков.

- Я бы хотела уточнить: повсеместно заявляют о том, что корпоративное кредитование находится в состоянии стагнации на фоне бурного роста банковской розницы. А вы говорите о том, что доля прироста кредитов предприятиям высока?

- На самом деле, текущие темпы роста кредитования корпоративного сектора соответствуют темпам роста экономики и составляют 17–18% в годовом выражении. Хотя, по сравнению с розницей, где наблюдаются темпы роста выше 40%, они могут выглядеть несколько замедленными.

- Хорошо, давайте продолжим разговор о состоянии банковской системы. Как вы оцениваете ситуацию с депозитами?

- Отношение требований к нефинансовому сектору экономики к привлеченным депозитам уже превысило уровень 1,31. Динамика роста депозитов населения замедляется, несмотря на рост ставок – не из-за резкого снижения склонности к сбережению, но по причине низкого роста доходов.

- Подытоживая ваши оценки, правильно сказать, что отечественная банковская система сейчас находится в состоянии «стабильном, но с негативным прогнозом», или этот прогноз на будущее все же оптимистичный?

- Не может не вызывать беспокойства то, что до половины новых ресурсов банковская система привлекает от Банка России и Министерства Финансов. С учетом ожидаемой в следующем году сдерживающей денежно-кредитной политики, темпы роста банковской системы будут приближаться к темпам роста экономики, то есть замедляться. Со стороны банков это может потребовать перемен в качестве управления активами, а также в переходе от экстенсивного к интенсивному пути развития. Данный сценарий с точки зрения величины рисков и контроля над ними можно охарактеризовать как благоприятный.

- Как вы оцениваете состояние конкурентной среды на российском рынке финансовых услуг? Какие пути ее улучшения вы видите?

- Конкуренция на рынке финансовых услуг отличается высокой интенсивностью и диверсификацией продуктовой линейки. Наряду с банками в ней участвуют инвестиционные и лизинговые компании, пенсионные фонды, почта и т.д. Если мы говорим более узко о банках, то конкурентная среда характеризуется, в первую очередь, доминированием государственных банков, усилившимся в условиях неопределенности на рынке и сконцентрировавшим более 50% активов. В создавшихся условиях ожесточившейся конкуренции с госсектором частные банки вынуждены идти по пути дальнейшего укрупнения и консолидации активов.

Надо отметить, что ситуация на рынке сильно различается в зависимости от рассматриваемого продукта. Например, если в долгосрочном корпоративном кредитовании конкурентное преимущество государственных банков очень сильно, то в розничном бизнесе им приходится выдерживать серьезную конкуренцию со стороны частных российских банков и других небанковских организаций. Последние организации находятся даже в более выгодном положении, поскольку на них не распространяются нормативы банковского надзора. На российском рынке также представлены известные мировые банковские бренды, которые несколько сократили свое присутствие после 2008 года, однако, в том же розничном кредитовании занимают долю рынка более 20%. Можно ожидать, что в условиях дальнейшей стабилизации экономики доля госбанков постепенно вернется на сопоставимый с докризисным уровень, что усилит конкуренцию со стороны других игроков рынка.

- Скоро будет уже почти четыре месяца, как Россия вступила в ВТО. Пока каких-то особенных изменений незаметно. Аналитики, правда, предупреждали, что ощутимых сдвигов можно ожидать только в долгосрочной перспективе. Хотелось бы услышать ваш прогноз: как членство в ВТО отразится на отечественном финансовом рынке?

- Вступление в ВТО и сопровождающая его отмена части ограничений на деятельность иностранных финансовых организаций приведут к некоторому увеличению открытости российского рынка для иностранного капитала, но не станут одномоментным катализатором иностранных инвестиций в этом сегменте. Основную роль при принятии решений о прямых инвестициях в российские банки все-таки будет продолжать играть общий уровень рисков в секторе и экономике в целом.

- По вашему мнению, где для российской банковской системы сейчас сосредоточены основные риски: во внешних шоках, в действиях регулятора, внутри самой системы? Как можно ограничить недобросовестное поведение банков?

- Работа со всевозможного рода рисками и является сутью существования банков. С точки зрения обеспечения бесперебойной деятельности банков риск ликвидности является наиболее жизненно важным. По мере роста кредитования и долговой нагрузки на предприятия и население кредитный риск проявляется все более остро, но частично нивелируется ростом доходов, укреплением реального сектора экономики, совершенствованием систем управления рисками и развитием механизмов государственной поддержки. Однако именно риски и недостатки корпоративного и операционного управления являются определяющими для устойчивости российских банков. Уязвимость того или иного банка к рискам лишь частично определяется типом его бизнеса.

Ключевое значение для устойчивости работы и уровня рисков банков имеет качество их управления. Наиболее уязвимыми в нестабильной финансовой ситуации окажутся банки, у которых отсутствуют эффективные инструменты внутренней системы управления рисками, а также банки, которые не смогут компенсировать эти недостатки за счет внешних источников поддержки от акционеров или государства. Таким образом, последствия того или иного негатива для банка нужно оценивать исходя из той бизнес-модели и системы защиты от рисков, которую он реализует. Для кого-то снижение покупательской способности будет критичным (например, для розничных банков), для кого-то большее значение имеет состояние реального сектора экономики (для банков, занимающихся корпоративным кредитованием).

- Что вы можете сказать о ходе реализации «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 года»?

- В целом, ведется последовательная работа по всем направлениям, обозначенным в Стратегии. Прежде всего, это касается усиления нормативов, в особенности повышение требований к достаточности капитала банков. Реализация стратегии продвигается умеренными темпами. Определенное отставание по некоторым количественным показателям от первоначально запланированных связано с объективными рыночными процессами на фоне продолжающегося мирового финансового кризиса. Так, по нашим оценкам, на конец 2012 года показатель соотношения активов банков к ВВП составит порядка 80% ВВП при запланированных 90% к 2015 году. Таким образом, развитие банковской системы пока проходит в рамках Стратегии.

Однако остается открытым вопрос увеличения объема собственного капитала банков до 1 млрд. рублей именно в обозначенные сроки. Не исключено, что некоторые элементы Стратегии могут быть пересмотрены, что оправдано в текущих неустойчивых рыночных условиях.

- Как выглядит, по вашему мнению, здоровый «аппетит к риску» у современной кредитной организации? Как найти идеальную формулу соотношения «риск-доходность» в условиях неустойчивого развития экономики?

- Говоря о современных кредитных организациях, необходимо отметить, что в текущих условиях замедляющейся экономики одним из основных критериев результативности и выживания является качество управления рисками. В числе ключевых факторов, принимаемых во внимание финансовыми компаниями при планировании своей деятельности на фоне экономического спада – кредитные и рыночные риски и риски ликвидности.

В частности, это требует от организации большей аккуратности при выборе заемщика, что в целом не исключает возможности сохранения неплохих темпов роста кредитного портфеля. При управлении активами минимально комфортным ориентиром является соблюдение базельских стандартов, а применительно к России и требований Центрального Банка. В случае острой фазы кризиса это позволит банкам минимизировать и адекватно абсорбировать потенциальные потери. Применительно к операциям на финансовых рынках в условиях неопределенности многие банки предпочитают вкладываться в надежные инструменты, избегая вложений с повышенной волатильностью.

- Хотелось бы узнать, как вы оцениваете макроэкономическую ситуацию. Есть мнение, что запуск синхронных мер количественного смягчения не ликвидировал кризис, который все ждали осенью, а просто «купировал» его. Чего стоит ожидать в связи с действиями ФРС и ЕЦБ? Мировой инфляции? Надувания очередных «пузырей»? И к каким последствиям это может привести в России?

- Запуск мер количественного смягчения не способен ликвидировать кризис, эти меры обеспечивают поддержку экономике и финансовой системе и только. Действия ЕЦБ позволили стабилизировать ситуацию на финансовом рынке еврозоны, но для решения проблем потребуются структурные изменения. Отчасти эти изменения уже происходят: Греции, Португалии, Испании, Италии удалось сократить дефицит платежного баланса, есть прогресс и в области первичного дефицита бюджета. Но это только начало пути для Европы. В ближайшие несколько лет предстоит многое реформировать, решать проблемы банковского сектора, рынка труда, списывать долги, создавать более интегрированную финансовую систему. В 2013 году здесь можно ожидать продолжения рецессии, что будет негативно сказываться и на российской экономике, для которой Европа является основным торговым партнером. В США до сих пор предпочитали откладывать решение проблем на будущее, но сейчас бюджетная ситуация становится все более напряженной, эффективность монетарного стимулирования остается низкой, а частный сектор не способен вернуться к устойчивому росту без решения структурных проблем и сокращения дисбалансов.

Дефицит бюджета в США придется сокращать, вопрос только в темпах этого сокращения – это означает, что потребительский спрос в развитых странах останется слабым. Китай вряд ли сможет быстро перестроиться на модель роста за счет внутреннего потребления, но постарается поддерживать рост на уровне 7–7,5% в год. Ситуация будет характеризоваться резкими перепадами настроений на рынках. К 2012 году мировые Центробанки стали более лояльны к инфляции, видимо, действовать они будут соответствующим образом и продолжат стимулирование. В краткосрочной перспективе такая политика для России отчасти выгодна, потому как на фоне слабого спроса монетарное стимулирование будет поддерживать ресурсные цены на относительно устойчивом уровне.

Однако стоит понимать, что это только поддержит российскую экономику «на плаву», но никак не сможет гарантировать высокие и устойчивые темпы ее роста, обеспечить которые смогут только инвестиции.

- В заключение в преддверии 2013 года хотелось бы узнать ваш экономический прогноз. Какой уровень ВВП ожидается по итогам 2012-го и в будущем году? Удастся ли удержать низкий уровень инфляции и дальше? И, вообще, «что год грядущий нам готовит»?

- По итогам 2012 года я ожидаю темпы роста ВВП порядка 3,3–3,5%. Следующий год, на мой взгляд, будет достаточно сложный. Ухудшение мировой конъюнктуры, ожидаемое замедление потребительского спроса и вступление в ВТО обострит конкуренцию на внутренних и внешних рынках, что заставит российские предприятия и банки интенсивно учиться конкурировать в сложных условиях низкорастущего рынка. Поэтому в 2013 году темпы роста экономики, вероятнее всего, будут несколько ниже показателей 2012 года. Инфляция, вследствие тех же факторов, наоборот, несколько снизится.

Точные цифры указать сложно, поскольку опыт предыдущих нескольких лет указывает на существенное влияние на прогноз фактора урожая, поэтому более точный прогноз можно будет дать только в апреле-мае.