Анатолий Гавриленко, председатель наблюдательного совета группы компаний «Алор», президент Российского биржевого союза:

Много ответов

Очень внимательно прочитал стенограмму вчерашнего выступления президента. Вопросов президенту вчера было много. Ответы были обстоятельные. Меня, безусловно, порадовали наши экономические успехи, и внушили определенную уверенность в завтрашнем дне озвученные прогнозы. Еще было много разного и увлекательного. Я много чего себе уяснил в понимании Владимира Путина, и ответы на разные вопросы у меня вызвали совершенно разные эмоции.

Я понял, что закон Димы Яковлева спровоцировали власти американских штатов, не пускающие наших наблюдателей в местные суды.

Убедился, в том, что в пробках на трассе Москва – Питер считают виноватыми экологов, защищавших Химкинский лес, и что их деятельность не совпадает с общегосударственными интересами.

Узнал, что в построении своих отношений с законодательной властью г-н Путин готов брать пример с президента США.

Согласен с президентом, что было бы неплохо, если каждый депутат возьмет на воспитание хоть одного ребенка, но это проблемы с сиротами не решит, поэтому заниматься этим не стоит.

Понял, что ситуацию с Грузией завел в тупик Саакашвили, и очень огорчился, что наш президент не понимает, как из него выбраться.

Обрадовался, что мы не изменим решения о признании независимости Абхазии. Не уверен, что Грузия сегодня больше нас заинтересована в установлении между нашими странами экономических отношений.

Очень обрадовался, что за эти годы В.В. Путин, по его собственному мнению, изменился к лучшему, и на него очень позитивно повлияла работа премьером. Хотя и не очень понял почему, ведь он, по его собственному утверждению, так и остался рабом. Раньше в рабстве позитива не видел.

Удивился и расстроился, что вместо железнодорожной ветки в Туве остался один забитый Путиным серебряный костыль, который никак не помогает людям передвигаться из Кызыла в Курагино.

С облегчением понял, что у нас власть, по мнению президента, не авторитарная, но забеспокоился, что нашу конституцию можно легко изменить.

С восторгом узнал, что по качеству налогового администрирования мы обогнали США.

Поддержал идею назвать один из Курильских островов именем Путина. А соседние тогда не стыдно назвать именами Пушкина и Толстого.

Порадовался за Кудрина, что он по-прежнему в команде Путина.

С облегчением узнал, что за 12 лет Путин искренне считает, что не сделал ничего такого, чтобы хотел бы сегодня исправить. И немного расстроился, что, следовательно, ничего меняться не будет.

С грустью услышал приведенную президентом цитату генерал-прокурора, что «Мы же все воруем» и понял, что многие мои друзья остаются в меньшинстве.

С робкой надеждой согласился, что поддержка президентом традиционного ислама станет нормой на Кавказе.

А в целом, получил не так много информации, как понимания, что в ближайшие годы мало что изменится. С грустью увидел, что опять никто не задал ни одного вопроса про наш финансовый рынок, о его перспективе, и упрекнул себя, что не попробовал сам задать вопрос, предварительно попытавшись записаться на это мероприятие.

Осталось впечатление, что всё будет по-прежнему. И это не только зависит от власти. Это в еще большей степени зависит от нас. Но мы ничего менять не в силах.

Или просто не хотим.

Крэйг Пирронг:

Дон Владимир шлет добрые пожелания. Опасайтесь. Бойтесь.

Одна из главных сюжетных линий любого фильма про мафию – это когда дон завуалированно угрожает кому-либо, желая всего доброго: «Хороший маленький бизнес (или хорошая семья) у тебя. Было бы трагедией, если бы с ними что-то случилось».

Дон Владимир сыграл такую роль на пресс-конференции по случаю Конца Света. (Когда с момента ее начала прошло три часа, я подумал, что присутствовавшие люди сочли бы конец света хорошей идеей).

Первая мишень: российские партнеры, объединенные в консорциум AAR, которые решили продать свою часть TNK-BP:

Путин сказал, что не будет заставлять владельцев TNK инвестировать средства от продажи доли в компании в российскую экономику. «Если мы признали, что это законный, легитимный собственник, они легальным образом получили деньги, то тогда это все-таки их дело, куда эти средства вкладывать», – сказал Путин

Этот вопрос сейчас активно обсуждается. Путин сказал: «Надеюсь, что они примут решение в пользу инвестирования в российскую экономику».

«Если мы [кто эти «мы»? – прим. К. Пирронга] признали»? «Они легальным образом получили деньги»? А были ли раньше предположения о нелегальности?.. У этих ребят бизнес с 1990-х годов, в него правительство фактически не вмешивалось. И только теперь возник вопрос законности владения этими активами?

Нет. Послание ясно. Инвестируйте в Россию. И еще. Упомянутые «мы» (то есть Путин, Сечин и другие) найдут способ забрать эти деньги. Это очень похоже на «акции за кредиты» при Ельцине.

Но он обещает, что это будет сделано «аккуратно, цивилизованными способами». Бьюсь об заклад – как и с Ходорковским

Президент Владимир Путин пожелал Михаилу Ходорковскому «здоровья» после выхода на свободу и сказал, что не влиял на суд в деле Юкоса. Я думаю, что это очень похоже на киношного мафиози. Перевод: «если ты хочешь остаться здоровым, держи рот на замке и деньги вне политики».

Это патетично. Путин становится карикатурой на самого себя. Это еще один симптом застоя, болота.

Сергей Журавлев:

Бережливые россияне

1. (продолжаем тему итогов года) Приближается конец света (зачеркнуто) года, а это значит, что ЦБ скоро обнародует оценку оттока капитала, которая на некоторое время даст повод желающим поговорить о бегущем из России бизнесе, задавленным здешним климатом. Кто-то – удушливым деловым, а кто-то, наоборот, чересчур освежающим природным.

Возможно, общая цифра чистого оттока за год составит $77 млрд. (почти как за прошлый – $80,5). Этот прогноз предполагает, что отток в последнем квартале будет порядка $20 млрд., что на $15 млрд. меньше, чем в последнем квартале 2011 года. Сокращение отражает отсутствие интервенций в поддержку рубля в последние три месяца против 8.5 млрд. в IV квартале прошлого года, и возможно – выросший на 6.5 млрд. импорт. Впрочем, в прошлом году я ошибся http://zhu-s.livejournal.com/188703.html в оценке оттока, не исключено, что ошибаюсь и сейчас. Но важнее цифр другое.

2. Раньше я уже писал тут, что огромный хронический отток капитала из России, скорее всего, представляет собой статистическую фикцию. Почему? Поток капитала из России распадается на два части – легальные, идентифицируемые операции и вторую, «серую» часть – движение денег с помощью сомнительных операций (невозвращенная экспортная выручка, фиктивные импортные контракты и фиктивные же сделки с ценными бумагами), а также ошибки и пропуски платежного баланса, относимые на отток капитала «по остаточному принципу».

Что представляет собой эта «серая» часть, и корректно ли целиком относить ее на отток капитала? С гораздо большей вероятностью – это просто доходы, уведенные из-под налогов, теневые доходы чиновников, импорт в обход таможни (включая и покупки за рубежом во время поездок), то есть использование вывезенных средств для потребления россиян за рубежом, включая оплату услуг там, а не для приобретения там активов, то есть вывоза капитала в общепринятом смысле. Есть все основания также подозревать недооценку в платежном балансе расходов по оплате труда остарбайтеров. Все перечисленное к вывозу капитала, то есть к сбережениям, инвестированным за рубеж, не имеет никакого отношения.

Одним из статистических подтверждений этому является баланс инвестиционных доходов России с внешним миром. Доходы частного небанковского сектора на инвестиции из-за рубежа в Россию за 2011 год более чем втрое превысили доходы на инвестиции российских резидентов за границей ($75,4 млрд. против $23,7). Это выглядит странно, если оставаться в представлении, что из России за границу инвестировано значительно больше, чем наоборот. Правда, можно предположить, что примерно $508 млрд., якобы выведенных с 1992 года из России за рубеж по «серым» схемам, инвестированы в какие-то не приносящие доходов активы, например, в недвижимость. (При средней цене объекта недвижимости, например, в $250 тыс. таких принадлежащих согражданам объектов по миру должно быть порядка 2 млн. Реально ли это? Не берусь судить).

Именно эти «серые» операции растут с ростом валютной выручки, не реагируя, в общем-то, больше ни на что. Без учета этих потоков чистый отток капитала из России сегодня тоже есть. Но он невелик и составит в нынешнем году порядка $25 млрд. в год (чуть больше 1% ВВП). Причем страна стала чистым донором капитала фактически впервые лишь в последние два с небольшим года. На протяжении большей части времени 20-летнего «рыночного» периода в Россию шел чистый приток капитала из-за рубежа.

Когда-то эти соображения воспринимались как ересь. И я рад, что в последнее время аналогичная точка зрения получает подтверждения.

3. Реальный, «доказанный» отток капитала из России сформировался, лишь начиная со второй половины 2010 года. Он стал, главным образом, следствием перехода к гибкому курсу рубля, а также увеличения доли бюджетных расходов в ВВП и перехода к беспрофицитному бюджету. Легальные потоки капитала до кризиса 2008 года и даже до 2010 года практически целиком определялись движением частных внешних займов. Две остальные позиции – баланс прямых и портфельных инвестиций и накопление валютных активов в виде наличных и на банковских счетах играли несущественную роль.

С переходом к более гибкому курсу рубля размах привлечений займов за рубежом заметно снизился, особенно нефинансовыми компаниями. Валютные кредиты вообще резко сократились – не только за границей, но в российских банках. Одновременно выросли остатки на валютных счетах банков, отражая процесс хеджирования валютных рисков. Наблюдение за структурой потоков капитала других стран говорит о том, что это общая тенденция. Переход к гибкому обменному курсу меняет структуру капитального счета, увеличивая в нем долю финансирования за счет инвестиций, и уменьшая долю займов, более подверженных валютному риску.

4. Еще одна новая тенденция, наблюдаемая начиная с 2010 года, – устойчивый отрицательный баланс прямых инвестиций. Их направляется из России значительно больше, чем приходит (точнее, говоря, возвращается). Этого не было до кризиса. Средства, выводившиеся в оффшоры (подчеркну – легально), практически полностью возвращались в страну, чаще всего, в «очищенном» от имени их реального владельца виде. Часто целью таких операций было просто совершение сделок между резидентами, не регулируемых российским законодательством или попадавших под избыточное налогообложение. С чем связан усилившийся вывод капитала в форме прямых инвестиций за границу не вполне ясно.

Возможно, повлиял произошедший после кризиса сдвиг бюджетного сальдо. Общий объем сбережений в ВВП остался почти прежним. Примерно на том же уровне и доля инвестиций. Но вес частных сбережений вырос, тогда как бюджетных – упал практически до нуля. Суверенные фонды если и накапливаются, то в основном – из заемных средств, а не за счет профицита. Отсюда усилившийся поток инвестирования за границу этих, ставших избыточными, частных сбережений. Впрочем, это только гипотеза, отказа от дополнительного инвестирования выросших частных сбережений на территории России она не объясняет.

5. Нижеследующие графики показывают, как выглядят сбережения и инвестиции России (и соответственно, разница между ними – чистый отток капитала, он же – баланс текущих операций) на фоне прочих стран. Тут взяты официальные, а согласно нашей гипотезе – вероятно, завышенные на 2–2,5% ВВП, данные о сбережениях и вывозе капитала, то есть разнице между сбережениями и инвестициями на территории России. Но даже и в этом формате мы на фоне стран, схожих по уровню экономического развития (Бразилии, Мексики и Турции), не выглядим «белой вороной», недоинвестированной из-за «бегства капитала». Показатели России вполне укладываются в тренды, увязывающие уровни сбережений и инвестиций с душевыми доходами, их дифференциацией и демографическими характеристиками, и возможно даже – смотрятся чуть лучше этих трендов.

Правда, типичным на нашем уровне душевого ВВП все же является приток капитала. Чистый вывоз его характерен для более высокодоходных стран Европы («север» зоны евро) и Японии (где профицит текущего счета в основном формируется сегодня за счет доходов от ранее вывезенного капитала, при близком к нулю торговом балансе). Важными исключениями являются Китай с чрезмерной нормой сбережений и США, вынужденные мириться с притоком капитала, будучи носителями валюты-убежища. Огромные (относительно ВВП) оттоки капитала наблюдаются в небольших экономиках – нефтеэкспортерах, типа Саудовской Аравии или Норвегии, сбережения которых, благодаря «природной» ренте, резко превышают инвестиционную емкость соответствующих территорий.

Конечно, Россию трудно отнести к их числу. Роль нефти и газа в экономике у нас сравнительно невелика (не более 20–25% ВВП). Тем не менее, норма сбережений выглядит выше, чем у стран-одноклассников, что и компенсирует вывоз капитала (если он есть).

6. Если подходить к норме сбережений из демографических соображений, то и тут она у нас несколько выше характерного для данной демографии уровня. Кривая зависимости нормы сбережений от среднего возраста населения имеет форму перевернутой параболы. Сбережения малы у бедных, стремительно размножающихся наций с числом жителей, регулируемым периодическим голодом, они низки, что не дает им вырваться из «мальтузианской ловушки». Богатые народы с населением, состоящим в значительной мере из пенсионеров, также испытывают меньшую потребность в сбережениях. Так что пик кривой находится посередине, в области, где как раз размещаемся мы.

7. Степень «денежного» неравенства в России также примерно соответствует тренду связи индекса концентрации доходов с душевым ВВП. Поэтому предполагать, что «аномальный» вывоз капитала из России мог бы объясняться чрезмерной доходной дифференциацией, также нет оснований.

Итак, в целом дело, скорее всего, с одной стороны, в статистических погрешностях измерения вывоза капитала, а с другой – в наличии нефтегазовой ренты, что в целом обычно приводит к повышенной норме сбережений (в частности, из-за необходимости хеджирования рисков потери доходов, связанных с колебаниями нефтяных цен). Исходя из этих гипотез, прогнозы разворота текущего счета к дефициту, а сальдо движения частного капитала – к притоку, как это прогнозирует МЭР (последние лет 10, каждый сдвигая сроки разворота), а за ним – и МВФ, несбыточны. Просто потому, что нельзя прекратить то, чего нет. Скорее наоборот, общий отток капитала (частного плюс накопления в суверенных фондах) может вырасти по мере заявленного перехода к более консервативной бюджетной политике и сокращения не нефтяного дефицита федерального бюджета.

Иллюстрации смотрите в блоге Сергея Журавлева

Роберт Гарднер:

Письмо Санта Клаусу

Дорогой Санта,

Несмотря на плохие приметы, которые сулит год с номером 13, я полон надежд, что наступающий год станет годом возможностей для пенсионных фондов. В прошлом году я просил о резолюции по еврозоне, снижении волатильности и благоприятных условиях для развития бизнеса. Я даже выбросил из списка уроки тенниса с Рафаэлем Надалем, чтобы финансовые пожелания исполнились.

В этом году я понял свою ошибку и составил заметно меньший wish list. Пусть пенсионные фонды достигают своих целей при меньшем риске. Пенсионные фонды получили так много болезненных ударов за последние несколько лет. Нет передышки от содрогающихся рынков и плохих политических новостей. К счастью, есть еще возможности, есть растущие активы на рынке. В следующем году, надеюсь, эти возможности станут менее рисковыми.

Вправь мозги поколению Y, которое не понимает, как важно делать сбережения!

Проблема пенсионных фондов усугубляется, так как им уделяется мало внимания. Даже если мы решим проблемы на сегодняшний день, все равно следующее поколение с более высокой продолжительностью жизни столкнется с новыми проблемами. Поколение Y не сберегает и не знает, как инвестировать. Почему? Почему поколение Y, которое будет дольше жить и которому потребуется для этого больше средств, которому советуют, которое учат, как сберегать деньги на старость, не желает этого делать? Я надеюсь, что в 2013 году представители поколения Y улучшат свое финансовое образование и примут инвестиционные решения, которые помогут нарастить их сбережения. На этом этапе я им помогу, я не прошу тебя, Санта, делать все самому.

И еще я хочу iPad Mini. Они ведь правда такие клевые!

Твой Роб Гарднер, 34 года.

Spydell:

Денежные потоки в США

Что может быть наиболее красноречивой демонстрацией состояния финансовых рынков, чем тенденции в глобальных потоках ликвидности? Я достаточно долго вам говорил, что трежерис выступают в роли мощного насоса, который буквально высасывает деньги из других финансовых инструментов. Чем больше размещения трежерис, тем сильнее продажи акций, облигаций и так далее. Как это показать на цифрах?

Расчет идет по всем субъектам без учета ФРС, а именно: домохозяйства + корпорации + финансовый сектор + госфонды + иностранцы.

В финансовые активы включаются корпоративные, муниципальные облигации, акции компаний и MBS/агентские ипотечные бумаги.

В денежный рынок включаются все существующие виды депозитов в банках, корпоративные векселя, межбанк. Данные из Z1

Ну, понеслась.

Поток в облигации, акции и MBS за 2012 финансовый год вошел в отрицательную зону. Деньги выводили из этих рынков. Поток в денежный рынок сократился до минимальных уровней. Все деньги ушли в трежерис.

Причем, прошу обратить внимание на то, сколь сильна противофаза между трежерис и денежным рынком в последнее время. Когда ФРС в 2010–2011 годах выкупал трежерис, то деньги высвобождались и направлялись в другие инструменты. Как только ФРС прекратил выкуп, то трежерис имеет высший приоритет в иерархии. Все ресурсы туда.

Склеим красный и желтый графики (просуммирую)

А в альтернативные инструменты поток практически нулевой.

Вновь отличная демонстрация того, что на финансирование бюджетного дефицита в текущих финансовых условиях уходят все доступные ресурсы частного сектора.

Очередная склейка (трежерис + все остальное)

То есть это глобальный денежный поток всей финансовой системы США, включая деньги иностранных инвесторов. Он положительный, но на уровнях начала нулевых. Сама по себе экономика и финансовая система уже давно не генерирует тот cash flow, какой был до кризиса, а учитывая чудовищный бюджетный дефицит, то все ресурсы отвлекаются на Казначейство США.

Бен Бернанке обещал печатать до полного разлета и развала системы. Они пошли ва-банк. Неделей ранее Бен обещал 3 трлн. денег за три года. Никто этого не понял, но он сказал примерно следующее: «мы таргетируем уровень безработицы на уровне 6,5%, и, по нашим оценкам, безработица достигнет этого уровня не ранее 2015 года», что автоматически означает, что изначальный план идет о 3 трлн. Помешать им может

  • инфляция, если она выйдет из-под контроля;
  • полная и окончательная деградация трансмиссионных каналов;
  • массовое бегство из долларовых активов.

Рынок акций они благополучно задушили. Несмотря на массовое бегство из этой клоаки, он растет за счет тупой и банальной попытки удержать активы. Объемов нет, интереса нет, учитывая это, – не так и сложно нарисовать практически любой уровень. Те, кто остался на рынке, пытается выйти из активов с нулевой доходностью, чтобы хоть как-то оправдать свое жалкое существование и попытать счастье по принципу – а вдруг в этот раз повезет и выпустят?

Долговой рынок перевели в режим 100% монетизации и контроля. Валютный рынок взяли под оборону многофронтальными своп-линиями центробанков. Рынок MBS решили почти полностью национализировать. Там и рынка уже никакого нет.

Вот так и живем. Они очень не хотят сокращения системы и делают все возможное, чтобы этого не допустить. Экономика – как больной в запущенной форме, когда любая попытка внешнего вмешательства путем накачки медикаментами оборачивается очередным провалом. Иммунитет ослаб, но они не делают ничего, чтобы иммунитет повысить. Искусственное, синтетическое вмешательство по факту не помогает. Условно говорят, а ведь надо-то хорошенько проблеваться. Упасть так процентов на десять, найти точку равновесия, исключить неэффективные и неконкурентоспособные отрасли и сектора. Исторически любые положительные трансформации происходят в тяжелых кризисных условиях. Отсутствие роста означает, что общество не успевает и не может обрабатывать поток финансовых и материальных ресурсов в той мере и темпах, какие были заданы последние полвека. А обществу говорят – жри, жри. Общество в ответ, что типа все, больше не лезет. Скоро из ушей деньги Бена полезут :))

Прочитайте отличные материалы здесь

Егор Сусин:

И побольше... побольше :)

В последнее время общение показывает, что не все и не до конца понимают масштаб последних решений ФРС… Общие объемы выкупа бумаг на баланс ФРС в 2013 году могут составить $1,02 трлн., в текущем году чистого прироста бумаг на балансе будет не более $100–120 млрд. Покупка 2013 года будет идти максимальным объемом с 2009 года. При этом даже при постепенном восстановлении ипотеки чистый прирост объема MBS и трежерис вряд ли превысит $1,0–1,2 трлн. (учитывая неизбежность некоторого сокращения дефицита бюджета на $150–250 млрд., может быть, даже меньше). Баланс ФРС в этом случае приблизится к $4 трлн., существенно вырастут резервы и наличность на балансах банков.

Рефинансировать облигаций Казначейства США за 2013 год нужно на ~$1,26 трлн. без учета векселей. Чистые покупки облигаций Казначейства в сентябре-октябре составили -$1,5 млрд., из США в иностранные облигации за два месяца вывели $48,3 млрд. Хотя стоит учитывать, что иностранцы все же активно скупали бумаги ипотечных агентств ($26,2 млрд. и акции $24,4 млрд.), что компенсировало отток. Всего за пару месяцев в США пришли мизерные $4,5 млрд., мизерные потому как в среднем за месяц приходит $40–50 млрд., а здесь за два месяца меньше пяти. Для компенсации торгового дефицита нужно $40–45 млрд. в месяц покупок долгосрочных бумаг. Может, и в этом одна их причин...

Почему ФРС шла на агрессивный выкуп в 2009 году, понятно, но сейчас немного иная ситуация и обоснования самой ФРС (слишком медленный рост и высокая безработица) не очень состоятельны. Даже представители Банка Международных Расчетов уже критикуют текущую политику заливания проблем деньгами как неэффективную, указывая на более долгосрочные последствия (которые со стороны ФРС активно игнорируются). Двигаясь «на ощупь», ФРС даже не задумывается, как она будет выходить из этого цикла, и кто будет оплачивать процентный риск... это ведь будет потом.

Тем временем, Банк Японии ответил ФРС... В пятый раз за текущий год и третий раз с сентября, расширив программу выкупа бумаг, а к ней запустил и новую программу кредитования на 1–3 года под 0,1% годовых. Программа выкупа бумаг будет расширена с 91 до 101 трлн. йен к концу 2013 года (~$1,2 трлн.) и кредитов, на данный момент общий объем выкупа бумаг 64.8 трлн. йен (~$0,77 трлн.), на конец 2011 года было 35 трлн. йен.(~$0,42 трлн.) итого мы получим почти $0,8 трлн. покупок за два года. Но к этому еще и программы кредитования, объемы которых Банк Японии оценивает к концу 2013 года в объеме >15 трлн. йен, в сумме же объем своих программ ЦБ оценивает в 120 млрд. йен на конец 2013 года (~$1.43 трлн.)... продолжение следует, хотя поднять цель по инфляции с 1% до 2% японцы все же не решились.

P.S.: а может Helicopter Ben просто боится Fiscal Cliff, ситуация здесь опять зашла в очередной тупик, республиканцы голосуют за то, чтобы продлить льготы для тех, чьи доходы менее $1 млн. в год, но Сенат это решение вряд ли пропустит... запасаемся попкорном?

Ejjednevnik:

Экономическое?

Если государство может печатать столько денег, сколько пожелает (опыт Японии, США), может, уже стоит начать разрабатывать новую экономическую теорию «безналогового государства»?

То есть все потребности (социалка, зарплата госслужащим и т.д.) достигаются эмиссионным путем (гарантирует заданный уровень инфляции), ну а развитию предпринимательства ничего не мешает – налоги равны нулю.

Всё равно же основной постулат, что долги государства обеспечены возможностью собирать налоги, мягко говоря, сомнителен.

Скотт Самнер:

Три политических толчка

Мне пришло на ум, что мы наконец-то увидели, что избиратели начали влиять и на монетарную политику. Самый доказательный случай в Японии, где монетарные стимулы стали основной темой прошедших выборов. Но это ничего не стоит по сравнению с Республиканской партией в США, которая упирала на монетарные аргументы, которые способны спасти ВВП страны. Обычно монетарная политика – это не самое главное, о чем говорят избирателям, и, мне кажется, что и теперь напрасно ее столь разгорячено выносят на всеобщее обсуждение.

Совсем другое дело в Британии. Выборов там пока не было, но их уже боятся, поэтому правительство позвало Марка Карни, потому что боится гнева избирателей на бюджетные ограничения. Нужны монетарные стимулы.

Остался ЕЦБ. Наверное, считается, что здесь главное в политике – это возросшая роль главы ЦБ, то, что Марио Драги унаследовал от своего предшественника Трише. Однако ВВП в еврозоне до сих пор не растет. ЕЦБ, возможно, придется идти по пути ФРС периода конца 2008 – начала 2009 годов.

В 2001 году Аргентина поняла, что политика «currency board» не столь уж неуязвима. В 1933 году американские сторонники «золотого стандарта» обнаружили, что наличие самого большого в мире золотого запаса не спасло от девальвации. Причина в обоих случаях была одинаковой: последнее слово за избирателями.

PS. Отметим, что в еврозоне, которая запаздывает по отношению к трем описанным выше случаям и центральным банкам, является зоной единой валюты, которая снижает эффективность влияния избирателей. Из всех четырех систем она ближе всех к технократии. Так стоит ли слушать избирателей? Оставим этот вопрос «экспертам».

Алексей Богдановский, специальный корреспондент РИА «Новости» в Афинах:

Греция: промежуточный финиш?

Судя по всему, Греция все же из еврозоны не выйдет. Ей пообещали сейчас очередные 49 млрд. и позволили провести уже вторую в этом году реструктуризацию долга. По подсчету Capital.gr, до 2020 года предстоит платить почти только по бумагам, которые находятся на руках у ЕЦБ и у греческих банков. А за них можно быть спокойным: ворон ворону глаз не выклюет. Банки только что разорили двойной реструктуризацией, и обещания капиталов от ЕС и МВФ делает их зависимыми от государства. Взамен государство, вместо того, чтобы национализировать банки, обещает их вернуть прежним владельцам после рекапитализации (может, оно и к лучшему, потому что с государственным управлением в Греции, мягко говоря, есть проблемы). Нет, конечно, нынешних мер будет недостаточно. Греция как была банкротом, так и осталась, а в погоне за экономией практически угробили местную экономику. Поскольку у частников на руках осталось сравнительно немного греческого долга, следующим номером выступают ЕЦБ и страны еврозоны, которые спишут Греции свои кредиты. В каких объемах – узнаем после выборов в Германии в 2013 году.

В принципе, канцлер Германии Ангела Меркель может праздновать успех. Развал еврозоны предотвращен, греки в обмен на бешеные миллиарды и прощение долгов были заклеймены как лентяи и жулики и отправлены на гауптвахту на ближайшие 10 лет. Очевидно, что по этой дорожке вряд ли кто решится пойти по своей воле. Значит, моральные риски более-менее под контролем. Все отлично. Впереди выборы, а Меркель самый популярный политик не только Германии, но и Европы (мнение греков тут никого не волнует – они, как уже говорилось, сидят на гауптвахте).

Тем временем Греция возвращается к своему естественному в ХХ веке состоянию: в условиях хронического отсутствия нормального государственного управления, в условиях перманентных потрясений главным экспортным продуктом Греции были и остаются мозги. Так что греки будут, как и прежде, преуспевать по всему миру, но только не в Греции. Здесь до 2025 года ловить решительно нечего.

Мэттью Иглесиас:

Китайский инвестиционный бум

График о состоянии китайской экономики, который показывает, насколько капиталоемким является цикл роста в Китае ( с Business Insider).

Модно говорить, что «слишком много» инвестиций, но я этого почему-то не вижу. Китай все еще остается бедной страной, хотя и менее бедной по сравнению с тем, что было 15 лет назад. Столь быстрое накопление капитала показывает, что Китай очень быстро выходит из нищеты. Этот процесс займет еще некоторое время, но мы увидим его итоги.

Барри Ритгольц:

Купи-и-Забудь: портфель последних 10 лет

В это время года газеты и журналы полны предсказаний и рекомендаций по покупке тех или иных активов. Я уже много раз объяснял, почему эти идеи вредны, и почему нужно их игнорировать. Я хочу показать, как поменялся список «голубых фишек» за последние 10 лет. Данные говорят сами за себя.

Цены по состоянию на 14 августа 2000 года:

1. Nokia (NOK: $54)
2. Nortel Networks (NT: $77)
3. Enron (ENE: $73)
4. Oracle (ORCL: $74)
5. Broadcom (BRCM: $237)
6. Viacom (VIA: $69)
7. Univision (UVN: $113)
8. Charles Schwab (SCH: $36)
9. Morgan Stanley Dean Witter (MWD: $89)
10. Genentech (DNA: $150)

Цены по состоянию на 19 декабря 2012 года:

1. Nokia (NOK: $4,22)
2. Nortel Networks ($0)
3. Enron ($0)
4. Oracle (ORCL: $34,22)
5. Broadcom (BRCM: $33,28)
6. Viacom (VIA: $54,17)
7. Univision ($? )
8. Charles Schwab (SCH: $14,61)
9. Morgan Stanley Dean Witter (MWD: $14,20)
10. Genentech (поглощение при цене $95 за акцию)

Держатели такого портфеля потеряли 74,31%, в нем произошли три банкротства, одно поглощение, и ни один «участник» не вырос. Если бы вы просто вложились в индекс S&P500, то заработали бы 23,43%.

Веселого прогнозирования!

Николай Кащеев:

Мировая проблема №1

Не нефть, не продовольствие, не, тем более, вода.

Пока в Штатах. Скоро повсюду. Вспомним: число промышленных роботов растет на >9% в год. Придется всех переквалифицировать в трейдеры. А что, кстати, в этом что-то есть...