Дмитрий Карнеев, председатель правления банка «Хованский» Дмитрий Карнеев, председатель правления банка «Хованский»

Эта идея перспективна и продуктивна, более того: без создания и запуска единого мегарегулятора в Европе не будет ни полной страновой интеграции, ни полноценного оздоровления  финансового сектора еврозоны и Евросоюза.

Стоит отметить, во-первых, что Европа в этом вопросе движется довольно быстро: только в июне обсуждалась теоретическая возможность создания подобного банковского союза, который будет исполнять функции глобального регулятора и надзорного органа, и уже в октябре решение принято и даны рекомендации к скорому созданию законодательной базы для этой системы. Это будет готово, самое ранее, к новому году, но для того, чтобы регулятор начал работать, нужно обкатать все глобальные интеграционные процессы и на законодательных уровнях отдельных государств допустить возможность внешнего ручного управления.

Во-вторых, сам регулятор, начав работу примерно в середине-конце 2013 года, сможет пока контролировать только узкие сектора, в частности, вопрос с рекапитализацией банков проблемных государств или процесс санации отдельно взятой банковской системы от токсичных активов. Полноценно такой механизм сможет начать работу через 2–3 года – и эти сроки вполне реальны, учитывая, что согласовать нюансы с 17 государствами внутри еврозоны и еще большим количеством в ЕС не так просто.

Теперь к деталям. Внедряться система контроля за банковским сектором Европы будет на протяжении 2013 года с тем, чтобы к 2014-му прийти к полноценному «присмотру» за всеми 6 000 банками еврозоны Европейским центральным банком.  В настоящее время внутри самой еврозоны и ЕС функционирует ряд механизмов и схем, которые подразумевают определенный контроль за финансовыми сделками и операциями, а также надзор за состоянием банковских балансов и активов. Однако если учесть, что внутри еврозоны 17 стран, чьи экономики построены хотя и по идентичному принципу, но разнятся, как весна и осень, становится понятным, что универсальной такая действующая схема быть не может.

Новый мегарегулятор должен быть гибким и пластичным, чтобы учитывать особенности той или иной экономики и не задевать интересов суверенитета каждого государства, лоббируя при этом принятые стандарты в финансах и контролируя их исполнение.

При идеальном раскладе внутри единого банковского союза объединятся и контролирующие функции, и  финансовые мощности, такие как, например, возможность быстро и напрямую рекапитализировать тот или иной банк при четкой необходимости. Кризисная история показала, что такая возможность крайне необходима.

Не стоит сбрасывать со счетов, что банковскому союзу в своей работе придется контактировать и плотно сотрудничать с Европейским центральным банком, который, в свою очередь, занят процессом эффективного запуска фонда ESM, Европейского стабилизационного механизма.

В целом, представляется, что через два-три года в финансовой среде Европы сформируется некий тройственный  орган в составе банковского союза, ЕЦБ и функционального фонда ESM, которые будут страховать работу друг друга, при этом контролируя каждый определенный вопрос и сектор. В этом свете значимость каждого звена этой цепи очень важна: антикризисный фонд ESM не сможет демонстрировать эффектные результаты без разрешения ЕЦБ, который не сможет, в свою очередь, запустить этот механизм без официальных запросов. Однако если в эту цепь контактов вводится единый банковский союз, процесс выкупа государственных облигаций или активов с рынка будет проходить гораздо проще и удобнее, потому что подобные шаги, в теории, будут закреплены на законодательном уровне.

Если рассмотреть текущий пример с Испанией, то пока страна взвешивает все «за» и «против» направления официального запроса на получение помощи (которой Мадрид может и не пользоваться, важен сам факт), ESM не может начать выкуп испанской бумаги на долговом рынке.  Это тормозит процесс стабилизации долгового сектора и препятствует установлению оптимальных уровней доходности по бондам европейских стран. Получив пакет помощи до завершения рекапитализации своей банковской системы, Мадрид нарастит и без того масштабный госдолг – хотя в то же время все это можно было бы уравновесить и без отчаянных шагов, просто дав возможность ESM начать работу.

В целом, создание банковского союза в Европе видится тем самым глобальным спасательным кругом для еврооптимистов и камнем в огород евроскептиков, которые указывали ранее на отсутствие единого контролирующего органа как основную Ахиллесову пяту еврозоны. Начав работу, банковский союз упрочит положение еврозоны в иерархии мировых экономик и даст возможность развиваться далее.