Пока в России обсуждают кризис еврозоны (причем с куда большим рвением и куда более трагично, чем в самой Европе), в английском Бристоле ввели собственную валюту – бристольские фунты.

«Вот доказательство того, что еврозона рассыпается!» – воскликнет сторонник тех отечественных «экспертов», которые уже четыре года как мантру повторяют несколько нехитрых тезисов.

Про то, что доллар рухнет, поскольку американская финансовая система – это пирамида, и в конечном счете Америку ждет дефолт.

Про то, что бреттон-вуд приказал долго жить, и давайте вернемся к золоту.

Про то, что еврозоне конец, «все убегут», южная Европа вообще на грани краха.

Те же четыре года Америка как стояла, так и стоит, доллар и теперь живее всех живых, золото так и не поднялось к двум тысячам за унцию, мировая война не началась, а в странах южной Европы отели забиты отдыхающими, и местные пекари продают сладости толпам заезжих туристов.

А что ж Бристоль? А история с бристольскими фунтами – лишнее напоминание о том, кто и какие векторы развития выбирает.

Все, кто посмотрел сюжет не только лишь для того, чтобы увидеть подтверждение своим «макроэкономическим» прогнозам (отечественные антизападные витии в этом плане очень напоминают героя «Собачьего сердца» – говорят глупости исключительно космического масштаба), но и услышал, могли обратить внимание на настроение бристольских экспериментаторов. Они не кричат ни о крахе европейской интеграции, ни о банкротстве бреттон-вуда, ни о своем выходе из чего бы то ни было. Они улыбаются. Они поручили разработку дизайна новых купюр своим детям. И говорят про свои новые деньги: «Они смешные».

Но в каждой шутке есть доля шутки. Остальное серьезно. О серьезном, хоть и с улыбкой, сказал бристольский мэр.

Все это затевали для поддержки мелкого производителя. Чтобы встали на ноги магазинчики, ресторанчики, лавочки, сувенирные мастерские. А большие компании и без нас (властей) выживут…

Черт, как все это далеко от «глобальных» размышлений российских экономических гуру. Это же БРИК, не саммит, не «новая мировая финансовая архитектура», не «мировой финансовый центр», не «вывод рубля на позиции международной резервной валюты». Лавочки какие-то, ресторанчики… Детский сад, да и только. Не интересно. Тут тебе ни гигантских бюджетов, ни международных саммитов…

Вопрос кризиса – не в том, что плохо. Вопрос кризиса – куда он поворачивает векторы развития.

Из всех «запущенных» на российском поле финансовых инструментов заработал самый прагматичный. Не национальная платежная система (которую так никто и не видел), а узаконенные микрофинансовые организации. Потому что они предельно конкретны. И работают с теми самыми «лавочками» и «ресторанчиками».

Из всех обсуждаемых в данный момент на финансовом рынке новаций самая актуальная – увеличение капитала МСП Банка. Потому что именно он реально финансирует реальную «мелочевку».  Не Сколково и не сверхпроекты, а опять же «лавочки» и «ресторанчики». И региональные (то есть далекие от всевозможных кормушек и близкие к реальности) банкиры ждут прежде всего именно увеличения потока финансирования под кредитование малого и среднего бизнеса.

«Большие компании и без нас выживут».

Интересно, доживем ли мы до времен, когда какой-нибудь российский мэр, министр или чего круче наконец смогут сказать такое?

Очень бы хотелось. У нас так любят хаять западную «глобализацию» и идти своим путем. Но делают это как-то уж слишком глобально…

Впрочем, для России это скорее сказка. Представляю, что начнется, если какой-нибудь Саров или Ейск введут свою «валюту». Губернатор с серьезным выражением лица (у наших властителей оно всегда серьезное – большое дело делают) осудит, соберет совещание. Банк России подорвется с напоминаниями, «кто в доме хозяин». Пресса начнет суетливо выдавать новости с комментариями экспертов и правоохранителей (тоже будет серьезное лицо, но в фуражке). Как-то так… Потом прикроют, конечно. А лавочки и ресторанчики – чего ж о них думать? Пусть ждут мирового финансового центра и международной резервной валюты… У нас тут, чай, не Бристоль…