Алексей Вязовский, ведущий аналитик ФГ «Калита-Финанс»Алексей Вязовский, ведущий аналитик ФГ « Калита-Финанс»

Кроме того, рекордно низкая процентная ставка (0–0,25%) будет оставлена вплоть до середины 2015 года, а не до конца 2014 года, как это заявлялось ранее. Дабы обосновать данное решение, глава ФРС Бен Бернанке привел традиционные аргументы:

- QE3 приведет к снижению уровня безработицы

- покупка ипотечных облигаций поддержит рынок недвижимости США

- количественное смягчение будет способствовать понижению ставок по всем сегментам и удешевит кредитование в США.

Нетрудно заметить, что все эти аргументы не работали в случае QE1 и QE2 – не сработают они и для нового этапа монетарного стимулирования. Так предыдущее количественное смягчение стоимостью $600 млрд. создало всего около 700 тыс. рабочих мест – стоимостью приблизительно в $850 тыс. каждое! Не слишком ли дорогая плата за незначительное снижение безработицы? Цены на жилье в Америке в настоящий момент еще ниже, чем были до запуска QE2. Темпы экономического роста замедлились. Процентные ставки и так несколько лет находятся около нулевых значений и ниже опущены быть не могут (иначе банковский бизнес станет убыточным). А что же в результате этого решения выросло или еще может вырасти в цене?

Во-первых, стоимость золота – традиционного убежища от инфляции. Во-вторых, цены на нефть. В общем, валютные и сырьевые рынки лихорадит, волатильность значительно выросла, и очевидно, что по мере поступления свеженапечатанных долларов в мировую экономику цены на все более-менее значимые активы продолжат свой рост. А ведь стоит напомнить, что сырьевая инфляция по итогам нынешнего лета и так зашкаливает. Цены на пшеницу за лето выросли на 36%, на медь – 14%, на хлопок – 8%.

Таким образом, эмитируя новые порции ликвидности, которые неизбежно оказываются в руках спекулянтов и попадают на сырьевые биржи, США ставит весь мир в ситуацию необходимости импорта инфляции, а значит, и социальных последствий роста цен. Весь мир проигрывает от третьего этапа количественного смягчения, но кто выигрывает?

Во-первых, крупнейшие транснациональные банки – первичные дилеры Федерального Резерва. Именно они получает доступ к новым порциям ликвидности и станут перераспределять огромные денежные потоки.

Во-вторых, это некоторые экспортные сегменты экономики США, которые выиграют от слабого доллара.

Наконец, политики, а конкретнее, американские демократы, которые получат в преддверии выборов президента США небольшую (но очень дорогую для налогоплательщиков!) фору (в чувствительной сфере безработицы) перед республиканцами.

Таким образом, можно сделать вывод, что Америка совершила новый акт глобального монетарного вандализма, и эта циничная денежно-кредитная политика сделает богатых еще богаче (в первую очередь в США), а бедных (во всем остальном мире) еще беднее. Увы, таковы реалии современного «развитого» капитализма, в котором так стремиться найти свое место Россия.