- Григорий Александрович, Нацбанк Казахстана снижает ставку рефинансирования с 6 августа из-за устойчивой низкой инфляции. Чем обусловлен этот позитивный процесс?

- Да, у нас инфляция за последние 12 месяцев составила 4,7%. Общий принцип везде один и тот же - ставка рефинансирования должна быть слабо положительной в реальном выражении. В августе ожиданий по росту инфляции нет. В целом, развитие событий очень позитивное: если убрать горб, который был в 2007-2008 годах из-за резкого роста цен на продовольствие и энергоносители на внешних рынках, когда рост потребительских цен у нас доходил до 20%, то средняя годовая инфляция за последние 10-12 лет - 7,3%. Нынешнее значение ниже 5% - очень позитивно, и уменьшая нашу ставку до 5,5%, мы даем сигнал рынку опускать доходность и по кредитам и по депозитам. Единственная позиция, которая идет вразрез с общей тенденцией, это цены на зерно: за последний месяц они очень сильно выросли - с 230 до 330 долларов за тонну. Для экспортеров это, безусловно, хорошо. Но мы понимаем, что это с каким-то лагом скажется на ценах на продуктах питания. До этого мировые цены на продовольствие были стабильны или по каким-то причинам даже снижались, а в потребительской корзине в Казахстане оно занимает 38%. Цена на нефть в конце мая припали, и цены на энергоносители тоже снижались (20-22% в индексе потребительских цен). Евро также снизилось к доллару, а существенная часть нашего импорта идет из Европы. Таким образом, примерно по 70% корзины мы наблюдали либо стабильный уровень цен, либо снижение.

- Возможно ли, что в следующем году Нацбанк скорректирует среднесрочный прогнозный коридор по инфляции (6-8%) в сторону снижения?

- Пока не планируем. Но если инфляция по итогам года будет 5%, то все будут довольны, но все равно будут говорить, что ее считают неправильно, и скрытая гораздо больше. Вместе с тем, известно, что наше Национальное статистическое агентство не имеет установок занижать этот показатель. Раз в два года Нацстатагентство проверяет соответствующий департамент МВФ, и претензий к расчетам у него не было.

- Приходится ли Нацбанку проводить интервенции на внутреннем рынке? Каков их нетто-объем с начала года?

- Да, в феврале и мае мы много покупали - чуть более 2 миллиардов долларов, а в июне и июле - продали 1,7 миллиарда долларов, но в целом по году у нас нетто-покупка. При этом резервы Нацбанка составляют 29,5 миллиарда долларов, средства Нацфонда, которыми управляет НБК, - 53 миллиарда долларов. В конце мая началось падение цен на нефть - со 120 до 93 долларов за баррель, сразу пошло ослабление рубля: то, что до этого было укрепление, никто не заметил, а девальвацию на 15% сразу видно. У нас пошли разговоры, раз в России девальвация, значит и в Казахстане обязательно будет. Это стимулировало спрос на валюту. Но нынешний курс - 150,2 тенге за доллар укладывается в коридор, сформировавшийся после компенсирующей девальвации февраля 2009 года - 145-151 тенге за доллар. С точки зрения резервов Нацбанка, ключевыми остаются курс евро и цена золота в долларах, а не интервенции, которых было мало. За последние три года волатильность тенге составляла всего + - 2%.

- Какова структура резервов Нацбанка?

- В долларах примерно 40%, в евро - 30%. Мы давно говорим о том, что МВФ должно принять решение о включении в СДР (Специальные права заимствования - ред.) российский рубль и китайский юань. Без этого мы не можем покупать активы в рублях и юанях, чтобы они были засчитаны в состав резервов, так как пока это не полностью конвертируемые валюты. Это решение политическое, нам было бы выгодно, так как у Казахстана большой объем импорта идет из России и из Китая.

- Почти год назад Вы говорили в интервью нам, что будете все золото покупать в резервы. Сколько золота уже купили? Сколько планируете еще приобрести в этом году? Сохраняете ли планы выкупать все золото ближайшие три года?

- Мы уже купили более 20 тонн с конца прошлого года при годовом объеме производства в стране 25-26 тонн. Общий запас - более 100 тонн. Но, к сожалению, не все продают: два крупных производителя Казахмыс и Казцинк, на которых приходится примерно 75% производства, продают нам полностью, а мелкие производители пытаются обходить, пользуясь тем, что получают разрешение на вывоз сырья на аффинаж в Россию, так как в Казахстане якобы нет технологии переработки их концентрата. Мы правительству об этом сообщили, они определенные меры будут принимать.

- В июле в Астане заложили фундамент нового аффинажного завода?

- Мы с самого начала были против: в Казахстане уже есть два аффинажных завода, мощности которых более чем достаточно: совокупный показатель - 48 тонн. Строительство завода финансирует госфонд «Самрук-Казына», работы будут закончены примерно через 2-2,5 года. Но клейма Лондонской биржи металлов (LME) у него сначала не будет, так как для его получения надо перерабатывать минимум 10 тонн золота течение 3 лет подряд.

- Получается, что этот завод рассчитан исключительно на мелких производителей?

- Да, предполагается, что там будет более совершенная технология, которая позволит перерабатывать разные типы руды.

- Вы будете покупать золото, которое там произведено, если на нем нет клейма?

- Они будут возить его на фабрику в Усть-Каменогорск для получения клейма. Иначе Нацбанк впоследствии не сможет это золото продать. Недавно мы показывали премьер-министру, что в вывозимом независимыми производителями сплаве Доре, их интересует лишь золото и серебро, а сколько там платины и палладия они стыдливо умалчивают. В лаборатории Гохрана продемонстрировали, что в некоторых случаях вывозится 0,2% палладия, а налоги в бюджет Казахстана с этого не платятся, хотя на самом деле должны включаться в доходы и облагаться налогами.

- Сохраняет ли Нацбанк прогноз на 2012 год по кредитованию?

- Да, ожидаем рост примерно на 10-12%, за первое полугодие - 6% при росте ВВП за этот же период в 5,6%. Если брать рост кредитования в годовом исчислении на 1 июля - 16,6% (в России - 28%). За полгода пенсионные накопления выросли на 8,9%, депозиты - на 10,4%. Если рост кредитов составит 15% - это хорошо, а если более 20% - то настораживает и необходимо будет изучать структуру портфеля, при необходимости - принимать меры.

- В какой стадии находится рассмотрение вопроса о создании объединенного НПФ? Известно, что Нацбанк не поддерживает эту инициативу Всемирного банка…

- В ноябре 2011 года Всемирный банк представил правительству свои рекомендации по реформированию пенсионной системы, в числе которых - объединить все пенсионные фонды в один, а средства инвестировать зарубеж через частные управляющие компании. Мы и правительство против этой идеи. Сейчас фонды до 40% активов могут инвестировать зарубеж, но де-факто это только 10%.

- Насколько велик и концентрирован рынок пенсионных фондов?

- Всего работает 13 фондов, но на три крупнейших приходится 60% активов. Общий объем активов пенсионной системы - 20 миллиардов долларов, что в сопоставлении с размером ВВП в 180 миллиардов долларов гораздо более существенная величина, чем в России, где накопления 64 миллиарда долларов, а к ВВП это вчетверо меньше. Кроме того, если в Казахстане накопления почти такие же, как объем вкладов, то в России банки аккумулировали в 5 раз больше.

- Европа балансирует на грани развала еврозоны, как долго может продлиться ситуация неопределенности?

- Мой прогноз таков: качели будут продолжаться как минимум еще 9 месяцев. В пользу такого сценария говорит слишком много факторов: во-первых, американская экономика не восстановилась, и часть проблем не будет урегулирована, пока не пройдут выборы; во-вторых, в самой еврозоне окончательное решение будет принято, видимо, только после парламентских выборов в Германии. Любимый вопрос выхода Греции из еврозоны находится в ведении европейских политиков, но лучше бы, чтобы она оттуда не выходила. Греции 4,5 тысячи лет, драхму она ввела 2,5 тысячи лет назад, я думаю, что они как-то смогут урегулировать этот вопрос. Мы в начале 90-х годов пережили выход России из рублевой зоны, и шесть стран, которым было обещано, что их возьмут в новый союз, остались ни с чем. И проблем тогда было гораздо больше, чем сейчас в Западной Европе. Еще год назад европейские политики говорили: или не выходит никто, но тогда нужно принятие мер для устойчивости всей еврозоны, или выходит Греция, а за ней Португалия, но зато после этого мы до последней капли крови защищаем Италию, Испанию, или, например, Ирландию. В любом случае должна быть ясность, так как именно неопределенность нервирует рынки. Решение - за политиками, которые в первую очередь смотрят за ситуацией в собственной стране.