С одной стороны, корпоративные клиенты для банков дорогого стоят. С другой, и риски они могут нести соответствующие. Потому на российском корпоративном рынке высока конкуренция разве что за качественного крупного игрока, но таковые в основном разобраны, и их можно переманить, но сложно. Средние и крупные предприятия сегодня особенно не в фаворе. Хотя некоторые банки поясняют, что перспективы в кредитовании малого и среднего бизнеса есть, реальные действия по кредитованию МСБ ощущаются очень слабо.

Тенденции

На корпоративном рынке будто бы все заморозилось. Тенденции по размещению средств – оно не остановилось, но уменьшилось: в системе свободных средств юридических лиц стало существенно меньше. Второй момент – те средства, которые все-таки размещаются, размещаются в более короткие инструменты, то есть не в годовые, а в полугодовые депозиты. В том числе потому, что клиенты рассчитывают на то, что через полгода ставки будут выше, чем на момент заключения сделки. Третья тенденция – корпоративные клиенты стали с гораздо большей осторожностью подходить к размещению ресурсов.

Что касается кредитования, то банки, в свою очередь, стали гораздо более избирательны в вопросе, кого кредитовать. Ликвидность есть в системе, но все же перманентные риски существенно выше, чем были даже в начале года. Тенденция такая – деньги размещаются, но не в длинные проекты. Кредиты предоставляются на более жестких условиях с точки зрения залогового обеспечения, требований к поддержанию оборотов или размера прибыльности компании. В целом кредитование идет по более осторожному сценарию, нежели оно происходило полгода назад. Все это объясняется, прежде всего, усложнением общеэкономической ситуации, причем не только в России.

«Сохраняется высокий интерес к качественному заемщику, более консервативный подход к оценке рисков, в то же время по некредитным видам операций банки стремятся компенсировать прибыль, недополучаемую от рисковых операций», – поясняет Герман Харченко, директор департамента развития продуктов корпоративного бизнеса Промсвязьбанка.

«В настоящий момент банки неактивно наращивают кредитные портфели, что в том числе связано с недостатком ликвидности, – рассказывает Михаил Поляков, заместитель председателя правления Нордеа-банка. – В основном активность на рынке проявляют госбанки». По его словам, по той же причине – нехватка ликвидности – банки активно привлекают депозиты от корпоративных клиентов. При этом такую пассивную базу нельзя назвать очень стабильной, поскольку сроки депозитов обычно короткие. «В этой связи можно ожидать рост ставок как по кредитованию, так и по депозитам в конце 2012 года», – подчеркивает эксперт.

Также, по словам опрошенных Bankir.Ru экспертов рынка, среди тенденций в корпоративном обслуживании стала растущая популярность документарного финансирования – всевозможных гарантий, тендерных, контрактных, таможенных и т.д. Это продукты, которые стали драйверами в том числе при работе с новыми клиентами, особенно работающими по госзаказу. Изменение закона № 94-ФЗ о госзаказе оставило только 2 вида обеспечения для участия в тендерах – денежное обеспечение и банковская гарантия. Еще одна важная тенденция – рост интереса корпоративных клиентов к услугам в области cash management. Сегодня, когда стоимость долга для бизнеса остается сравнительно высокой, возможности для оптимизации/сокращения финансовых издержек получают дополнительную актуальность и востребованность. Использование предлагаемых банками решений по оптимизации и управлению денежными потоками и остатками средств на счетах множества операционных подразделений в рамках единой компании или группы, позволяют добиться именно этого.

Ставки

В принципе, ставки по кредитам в корпоративном сегменте уже подросли, но незначительно. По оценкам Игоря Комягина, управляющего директора по развитию бизнеса СБ Банка, рост составил порядка 0,5–2% в зависимости от вида кредитной сделки, размера клиентского бизнеса, финансового состояния и вида обеспечения. «Причины роста ставок очевидны: во-первых, это недостаток ресурса на рынке, во-вторых, системные риски увеличились, и это отражается на конкретных клиентах», – подчеркивает эксперт. Но рост ставок в целом не критичен: все-таки это не 3–5 процентных пунктов.

«Несмотря на проблемы с ликвидностью многие корпоративные клиенты, ожидая кризиса и проблем с привлечением финансирования, сократили собственные инвестиционные программы и отказались от планов по наращиванию кредитного портфеля, – поясняет в свою очередь Михаил Поляков. – Именно это не позволило ставкам вырасти». Хотя здесь стоит отметить, что для некоторых видов бизнеса рост ставки даже на 1,5 пункта, в условиях среднего финансового состояния и снижения прибыльности (налоговики отметили существенное снижение поступления налога на прибыль по итогам полугодия), ощутим и крайне неприятен.

По словам Карины Артемьевой, руководителя аналитического департамента Национального рейтингового агентства, у ряда банков программы долгосрочного кредитования для крупных корпоративных клиентов в части определения процентных ставок опираются на ставку рефинансирования. Зачастую используется в качестве расчетного такой показатель, как MosPrime, с пересмотром, например, на квартальной основе. То есть если мы говорим о программах крупнейших заимствований нашего бизнеса у крупных российских банков, то практика «привязывания» к таким основополагающим характеристикам (а не к растущей стоимости фондирования) является часто применимой, особенно если речь идет о длительных сроках кредитования.

«Рост ставок ожидался, но в действительности мы активно почувствовали это только сейчас, – подчеркивает Оксана Панченко, член правления Райффайзенбанка. – Хотя тренд к сужению ликвидности на рынке был очевиден еще полгода назад». По ее словам, уже тогда большие объемы ликвидности приходили в банковскую системы через систему РЕПО с ЦБ. В текущем моменте банки с новой силой включились еще и в соревнование за пассивы (депозиты) физических лиц. «Эти факторы не могут не влиять на ценообразование по активным операциям», – подытоживает эксперт.

Отрасли и сегменты

В приоритете у большинства банков в целях кредитования отрасли с более коротким операционным циклом, замыкающиеся на потребительский рынок, – в приоритете, и, наоборот, длительный производственный цикл сейчас рождает более консервативные подходы банков. По словам Игоря Комягина, условия по отраслям разнятся, подход индивидуальный, потому что очень сложно найти два юридических лица, у которых бы финансовые и прочие косвенные показатели совпадали бы на 100%, все-таки это не розничный клиент, которого можно оценить по уровню дохода и сопоставимой кредитной нагрузке и социальному портрету. При анализе юридических лиц используется гораздо больше факторов, поэтому здесь есть, скорее, минимальная ставка для определенного сегмента, скажем, среднего бизнеса или микробизнеса – а дальше уже все зависит от показателей конкретного юридического лица.

«По отраслям мало что изменилось, – рассказывает Игорь Комягин. – В приоритете по-прежнему оптовая и розничная торговля, производство товаров народного потребления, сервисные услуги для компаний реального сектора экономики, в аутсайдерах – строительные компании, да и в принципе компании, у которых инвестпроекты зашкаливают за 36 месяцев с момента запуска до момента не то что выхода на самоокупаемость, а выхода в ноль».

Между тем, ритейл был первой отраслью, которая пострадала в России в 2008 году. В этой связи более продуманной выглядит политика игроков отечественного рынка, обладающих диверсифицированным портфелем, в котором есть крупные сырьевые предприятия и производства. Например, по словам Михаила Полякова, для Нордеа Банка приоритетными отраслями являются «нефтянка», газ, металлургия, энергетика, химия и нефтехимия, телеком. Также банк рассматривает девелоперов и предприятия, занимающиеся сельским хозяйством.

Что касается малого бизнеса, то он снова в аутсайдерах. Рынок МСБ развивается, но банки снова начали относиться к этому сегменту осторожно. Впрочем, все, что недооценено, в будущем может иметь неплохие перспективы. Поэтому банкиры не высказываются однозначно «Против». «Рынок МСБ развивается, несмотря на то, что, по данным налоговиков, зарегистрированных компаний становится меньше, – комментирует Игорь Комягин. – Все равно малый и средний бизнес существует, он растет, и он интересен банкам. Да, в этом сегменте системные риски есть, но возможность диверсифицировать риски портфеля банка существенно выше, чем на крупном клиенте». «Кредитованию малого бизнеса уделяется все большее и большее внимание, – продолжает Оксана Панченко. – Факторы, определяющие интерес к сектору, понятны и очевидны – долгосрочные перспективы увеличения кредитной емкости рынка МСБ и сравнительно более высокая доходность операций по кредитованию, относительно других сегментов, где ценовая конкуренция крайне высока вследствие относительно более узкого круга кредитующихся клиентов». Хотя она не отрицает, что и кредитные риски в сегменте МСБ выше. Однако сегодня, по словам эксперта, отмечается развитие положительных тенденций по мере оживления экономической активности в целом. В самом Райффайзенбанке в настоящий момент работают над упрощением процессов и процедур кредитования клиентов МСБ с целью сократить время на принятие решений в части кредитования и обслуживания.