В числе прочего данный документ запрещает передавать взыскание плохих долгов организациям, не имеющим банковских лицензий, при условии, что иное не установлено законом или договором. Теперь банку необходимо специально прописывать в договоре «коллекторское» условие, чтобы получить возможность передачи просроченного долга коллекторам.

Немало шума наделал подготовленный Пленумом Верховного суда РФ документ, ограничивающий право банков передавать права на взыскание просроченных долгов коллекторам, не имеющим лицензий. Речь идет о Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — Постановление № 17).

Широкий резонанс данный документ получил еще на стадии обсуждения его проекта. Наибольшие разногласия вызвал один пункт — могут ли банки передавать просроченные долги на откуп коллекторам. Первоначальная редакция, содержащаяся в проекте, предусматривала достаточно жесткую формулировку, по которой такого права у банков не было в принципе.

Теперь тот самый спорный пункт звучит следующим образом: «Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении» (п. 51 Постановления № 17). Рассмотрим, что повлечет утверждение данного положения Пленумом высшего суда.

Регулирование коллекторского рынка сегодня

Разработанный Пленумом ВС РФ документ в первую очередь направлен на то, чтобы обязать банки передавать право требования исключительно другим банкам, то есть кредитным учреждениям, обладающим соответствующей лицензией.

Как известно, коллекторские агентства не получают лицензий. Нет никакой информации о том, сможет ли коллектор получать лицензию на осуществление банковской деятельности в будущем и в каком порядке это будет происходить. Ряд экспертов полагают, что лицензирование поможет снизить конкуренцию на рынке коллекторских агентств.

В настоящее время вообще отсутствует специальный закон, который регулировал бы их деятельность. Более того, в законодательстве отсутствует как таковое определение «коллекторской деятельности», несмотря на активный рост числа компаний, специализирующихся на взыскании денежных средств с должников.

Основная доступная потребителям информация о данной деятельности, которую можно получить в прессе и сети Интернет, носит информационный характер и представляет собой отрывочные сведения либо затрагивает отдельные вопросы деятельности коллекторских агентств.

Возможно, именно отсутствие надлежащего правового регулирования приводит к тому, что далеко не вся просроченная задолженность попадает к коллекторам. На практике банковское сообщество широко использует консервацию плохих долгов на собственном балансе, пытаясь при этом организовать возврат денежных средств своими силами. И только когда угроза истечения срока исковой давности по кредиту (3 года) становится реальной, следует передача долга коллекторскому агентству.

Это подтверждают и цифры. Так, по данным Банка России на начало июня текущего года, просроченная задолженность физических лиц по банковским кредитам в России составила 309,6 млрд руб., увеличившись с начала года на 6,6%. По данным коллекторского агентства Morgan & Stout, средняя сумма долга по кредитам, находящимся в работе долговых агентств, составляет 56 тыс. руб., а срок задолженности на момент передачи коллекторам — более двух лет.

На цессию в бизнесе коллекторских агентств приходится около 15–20%1. С учетом этого позиция высшей судебной инстанции, согласно которой банк не сможет переуступить коллекторам долг, если иное не установлено законом либо изначально не предусмотрено договором, заключенным с потребителем, стала неприятной неожиданностью для всех, кто имеет отношение к взысканию просроченной задолженности. Дело в том, что даже в подготовленном Минэконоразвития России законопроекте «О взыскании просроченной задолженности физических лиц», который должен будет урегулировать деятельность коллекторов, подобное положение отсутствует.

Переуступка права требования коллекторам: законна ли?

В действующем законодательстве отсутствует норма, устанавливающая запрет на осуществление договора цессии (продажи просроченной задолженности) коллекторам. Однако нет и иного положения, дающего право банку переуступать задолженность по кредитам иным субъектам, неравнозначным ему по статусу.

По словам начальника управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора О. Прусакова: «Здесь невозможна перемена лиц в обязательстве. Заемщик является должником исключительно по отношению к банку, с которым он вступал во взаимоотношения».

По мнению представителя Роспотребнадзора, стороной договора с данным гражданином не может выступать коллекторское агентство, поскольку оно не обладает банковской лицензией и соответственно не вправе выдавать кредиты.

Гражданин, имея договорные отношения по кредитному договору с банком как субъектом, наделенным в установленном государством порядке соответствующим специальным правом (которое подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России) и априори несущим законные обязанности перед потребителями, при реализации условия договора об уступке права требования общего характера может оказаться в отношениях с одним из коллекторских агентств, работа которых не урегулирована законодательно, или с иным неизвестным потребителю лицом, в том числе лицом, изначально не осуществляющим деятельность на потребительском рынке и в этой связи не обязанным соблюдать правила, установленные законодательством о защите прав потребителей. Очевидно, что при возникновении таких обстоятельств гражданин-потребитель оказывается лишенным законных преференций, предусмотренных Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Представляя интересы Роспотребнадзора и поддержав озвученную позицию на заседании Пленума ВС РФ, Геннадий Онищенко заявил, что ему «отрадно», что его ведомство было услышано. Ведь произошло это впервые, хотя уже несколько лет в судах разных инстанций он пытался добиваться признания передачи долгов заемщиков от банков коллекторам, деятельность которых активно критиковалась, незаконной.

Действительно, при уступке права требования кредитором лицу, не являющемуся кредитной организацией, нарушаются не только частные интересы участников, но и публичные интересы. Когда банки-кредиторы уступают права требования организациям, специализирующимся на «выбивании» долгов, нарушаются интересы заемщиков-должников, поскольку процесс выходит за рамки сферы, контролируемой государством в лице Банка России. Соответственно появляется риск «криминализации» данного сектора экономики.

Кроме того, возможность уступки права требования кредитором другой, не кредитной, организации противоречит и специальным нормам, регламентирующим доступ к банковской информации. Так, в соответствии со ст. 26 Закона РФ от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операцих, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Закон четко оговаривает круг субъектов, которые могут получить доступ к сведениям, относящимся к банковской тайне.

Особый режим получения, передачи, предоставления информации, составляющей банковскую тайну, подтверждается положениями Федерального закона от 30.12.2004 № 218-ФЗ «О кредитных историях», который определяет состав дополнительной (закрытой) информации кредитной истории, доступ к которой максимально ограничен.

Все это говорит в пользу того, что право требования по просроченным потребительским кредитам не может быть передано другому кредитору, не обладающему статусом кредитной организации.

Однако нельзя назвать данную позицию безупречной. Уступка права требования по кредитной задолженности является традиционным способом работы с проблемными долгами во всем мире.

Как считает генеральный директор коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева, уступка прав требования в случае с банковской задолженностью никоим образом не противоречит закону.

Цессия регулируется ст. 382 Гражданского кодекса РФ, согласно п. 2 которой для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Действующее российское законодательство не содержит норм, запрещающих или ограничивающих возможность передачи кредитором права требования по кредитным договорам, должником по которым является физическое лицо. Исключением является лишь ст. 383 ГК РФ, в соответствии с которой переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. Однако данное исключение не касается рассматриваемой нами темы.

В то же время не только Роспотребнадзор, но и ряд судов придерживаются иного мнения относительно трактовки данной нормы, полагая, что в рамках кредитного договора личность кредитора — коммерческой организации в статусе именно банка — не может не иметь для гражданина-заемщика существенного значения на всем протяжении соответствующих правоотношений. Соответственно и замена его не может происходить без согласия должника (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.05.2009 № А33-8727/08-Ф02-2223/09 по делу № А33-8727/08, постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.04.2010 по делу № А56-60582/2009, постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.03.2011 № Ф03-615/2011 по делу № А37-944/2010).

В конечном итоге Пленум ВС РФ занял промежуточную позицию: исходя из общего принципа свободы договора, он допускает передачу просроченных долгов физических лиц коллекторам при условии, что банк заранее оговорил данную возможность еще на стадии заключения кредитного договора.

Позиции судов разошлись

Нельзя не отметить, что Высший арбитражный суд РФ придерживается несколько иного мнения, которое он озвучил еще в прошлом году, признав практику продажи банками коллекторам просроченных кредитов заемщиков законной.

Согласно п. 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров1, уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Суд исходил из той же самой ст. 382 ГК РФ и указал, что требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в связи с чем для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника.

При уступке требования по возврату кредита (в т.ч. и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (ст. 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются.

Данная позиция не стала неожиданностью. Реализация такого подхода является логическим продолжением вывода, отраженного в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120.

Отметим, что и Конституционный суд РФ еще в 1999 г. указал, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.

В любом случае очевидно, что имеет место пробел в законодательстве, требующий устранения. При новом подходе, содержащемся в Постановлении № 17, граждане, подписывающие договоры с банком, будут заранее предупреждены о том, что в будущем взыскивать с них задолженность по кредиту смогут коллекторы. Однако остается вопрос с уже заключенными договорами: смогут ли потребители, основываясь на позиции Пленума, оспорить законность уступки прав по ним коллекторам? Ведь Постановление № 17 является обязательным для всех судов общей юрисдикции, рассматривающих дела с участием коллекторских агентств.

Коллекторы негодуют. Что дальше?

Разработка уже упомянутого закона о взыскании просроченной задолженности идет крайне медленно. По информации экспертов, на подготовку данного документа уйдет не менее полугода, поскольку разработанная Минэкономразвития России редакция вызвала множество нареканий и не устроила ни банкиров, ни коллекторов.

Соответственно высока вероятность того, что ограничения для передачи долгов коллекторам приведут к тому, что для взыскания задолженности банки будут вынуждены создавать специальные отделы, что подразумевает дополнительные расходы и издержки на поддержание их деятельности. По словам партнера юридической фирмы Lidings А. Зеленина: «Если сейчас банки платят коллекторам определенный процент от взыскиваемой суммы, то в будущем им придется направлять фиксированные средства на выплату зарплаты сотрудникам, которые будут заниматься взысканием. Так, если долг по кредиту составляет 100 тыс. руб., а за взыскание этой суммы коллектору можно предложить 10% от суммы — 10 тыс. руб., то в будущем банкам нужно будет оплачивать работу сотрудников, зарплата которых будет намного выше этой суммы».

Кроме того, рост плохих долгов в балансах банков повлечет затраты на обслуживание задолженности. Это обернется ростом процентных ставок по кредитам (которые, как известно, в нашей стране и так не отличаются низкими значениями), снижением их доступности и падением объемов кредитования. Таким образом, это может привести к росту расходов банка и удорожанию кредитов.

Существуют разные мнения на счет возможности продолжения деятельности коллекторских агентств до принятия специального закона. Часть экспертов утверждают, что поле для их деятельности сохранится, поскольку они смогут заниматься взысканием долгов юридических лиц.

Тут, как говорится, время покажет. В любом случае и банкам, и коллекторам придется «подстраиваться» под правовые реалии кредитного рынка.