На каждом сочинском форуме неизменны лишь вечерние «пати». Повестка дня меняется. Акцент нынешнего – риск-менеджмент и проблема банковских кадров. Профессиональных кадров, разумеется. Желающих «работать в банке» по-прежнему изрядно. Умеющих – все меньше.

Впрочем, о кадрах мы уже говорили – много и обильно (см. предыдущий номер «БДМ»).

Собственно говоря, проблемы с кадрами все те же. Вузы готовят специалистов, непригодных к «полевой» работе, и их, словно морковку в ирландском рагу, приходится доводить до кондиции в корпоративных учебных центрах. Аналитики отсутствуют как класс ввиду неспособности выйти за пределы связи «нефть = рубль». Маркетологи редко выходят на что-то большее, чем «Кто возьмет кредитов пачку – тот получит водокачку». Настоящих финансовых консультантов нет, за них выдают страховых агентов и прочих «зазывал». Кредитные брокеры пытаются заработать не на реальном профессионализме, а на финансовой безграмотности людей и продаже друг другу «дипломов» и «онлайн-заявок». Специалисты по IPO больше сосредоточены на освоении бюджетов этих самых IPO, чем на разгребании их последствий. Высший менеджмент дает реальные оценки дел исключительно оказавшись в Лондоне без обратного билета. Словом, а вы, друзья, как ни садитесь… (не в пенитенциарном смысле слова, конечно).

Поговорим лучше о риск-менеджменте. Последние год-два это слово вошло в число излюбленных на многочисленных банковских конференциях, форумах, саммитах, «круглых столах» и комиссиях. Кризис напугал многих – риск-менеджмент вышел из загона. Но что дальше?

Что такое идеальный риск-менеджмент? Это когда в черенке ложки делается дырка для цепочки, которая прикреплена к ножке стола. Все просто, но как это применить в банковском деле? Каким образом может принципиально эволюционировать российский банковский риск-менеджмент. Дать право рисковикам «заворачивать» в два-три раза больше решений о выдаче кредита? Так можно легко потерять рынок. Подкрутить что-то в системе скоринга в сторону ужесточения критериев? Эффект будет тот же. Строго выдерживать пропорции между разновидностями выданных кредитов? Во-первых, неясно, будет ли толк. Во-вторых, соблюсти пропорцию между кредитованием экономики и потребкредитами можно лишь по рецепту пресловутого паштета из рябчиков из старого анекдота: «Что, правда, из рябчиков? – Нет, еще и с кониной – А какая пропорция? – Все по-честному, пополам: один рябчик, один конь…».

Словом, на низовом уровне риск-менеджмент – мертвому припарки. Сколь ни запасайся йодом, а при трепанации черепа вряд ли поможет.

Где же лежат сегодня главные риски российского банкинга? Темпы роста потребкредитования катастрофически опережают кредитование бизнеса, особенно – реального производства. Иными словами, банки выдают деньги на вывоз – импортерам товаров. Качнись нефть – вся эта схема полетит в тартарары, а российские потребители пополнят ряды злостных неплательщиков.

Уже месяц банки пытаются разобраться с кредитными задолженностями нескольких тысяч пострадавших от наводнения жителей Крымска. Что будет, если появятся несколько миллионов – «пострадавших» от падения цен на нефть?

Риск номер два, как ни странно, заключается в самом механизме риск-менеджмента. Допустим, решения по кредитам и скоринг станут жестче. На первый взгляд, такой банк перейдет в сторону менее агрессивной, более аккуратной кредитной политики. На деле же (скорее всего) снижение темпов прироста кредитного портфеля приведет к резкому росту объемов просрочки. Какой основной метод борьбы с «плохими долгами» доминирует сегодня на рынке? Кредитовать так, чтобы на фоне нового вала кредитов объемы просрочки уменьшались. Физически она растет, а в процентном соотношении – снижается. Что-то вроде езды на велосипеде: не снижай скорости, иначе на… навернешься. Вырастет просрочка, начнут «мигать красным нормативы», убытки, не дай бог, начнут вырисовываться, а там – угроза выпадения из Системы страхования вкладов и – прощай, лицензия.

Риск номер три – инфляция. Она уже крадется. В худшем варианте – может оказаться двузначной. Что означает как минимум одно: ставки по депозитам тоже повсеместно должны будут стать двузначными. Что, собственно, мы уже наблюдаем – ползком, тихой сапой, короткими перебежками по полпроцента, дабы не попасть под прицельный огонь снайпера-регулятора. Но эти депозиты надо во что-то размещать, чтобы хотя бы пункта на три повыше ставки привлечения. Опять – «потребы». Замкнутый круг. Единственный «запасной выход» – отливать часть капиталов в дочерние МФО, факторинговые компании и прочие «как бы банки». Тогда, пожалуй, может сложиться как бы риск-менеджмент.

Есть и еще риски. В идеале сегодняшний банкир должен не только вынуть бейсбольную биту из машины, но и закрыть свой блог, быть паинькой и уж ни в коем случае не финансировать никакие газеты – ни старые, ни новые (простите, «Новые»). Но это уже – совсем другая история…

Так что пока непонятно: как же должен выглядеть этот самый пресловутый риск-менеджмент по-русски. Возможно, услышим в Сочи. Кстати, традиционной для сочинских форумов вечеринки в клубе «Платформа» в этом году не будет. Сгорел клуб-то. Дотла. Прямо посреди воды и сгорел. То ли воды не хватило, то ли «ничего личного, только бизнес». Такие вот у нас риски – то города в тридцати верстах от моря тонут, то строения посреди моря горят.