Мировой валютный ландшафт продолжается меняться. Судьба евро под вопросом, до сих пор непонятно, чем закончится кризис еврозоны. Продолжится ли девальвация рубля? Нужно ли искусственно поддерживать рубль? Об этом поговорили участники онлайн-конференции «Валютные войны. Девальвация рубля», которую провели агентство Bankir.Ru, программа «Финансовый диалог», журнал «Банки и деловой мир», порталы TatCenter.ru, Beriki.ru, Goldenfront.ru.

Укреплять рубль

Когда наша страна откажется от бивалютной корзины как внутридневного ориентира курсовой политики Банка России? Игорь Суздальцев, президент РОО «Рубль», заместитель генерального директора «Калита-Финанс», считает, что отказ произойдет, как только мы перейдем от политики слабого рубля к политике сильного рубля. Корзина – это инструмент сдерживания роста рубля путем его продажи против доллара и евро, наукообразная форма оправдания поддержки зарубежных экономик Банком России, поэтому ее существование гражданам России невыгодно. Когда Банк России поднимает стоимость бивалютной корзины, его дилеры начинают покупать доллар за рубли, что ведет к снижению курса рубля к доллару. Российская Федерация – независимое государство, и нам не нужно отказываться от суверенитета, особенно в такой важной сфере как финансовая. Мы должны укреплять рубль как основу российской государственности и экономики. Любая развитая страна борется за укрепление своей валюты и развитая она именно потому, что сильная валюта стимулирует граждан к свободному труду. За фантики, теряющие стоимость каждый день, никто работать не хочет. Поэтому сильная валюта первична, а сильная экономика вторична. Классический пример – США, где каждый новый президент заявляет о своей преданности сильному доллару.

Эксперт оспаривает тезис, что Япония и Китай выросли на слабеющей валюте. Статистика показывает, что курс доллар/йена в 1949 году был равен 360 йенам за доллар, а к 2012 году укрепился до 80 йен за доллар; курс доллар/юань в 2005 году был равен 8,28 юаня за доллар, а к 2012 году укрепился до 6,31 юаня за доллар. Существенное укрепление в обоих случаях! Чудес не бывает: сильная экономика строится только на сильной валюте. Вот поэтому снижение курса рубля в России воспринимается как негатив, и это правильно.

Дмитрий Балковский, руководитель портала Goldenfront.ru, говорит, что в рамках существующего финансового миропорядка правительства делают все возможное для наказания наиболее благоразумной части населения, людей у которых есть сбережения. Когда курс валюты искусственно занижается, большинство граждан теряет покупательную способность своих сбережений и страна беднеет. Выигрывают крупные банки и государство. Смотреть на падение валюты как на негатив вполне разумно. Защищать и укреплять валюту можно одним способом – привязав ее курс в той или иной форме к драгоценным металлам. Также поможет снятие всех ограничений на денежное обращение драгоценных металлов.

Отправить в свободное плавание

Защита валюты вовсе не заключается в укреплении ее курса, уверен Ян Арт, главный редактор агентства Bankir.Ru, вице-президент Ассоциации региональных банков России. «Японцы и китайцы защищают национальную валюту, время от времени понижая ее курс, – отмечает Ян Арт. – Логика ясна любому нормальному человеку: производящей продукцию, нормально работающей стране выгоднее слабая валюта, чтобы ее товары были конкурентоспособны на мировом рынке. Валюта – это лишь инструмент экономики, а не сама экономика. Но эта логика нарушена в России. Потому что любая развитая страна думает о своей экономике, а не о «заначках» своего правительства. Россия ничего не производит, ей эта логика дика и непонятна. У нас на полном серьезе взрослые люди, на вид – не полные идиоты, полагают, что хороший рубль – это дорогой рубль. Паразитирующему на нефти обществу выгоднее дорогой рубль. Это логика скопидома, логика рантье, логика лентяя. Именно поэтому искусственное укрепление рубля в России воспринимается как забота о национальной валюте. Проводится демагогическая финансовая политика и искусственные инъекции, направленные на укрепление курса рубля. Но с сокращением нефтедоходов возможности подобной сомнительной «терапии», слава богу, иссякают».

Президент Ассоциации региональных банков России, депутат Государственной Думы России Анатолий Аксаков в августе 2009 года высказал мнение, что девальвация рубля на 30–40% поможет российской экономике выйти из кризиса, поддержав отечественную промышленность. «Сейчас самое главное – сделать решительный шаг, использовать опыт 1998 года, девальвировать рубль, дать вздохнуть нашей экономике, промышленности, бизнесу, дать людям рабочие места, дать поступления бюджету, в результате дать толчок развития нашей экономике, который мы уже наблюдали в начале 2000-х годов, который был вызван девальвацией рубля в 1998 году», – заявил он. Отвечая на вопрос о том, не жалеет ли он о том высказывании, депутат ответил: «Есть старая поговорка – «собака лает – караван идет». Так же и в экономике. В этой сфере не бывает «хороших» и «плохих» мнений – есть только реалистичные и высосанные из пальца. Мягкая девальвация рубля назрела давно, хотя она и не нравится некоторым политикам. Вступление России в ВТО подстегнет этот естественный процесс. И не надо его бояться – в нем нет ничего апокалипсического».

Судьба евро

Звучат достаточно противоречивые прогнозы по дальнейшей судьбе евро – от катастрофических до оптимистических. Насколько реальны опасения, что евро исчезнет? Владимир Сивашов, ведущий аналитик компании Maxiforex и Bankir-TV, не относит себя к евроскептикам и верит, что все трудности будут преодолены. Еврозона и общая европейская валюта, действительно, переживают сейчас сложные времена. Проблемы экономической стабильности региона были заложены в структуру экономического союза изначально, при его создании. Единые финансовые требования, единый норматив дефицита бюджета, единая процентная ставка были установлены без дифференцированного подхода для 17 стран с различными темпами инфляции, уровнями конкурентоспособности, различным удельным весом экспорта и импорта в общем балансе производства и потребления. Естественно, это стало причиной резких дисбалансов внутри еврозоны, а также формирования пузырей на рынке недвижимости и возникновения банковского кризиса. Кроме того, создание зоны единой валюты без центрального механизма принятия решений, координации бюджетов и бюджетных трансфертов стало путем к недолговечному союзу, который рано или поздно должен был привести к большим проблемам. Так и случилось.

Единственный выход из этой ситуации, из кризиса еврозоны, по мнению многих ведущих экономистов – создание финансового союза, влекущее за собой образование единого Министерства финансов; объединенный государственный долг – в виде единых еврооблигаций; и крупнейшие бюджетные трансферты – от богатых северных стран еврозоны – к бедным периферийным странам средиземноморского пояса. Другими словами, это должен быть политический союз, такой же, как в США или в Британии.

В конце концов, Европе придется решиться на реорганизацию еврозоны. При этом периферийным странам, в составе зоны единой валюты, будет позволено развиваться какое-то время низкими темпами, оставаясь неконкурентоспособными. Вместе с тем, увеличение доходов проблемных стран потребует принятия огромных потерь по государственным и частным долгам, а также проведения масштабных трансфертных вливаний. Однако именно в условиях единого финансового и политического союза это вполне реально. Сейчас же, в пределах нынешней зоны евро, такие постоянные финансовые трансферты политически и практически невозможны, потому что немцы – это немцы, а греки – это греки…

Поэтому главная проблема еврозоны, которая требует безотлагательного движения – начать, не на словах, а на деле, движение в направлении более глубокой экономической, финансовой и политической интеграции. Надо уйти также от главенства единственного принципа – сокращения, любыми путями, бюджетного дефицита и параллельно пойти по пути мер восстановления экономического роста, конкурентоспособности и стабилизации уровней государственного долга. Кроме того, должны быть пересмотрены роль и полномочия Европейского центрального банка, так как в условиях кризиса – это единственный фискальный институт в Европе, способный к реальным действиям. Более того, у него есть для этого и неограниченные возможности. Прежде всего, у него всегда есть деньги, потому что он может их всегда напечатать.

Кстати, с таким подходом (реорганизация еврозоны в финансово-политический союз) солидарно большинство руководителей стран – членов зоны евро. И это внушает оптимизм, учитывая, что и руководители Германии, как главная противоборствующая сила реальному объединению, также начинают это понимать. В то же время и рынку становится понятно, что лидеры Евросоюза уже работают над планом более тесной политической интеграции. Это, конечно, позитивный фактор, реализация которого сохранит и единое экономическое пространство, и общую европейскую валюту.

Тем не менее, его реализация, а также потенциально положительный эффект займет довольно большое количество времени. В связи с этим евро придется исчерпать до дна все затянувшиеся и нерешенные проблемы со времени создания экономического Союза. Курс единой валюты достигнет уровня 1.1000 и, вполне вероятно, уровня паритета с американским долларом – 1.0000. А дальше, по мере реализации структурных изменений, курс валюты вновь вернется к новому восходящему циклу – до справедливого ценового соотношения евро и американского доллара – 1,21.

Евро – это чисто политический проект, полностью лишенный всякого экономического смысла, категоричен Дмитрий Балковский (Goldenfront.ru). Так считал, например, Милтон Фридман. Вступив в еврозону, греки смогли брать взаймы по ставкам бережливой Германии, а целью всего этого было наращивание мощи никем не избираемой и не контролируемой бюрократии в Брюсселе. Немцам такая схема совершенно невыгодна. Теперь все пожинают плоды этой мудрой политики. Евро обречено на развал и, без всякого сомнения, исчезнет в сегодняшнем его виде, как и все остальные бумажные валюты. Игорь Суздальцев (РОО «Рубль») считает, что евро может исчезнуть, только если немцам надоест тянуть на себе почти всю Европу, но они пока терпят эту ношу. А если какие-либо другие страны выйдут из еврозоны, это не уничтожит европейскую валюту.

Евро не исчезнет. «Все разговоры о крахе еврозоны – опять-таки политиканский бред, очередной «миф». Чаще всего его поддерживают плохо образованные идиоты, которые не знают, что именно лежит за институтом «евро», какая трудная и длительная работа», – в свою очередь категоричен Ян Арт.

В чем хранить сбережения?

Поговорив о глобальных проблемах, эксперты вернулись к практическим темам. Прежде всего – как распределять сбережения по валютным корзинам? Игорь Суздальцев (РОО «Рубль») делится опытом: «У меня все в рублях. Если рубль упадет – упаду вместе с ним, чтобы на следующий день вместе с ним и подниматься. А гарантий нет ни у какой валюты, потому что позади любой валюты нет ничего, кроме веры в эту валюту».

Владимир Сивашов (Maxiforex) не рекомендует хранить деньги в европейской валюте, учитывая, что экономика еврозоны находится в неослабевающем кризисе, а евро – в долгосрочном нисходящем тренде. Не стоит хранить средства также и в швейцарских франках, так как Швейцарский национальный банк удерживает стабильный уровень национальной валюты, регулярно обесценивая ее и проводя валютные интервенции. Аналогичная ситуация на валютном рынке отмечается и по японской иене, курс которой находится на исторически высоких уровнях, поэтому регулируется довольно частыми интервенциями Банка Японии. Потенциальная долгосрочная тенденция в этой валюте – снижение ее курса против американской валюты. Нет смысла хранить сейчас средства и в товарных валютах (австралийском, канадском и новозеландском долларах), так как замедление мировой экономики вслед за продолжающимся спадом в экономике Китая, азиатском регионе, замедлением темпов роста американской экономики и рецессии в Европе существенно снижает потребность в сырьевых товарах. Курсы этих валют снижаются и в настоящее время не являются привлекательными для инвестирования.

Вместе с товарно-сырьевыми активами падает стоимость и драгоценных металлов – золота и серебра. В настоящее время металлы формируют полномасштабную коррекцию к предыдущему длительному подъему и пока еще находятся вдали от привлекательных уровней для инвестирования.

Приоритет в выборе валюты для хранения своих депозитов следует отдать американскому доллару, который значительно усиливает свои позиции на мировых финансовых рынках. Экономика США стабильно укрепляется, сохраняя при этом долгосрочные позитивные перспективы. Доллар– единственная валюта, курс которой будет расти в течение длительного времени, против единой европейской валюты, золота, серебра, японской иены и товарных валют. Имеет смысл перевести средства в пока еще дешевую американскую валюту и играть против всех остальных валют.

Россиянам, не являющимся профессиональными валютными спекулянтами, следует хранить свои сбережения в рублях, так как мы покупаем бензин и молоко за рубли, советует Дмитрий Балковский (Goldenfront.ru). Надо также сказать, что и рубль ничем не лучше (и не хуже) любой другой валюты, хотя небольшой объем долгов России и углеводороды дают ему относительную стабильность. Рубль чуть предпочтительнее всего остального не потому, что он «национальная» валюта, которой надо владеть из патриотических соображений – он просто более понятен.

Розничным вкладчикам не стоит обращать внимания на разговоры о том, что «сейчас вырастет швейцарский франк, потому что падает евро» или «надо вкладывать в австралийский доллар, потому что это товарная валюта». Вся эта эзотерика уместна для сверхкрупных транзакций и не имеет никакого отношения к человеку с улицы, если он, конечно, желает сохранить свои сбережения. Что касается всеми любимых евро и доллара, то они оба – мусор. Местные политики обращаются с ними, как пьяные подростки с папиной машиной. Все разговоры о том, что доллар вечен, потому что он резервная валюта, и у Америки большая армия – это пустая болтовня. Все бумажные валюты смертны. Ситуация с евро вообще в комментариях не нуждается, полагает Дмитрий Балковский.

Анатолий Аксаков советует держать депозиты в разных валютах – это обезопасит вкладчика от колебания их курсов в отношении друг друга: «Разделите депозиты на три валюты и спите спокойно».

Курс на 36 рублей

Конечно же, онлайн-конференция не обошлась без традиционного вопроса: каким будет курс рубля к доллару в конце 2012 года? И каков вклад в этот процесс со стороны инфляции? Игорь Суздальцев (РОО «Рубль») считает, что девальвация рубля усилит инфляцию по итогам года. Кстати, реальная годовая инфляция, судя по ценам на продовольственные товары, в России сейчас составляет 35%. Ян Арт полагает, что реальная инфляция (по ценам за товары и услуги) составит за этот год процентов двадцать.

Что касается конкретных прогнозов, то Игорь Суздальцев считает реальным 29 рублей за $1 к концу года: этот уровень выглядит как разумный компромисс между нацией и олигархами-экспортерами. Владимир Сивашов отмечает, что для проведения полноценного волнового расчета данной пары, к сожалению, имеется очень мало исторических данных. Тем не менее ориентировочно произойдет откат курса американского доллара по отношению к российскому рублю, в течение двух-трех ближайших месяцев, в район – 30 рублей за доллар, а курс данной пары на конец года – 35–36 рублей за доллар. Ян Арт повторяет свой прогноз, данный еще в 2011 году: «рубль девальвируется минимум до 35 рублей за доллар. Учитывая, что осенью нас ждет новое укрепление доллара на мировых рынках, можно ожидать и курса в 40 рублей за доллар». Еще одно явление, к которому придется привыкнуть, – ежедневное или еженедельное заметное изменение курса, считают эксперты.