— Чем отличается работа спикера от вашего о ней представления до того, как вы заняли этот пост?

— Я занял эту должность с полным пониманием и характера, и ответственности предстоящей работы. Это касается и самой законотворческой деятельности, и необходимости учета всего спектра мнений, представленных как в Государственной думе, так и в нашем обществе.

Вообще, парламент является едва ли не самым открытым органом государственной власти. Постоянное общение с прессой, общественными организациями, международные связи и многое другое обязывает оперативно и публично реагировать на все события. А самое главное — после сложных консультаций и соблюдения процедур все эти решения отражаются в законах, по которым жить стране и ее гражданам.

— Спикер — это принципиально партийный человек или принципиально беспартийный?

— Если говорить об этом как о модели (а не только применительно к моему председательству), то здесь возможны варианты. Да и сейчас, когда в парламенте России, как никогда ранее, важен межпартийный диалог и учет мнений непарламентских партий, у беспартийного спикера больше возможностей для достижения согласованных решений. Это объективно так. Напомню: я как председатель Государственной думы избран большинством голосов депутатов. При этом являюсь членом фракции, выдвинувшей меня на этот ответственный пост. Однако, повторю, успешная деятельность спикера определяется не только партийностью, но и другими необходимыми на этом посту качествами. Как профессиональными, организаторскими, так и нравственными. Если угодно, человек, занимающий кресло спикера, должен пользоваться доверием у депутатского корпуса. А в нем, как известно, представлены разные политические силы.

— Ощущаете ли вы в работе сложное отношение общества к этому составу Думы, ведь из-за фальсификаций на выборах в пользу партии власти и начались массовые митинги в больших городах?

— На отношение к парламенту влияет множество составляющих. Включая тот информационный и достаточно эмоциональный фон, о котором вы говорите. Однако и он совсем не однороден... Все-таки надеюсь, что отношение общества к нынешним депутатам будет формироваться на основе объективного анализа результатов нашей работы. И не только за те неполные три месяца, которые прошли после выборов.

— Готовы ли вы к тому, что весь срок работы этого состава Думы с разных площадей будут требовать ее роспуска?

— Дума легитимна и будет работать весь отведенный ей срок. А я как председатель сделаю все, чтобы работа ее была эффективной, понятной и нужной обществу.

— Говорят, если в Думе дерутся, то на улицах спокойно. В новом составе Думы уже произошло первое столкновение между элдэпээровцами и единороссами. Как вы к этому относитесь?

— Все мы помним, что происходило в стенах парламента в 90-е годы. Но было ли от этого спокойнее на улицах российских городов? Я в целом отрицательно отношусь к любой агрессии и некорректному, вызывающему поведению. Считаю это тем более неприемлемым для депутатов, которые призваны работать над законами. Они просто обязаны уметь слушать друг друга и хорошо знать точки зрения, представленные в нашем обществе. Не говоря уже о том, что их некорректное поведение дурно влияет на репутацию всей Государственной думы. Считаю, что законотворчество и агрессия — несовместимы.

— А вообще как происходит примирение оппозиции с правящей партией? Ведете ли вы совместные консультации, пытаетесь ли, предвидя остроту полемики, заранее создать для нее какие-то приемлемые рамки или, наоборот, расширить разговор?

— Я ввел практику предварительных консультаций с лидерами думских фракций. Как двусторонних, так и с руководителями всех представленных партий. Так было, скажем, когда в рамках "парламентского часа" депутаты заслушивали председателя ЦИКа и руководителей правоохранительного блока по результатам думских выборов. Такую встречу я проводил и накануне 28 февраля, когда в Думе обсуждали законопроект президента по реформе политсистемы. Тогда, напомню, кроме представителей думских партий мы пригласили и тех, кто в Думе не представлен. Это полезная практика, я и впредь собираюсь ее продолжать. Более того, со стороны одной из приглашенных на встречу партий прозвучало предложение создать совет непарламентских партий при председателе Думы.

— Но после введения нового закона круг таких партий может стать весьма широким.

— Однако это не значит, что в совет должны войти все, кто просто будет зарегистрирован.

— Будут ли меняться требования к депутатской этике, к финансовой чистоте деятельности парламентариев?

— Поведение депутатов во многом отражает уже сформировавшуюся внутреннюю культуру человека. Но депутатская этика — это еще и четкое выполнение норм поведения, принятых в парламенте. В Государственной думе есть и специальная комиссия по этике. Но, как вы сказали, "финансовая чистота" — это не только этическое, но и правовое требование. Соответственно, речь идет об уже существующем законодательстве, которое такие требования содержит.

— Есть депутаты, откровенно занятые лоббизмом, но никак эту деятельность не декларирующие. Намечаете ли вы исправить эту ситуацию?

— Думаю, вы говорите не о тех ситуациях, когда депутаты лоббируют интересы своих избирателей, региона или отрасли... Что касается тех, кто использует депутатский пост для продвижения своих коммерческих интересов, так называемого дружеского или родственного бизнеса, то для их пресечения существует закон. Не говоря уже о том, что депутатам запрещено получать за выполнение своих полномочий не предусмотренное законодательством вознаграждение — не только деньги, но и какие-либо допуслуги, включая оплату их отдыха, развлечений и так далее.

— Какие из уже принятых новым составом Думы законов вы считаете самыми важными?

— Конечно, рановато подводить итоги — всего два месяца прошло. Но уже принят ряд законов в области экономики, в социальной сфере, по защите прав детей, обеспечению безопасности и развитию международных отношений.

Без преувеличения, стратегическое значение для будущего страны имеют президентские инициативы по развитию политической системы. Думаю, что законы о выборах губернаторов и облегчении порядка создания партий, отмене сбора подписей и выборах депутатов Госдумы займут свое место в числе ключевых результатов нашей деятельности. Работа над ними идет активно и с учетом мнения всех политических сил — как представленных в парламенте, так и не имеющих такого представительства.

— Есть немало людей, которые по опыту парламентской работы прошлого созыва считают Госдуму просто законодательной службой при правительстве. Что бы вы могли им сказать?

— Я советую не верить таким мифам, а стремиться выработать собственное мнение. Вместе с тем авторитет Государственной думы следует существенно укрепить, превратить ее в действительно основную площадку, где обсуждаются все ключевые вопросы развития страны. Дума — это там, где спорят, убеждают, доказывают. Добавлю, что принимаемые палатой законы порой очень существенно отличаются от первоначальных предложений правительства или президента. А авторами большого числа законопроектов, кстати, выступают как депутаты, так и законодательные собрания регионов.

— В чем, на ваш взгляд, граница компромиссов главных политических сил в Думе?

— Компромисс достигается только там, где эмоции и амбиции подчиняются здравому смыслу. Где верх берут не конъюнктурные интересы, а интересы людей. Считаю, что при наличии доброй воли всегда можно найти решение. А затянувшаяся дискуссия, как говорил Вольтер, просто означает, что обе стороны не правы.

— А ваша граница компромисса?

— Для меня — это интересы граждан, интересы нашей страны. Вижу свою задачу в том, чтобы как можно больше решений (особенно принципиального характера) в Государственной думе принимались при поддержке разных политических сил. На мой взгляд, к этому надо стремиться даже тогда, когда у одной из фракций — большинство голосов.

— Какой итог пятилетней работы на посту спикера вы считали бы для себя приемлемым?

— Главным итогом хотел бы видеть повышение доверия к парламенту страны и повышение его политического веса в системе государственной власти. Это важнейший демократический институт. Его репутация в обществе просто обязана быть высокой, а уровень работы депутатов — максимально профессиональным. Над этим сейчас надо работать прежде всего, привлекая внимание людей не скандальными ситуациями и эпатажем, а сильными, убедительными аргументами при обсуждении тех или иных законов. Ведь если дискуссия в парламенте ведется профессионально, корректно и открыто, то принятые в ее ходе решения будут понятны людям и признаны нашим обществом.

— В последние месяцы политика пришла в каждый дом. Для вас же это просто ежедневная работа. А дома, в семье, вы политику обсуждаете, говорите о ней?

— Да, конечно, обсуждаем. С супругой, которая и моей работой, и политикой интересуется. С детьми, просто потому, что они с нами не живут, куда реже.