Проект очередных изменений в Инструкцию № 110-И «Об обязательных нормативах банков» был размещен на сайте регулятора в пятницу на прошлой неделе.

Значительная часть поправок носит редакционный характер. Так, по всему тексту инструкции к «срочным сделкам» добавляются «производные финансовые инструменты» - теперь они с Тамарой по всем нормативным актам Банка России ходят парой. Минимально допустимое значение капитала для всех кредитных организаций устанавливается в размере 10% (в действующей редакции Инструкции № 110-И для банков с размером капитала менее 180 млн. руб. норматив Н1 должен составлять не менее 11%, но таковых в российском финансовом ландшафте уже не осталось). В расчет нормативов включены новые балансовые счета, введенные регулятором в прошлом году – по учету производных финансовых инструментов и амортизации недвижимости, временно неиспользуемой в основной деятельности.

Но главные изменения, названные «Коммерсантом» «беспрецедентной для последнего времени либерализацией», касаются кредитных операций.

После многолетнего «закручивания гаек» планируемые поправки действительно выглядят весьма либеральными. В частности, если будут приняты изменения, кредитным организациям не придется применять повышенный коэффициент риска (150%) по ряду активов при расчете норматива достаточности капитала (Н1). Более не заслуживающими особого внимания с точки зрения уровня кредитного риска регулятор посчитал стратегические предприятия, организации военно-промышленного комплекса, участвующие в реализации государственного оборонного заказа, добросовестных налогоплательщиков (к таковым отнесены юридические лица, у которых сумма платежей в бюджет за последний год составляет более 10% от суммы полученного в банке кредита), предприятия малого и среднего бизнеса и даже некоторые офшорные компании.

Что же заставило Банк России пересмотреть подходы к оценке риска столь разных хозяйствующих субъектов?

Поправки к инструкции 110-И, вводящие повышенные коэффициенты риска по ряду активов (кредитам офшорным компаниям, валютным кредитам и другим активам) при расчете достаточности капитала банков, вступили в силу с 1 октября прошлого года. С этой даты поправки в инструкцию распространялись лишь на новые кредиты, а с 1 июля 2012 года это правило должно применяться ко всем операциям.

Как указывал в интервью Bankir.Ru заместитель председателя правления Альфа-Банка Владимир Сенин, эти изменения приводят к уменьшению объемов имеющихся у банков денежных средств, которые могли бы быть использованы для поддержания ликвидности, а также негативно сказываются на кредитовании организаций и физических лиц.

По мнению Сенина, ужесточение требований к деятельности кредитных организаций создает в первую очередь добросовестным участникам рынка дополнительные сложности для развития бизнеса в рамках нового регулирования. «Для недобросовестных банков введение любых формальных ограничений имеет эффект только в краткосрочной перспективе, поскольку порождает дальнейшую разработку ими новых схем по обходу требований нормативных актов Банка России», - предупредил банкир.

По данным РИА Новости, введение нового расчета с 1 октября уже обошлось банковской системе в 0,4 процентного пункта в показателе достаточности капитала. Зампред Сбербанка Антон Карамзин недавно указывал, что вступающие в силу с 1 июля правила будут стоить Сбербанку порядка 0,3-0,4 п.п. показателя Н1 (сейчас он составляет 14,66%). Для ВТБ, второго по активам банка РФ, при нынешнем показателе в 12,6% снижение может быть более существенным - порядка 1 п.п.

Новый подход ЦБ смягчает оценку кредитных рисков по тем заемщикам, которые ведут реальную деятельность. По словам зампреда ЦБ Михаила Сухова, такой подход в отношении отечественных субъектов бизнеса регулятор позаимствовал у Федеральной налоговой службы, которая считает нормальным уровнем налоговой нагрузки объем уплаченных налогов в 3-27% от оборота компании в зависимости от отрасли. Для офшорных компаний фактором, снижающим уровень риска, можно будет признать наличие поручителей с высокими рейтингами и одновременное раскрытие информации о реальных бенефициарах. К предприятиям малого и среднего бизнеса повышенный коэффициент риска не будет применяться, если ссуда не превышает 5 млн. руб. или 0,1% от капитала банка.

По информации «Коммерсанта», на эти «правильные, очень своевременные меры, о необходимости которых… представители банка неоднократно говорили регулятору» Банк России, несмотря на все аргументы, пошел не по собственной воле. Соответствующие указания главное финансовое ведомство получило в марте «на самом высоком уровне», - по некоторым источникам, это произошло в ходе совещания 12 марта у президента Дмитрия Медведева с чиновниками экономического блока и представителями крупных банков по вопросам развития банковского сектора.

В свою очередь, стимулом для властей вмешаться в политику Банка России послужила «плохая» статистика: в январе и феврале 2012 года темпы прироста корпоративного кредитного портфеля в целом банковскому сектору впервые за долгое время стали отрицательными (-0,9% ежемесячно).

Великая вещь – статистика!

Впрочем, несмотря на хорошие новости, российские банкиры всегда находят поводы для беспокойства. Так, участники рынка опасаются, что либерализация регулирования будет сопровождаться ужесточением практического надзора за банками, - об этом, в частности, шла речь на традиционной ежегодной встрече руководителей Банка России с представителями банковского сообщества в «Бору». Тогда представители ЦБ сообщили, что «ведется работа по упорядочиванию проверок и их будет меньше». Михаил Сухов подтвердил, что проверки «перейдут из количества в качество», так как «Банк России стремится решать те же самые задачи с меньшим количеством административных действий».

Насколько у него это получится, можно будет определить по количеству отозванных банковских лицензий в конце года.