А что же останется во тьме, когда этот волшебный свет совсем угаснет? Может быть, его банально выключат очередным повышением планки минимального размера капитала. Возможно, частные банки будут еще долго мучиться, но все равно сойдут с дистанции один за другим. Остаются сильные и вполне сами по себе упитанные поддержкой из бюджетных денег госбанки, немногочисленные отраслевые «кармашки» и теневые финансы.

Эдакое возвращение в лихие девяностые или даже хуже – в депрессивные восьмидесятые. Мне этот процесс напоминает эффект тающих зеркал из мультика «Тайна третьей планеты». Суть эффекта такова, что пока инопланетное зеркало-подсолнух растет, затягивается все новыми пленками. Они фиксируют происходящее в поле видимости зеркала. Когда подсолнух срывают, то пленки одна за другой начинают быстро разрушаться и крутят кино с обратной перемоткой.

С помощью такого инопланетного зеркала Алисе удалось вывести на чистую воду поддельного профессора Верховцева. Мне, конечно, лавры выявления главного виновника всех бед российского банкинга не светит. Однако обратную перемотку в кривом зеркале финансовых новостей я вижу отчетливо. Кредитный бум подкошен кризисом. Миф о доходном и дисциплинированном заемщике растерял очарование и перешел в жанр сказок «про белого бычка». Ими до сих пор все друг друга кормят, но банковская маржа продолжает падать вместе с настроением банкиров. Растут только просроченные долги, и те неофициально. Не стоит обольщаться – массовая реструктуризация долгов и перекредитование решают проблему просрочки только на бумаге и лишь отодвигают неизбежную катастрофу.

Разочарованных в банковском бизнесе становится все больше. Исход иностранных кредитных организаций из России – только видимая часть этого процесса. Это верхушка целого айсберга разочарования и поломанных надежд. Неявная, но угрожающая подводная часть ледяной глыбы уныния частного банкинга – это полная дезориентация. Банкиры сами, конечно, не признаются, что в нынешних условиях они чувствуют себя, как первоклассник, впервые в жизни пришедший в школьный буфет. Деньги есть, но времени до урока осталось мало, а в очереди к соку и булочкам – нахрапистые хулиганы из 7-го «А», которые норовят еще и отжать мамкин полтинник. Зато это замешательство заметили независимые наблюдатели. «Сейчас многие банки не понимают, что делать. Вроде бы нет необходимости копить и ждать, вроде бы нет необходимости активно кредитовать. Ситуация патовая», – отметил в недавнем интервью Bankir.Ru Павел Самиев, заместитель генерального директора «Эксперт РА».

Если вы не верите экспертам, то подумайте сами, например, о том, от хорошей ли жизни пачками продаются кредитные портфели. Торговля ими в этом году идет оживленная. Причем продают кредиты не только коллекторам, но и коллегам по цеху. Конечно, в таком случае уверяют, что портфель кредитов самый наилучший. Как, например, в случае с Национальным резервным банком (НРБ), который сейчас устроил распродажу своих кредитов. 80% из них – это ипотека частным лицам. Покупатель, естественно, доволен. «Портфель высококачественный», — заявил вице-президент покупателя-банка «Петрокоммерц» Олег Швецов. Только вот почему такая хорошая «корова» не нужна самому НРБ?

Конечно, эксперты говорят, дескать, конкуренция и прочие неудобства. Тяжело неспециализированному банку обслуживать ипотеку. Но это все вялые предположения. Просто еще одним игроком на рынке ипотеки стало меньше, тут еще одна сломанная мечта уступила место унынию. А ведь так случаться не должно. И условия на рынке не должны быть такими тяжелыми. В конце концов, власти сами выступали за активное развитие ипотеки в России, но благоприятную среду для этого создать так и не смогли. О чем может идти речь, когда ипотека замораживалась напрочь во время кризиса, а теперь даже опытные игроки на рынке сдают позиции? Это признак того, что условий для развития ипотеки в России как не было, так их никто и не создал. Ипотека не развивается, а выживает.

Хотя есть такие, кому даже самые суровые условия нипочем. Госбанки, как те нахрапистые хулиганы из буфета, растут и крепнут на приунывшем рынке с удвоенной силой. Достаточно только почитать сводки пресс-релизов о бодром росте их доходов, и все становится ясно. Как можно конкурировать с банком, которому за здорово живешь сваливаются многомиллионные зарплатные проекты и вливаются огромные суммы бюджетных средств почти что даром? Ты борешься за каждого клиента, платишь по полной за каждый занятый рубль, да еще подвергаешься нападкам ЦБ за слишком высокие ставки по вкладам. В это время другим миллионы клиентов и их деньги достаются просто за налаженные связи с госструктурами, без шума, пыли и публичных тендеров. Пацаны, которых побаивается даже участковый, сшибают мелочь у «ботанов» и скупают все булочки. А когда буфетчица неловко отвернется – еще и тянут. Условия явно неравные.

Если задуматься, что конкретно за последнее время было сделано радикально полезного для развития банковской системы, то вспомнить ничего особенного не получается. У нас любят кичиться программой спасения банков от кризиса 2008 года, но это лишь экстренная мера, и была она реализована тоже не самым блестящим образом. Да, банки спасли от краха, но радикального новшества, которое бы позволило кредитным организациям успешно развиваться, а тем более сделать скачок, не было. Сплошная мелкая работа над ошибками, жалкие попытки не допустить краха отдельных секторов, например, ипотеки или разрушения крупных банков, беспрестанная забота о развитии госбанков и закручивание гаек для всех остальных участников рынка.

Важнейшие для развития рынка проекты пылятся в чиновничьих столах. Институт финансового омбудсмена до сих пор находится вне закона. Ключевой для развития рынка закон о потребительском кредитовании тоже до сих пор не готов. Хотя о том, что он нужен, твердят который год. Зато новые ограничения и повышения нормативов сыплются на банки как из рога изобилия. От повышения планки минимального размера капитала отказываться не собираются. Власти не только сами пинают банки, но и от чужих тумаков их не торопятся защищать. Такое впечатление, что все делается для того, чтобы задушить отрасль и оставить на рынке только государственные организации, как в советские времена.

Когда условия невыносимы, и вести честный бизнес уже нет сил и особого смысла, то деловые люди уходят в тень. Спрос на услуги банков все равно есть. Теневая экономика развита, коррупция процветает. Ботаны познают школу жизни и начинают тырить мелочь по раздевалкам. Все это нелегальное хозяйство в современных условиях не может обойтись без банковского обслуживания. Грязные деньги надо кому-то отмывать, как и вообще производить нелегальные расчеты в тени и тишине. Понятно, что черный клиент платит больше, с лихвой покрывая все незапланированные расходы, и при этом не может никому пожаловаться. Как тут не соблазниться?

В советские времена валютчики жили шикарно. Сейчас они вернулись, но немного в ином качестве и уже в куда более серьезном масштабе. Теневые финансы ужасают своим размахом. По экспертным оценкам, нелегальный оборот на российском финансовом рынке в 2011 году составил около 5 трлн. рублей. Как сообщил первый вице-премьер правительства России Виктор Зубков, в 2011 году из российской экономики было нелегально выведено 2 трлн. рублей или почти 4% ВВП. Даже случайно и отрывочно всплывающая на поверхность информация впечатляет цифрами и суммами. Что толку пенять на оболтусов-семиклассников, когда директор с завхозом уже входные двери продали налево?

Ни дать ни взять — возвращение к унылым будням тридцатилетней давности. Затхлый совковый банкинг не за горами. Вроде бы внешне пока ничего не изменилось, но процесс деградации налицо. Как и тридцать лет назад, нам твердят о возвышенных идеалах, вроде мирового финансового центра или снижения доли государства в финансовом секторе, а на практике вынуждают тихо уходить в тень. Кто станет последним «ботаником»?