«Малое прекрасно», – утверждали некогда японцы. Этот постулат создателей лучших в мире транзисторов, магнитофонов, диктофонов и телевизоров, видимо, так и будет вызывать отторжение у чиновников самой большой страны в мире.

Они опять заговорили о миллиарде. О пресловутом миллиарде в качестве минимальной планки собственного капитала банков. Те, кто, подобно автору этих строк, полагал, что компромисс-300 успокоил чиновников, могут идти лесом. Какие аргументы ни приводи в защиту малых банков, российские чиновники вторят великому слепому Паниковскому с поправкой на три ноля: «Дай миллиард! Дай миллиард!»

О минимальном капитале говорили в кулуарах всероссийской конференции «Банковская система России 2012», состоявшейся 21 марта в Москве, конференции «Банки. Процессы. Стандарты. Качество», прошедшей 22–23 марта в Уфе. Аргументы ревнителей миллиарда выглядят однообразно.

«Не сейчас же, а лишь к 2015 году», – напоминают они. Хотя эта временная отсрочка выглядит смешной. Много ли банков с капиталом в 300–400 млн. могут удвоить-утроить капитал за два с половиной года? Особенно сегодня, когда банковская маржа всерьез и надолго снизилась, кредитного бума не предвидится, требования регулятора ужесточаются, а капитал уходит из страны…

Второй популярный аргумент: мол, миллиард рублей – не слишком большая сумма для такого бизнеса как банкинг, и коль хочешь в него поиграть – изволь раскошелиться. Этот аргумент логичен, если бы введение миллиардной планки подразумевало пресловутую «дедушкину оговорку». Но ее нет. Нынешним собственникам малых банков, по сути, говорится: правила игры изменились, извольте продать свой бизнес или – вон из банковского искусства.

Продать бы рад почти любой. Да кто ж нынче купит банк? Иных уж нет, а те, которые далече, в лучшем случае отпускают своих российских «дочек» на вольные хлеба, а в худшем – поговаривают о сворачивании бизнеса в России.

Куда пойдут «недостаточные» капиталы собственников малых банков? В другие секторы экономики? Или – вольются в общий поток уходящего из страны капитала. И впору ли винить их за это?

Куда пойдут работники как минимум двухсот российских банков, которые будут вынуждены умереть из-за невзятой миллиардной высоты? В Сбербанк, который сам сокращает персонал?

Тогда – к чему все это? Ради устойчивости банковской системы? Глава АСВ Александр Турбанов, председатель Центробанка Сергей Игнатьев, недавно в Уфе зампред ЦБ Михаил Сухов во всеуслышанье говорили и говорят: по их наблюдениям, устойчивость банка от его размера не зависит. Монстрообразный Банк Москвы принес Агентству по страхованию вкладов больше хлопот, нежели малые банки.

«Размер – не главное», – повторяют они упорно, словно уговаривая подростка пубертатного периода пересмотреть некие мифы раннего полового созревания.

Маленький банк со здоровым балансом активов-пассивов и валюты куда веселее смотрит на жизнь, чем его крупный собрат, «заигравшийся» в кредитование или в валютные спекуляции.

Вернее – смотрел бы. Потому что миллиардная планка придавит его как муху, не посмотрев ни на балансы, ни на состояние «здоровья». «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»?

Ни логика регуляторов, ни реакция самого банкинга в расчет не берутся. «Дай миллиард!» – и все тут?

Кто бы внятно объяснил: почему же эта тема так запала в умы государственных мужей, и какой интерес за ней стоит НА САМОМ ДЕЛЕ?