– Через 20 лет вообще все по-другому будет!
– Не так уже это и много – 20 лет…
к/ф «Москва слезам не верит»

Чего только не напророчили предсказатели разных мастей, времен и народов на этот год! И вторую волну финансового кризиса, и развал еврозоны, и конец света. Но мы же не обязаны верить всем прогнозам подряд, правда? Особенно тем, в тексте которых встречаются выражения типа «Марс войдет в ретро-фазу в неблагоприятном для себя знаке Девы».

Хотелось бы все-таки более взвешенных и аргументированных суждений. Если не о конце света (тут о взвешенности говорить сложно), то хотя бы о финансовом ландшафте в России в обозримом будущем.

Онлайн-конференция «2012: строим прогнозы» проводилась ИА Bankir.Ru совместно с журналом «Банки и деловой мир», порталами Tatcenter.ru, Beriki.ru, Ipocredit.ru.

Король и капуста

В течение последнего года наблюдатели констатируют нарастающий отток капиталов из России. Некоторые эксперты полагают, что капитал вернется после президентских выборов. Согласны ли участники конференции с таким прогнозом, и какие факторы, по их мнению, могут повлиять на перемещение денежных средств за рубеж и обратно?

Основными причинами оттока капитала в 2011 году заместитель председателя правления Абсолют Банка Иван Анисимов считает ожидание спада мировой экономики и экономические и политические риски в России, связанные с предстоящими выборами президента и новым экономическим курсом. Одним из главных вопросов, по его мнению, будет вопрос, насколько государство окажется способным изменить инвестиционный климат в стране и заинтересовать инвесторов вкладывать деньги в развитие экономики.

Генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин считает, что на возврат капиталов будут влиять и результаты выборов, и действия, которые по поводу этих результатов будут предприниматься участниками политической ситуации. «Вполне возможно, что сразу после выборов стабильность не наступит, – рассуждает он. – А значит, и притока зарубежных инвестиций не стоит ожидать».

В целом же возвращению капиталов, по мнению Жданухина, может способствовать улучшение ситуации с долговой безопасностью в России (состоянием защищенности от угрозы затруднения бизнеса из-за долговых проблем). В свою очередь, повышению уровня долговой безопасности может способствовать создание по отраслям и регионам реестров должников, которые будут препятствовать продолжению бизнеса через новые организации теми, кто проявил недобросовестность и «бросил» организацию с долгами или провел управляемое банкротство. Ориентируясь на эту информацию, зарубежные инвесторы смогут более уверенно принимать решение, с кем из российских партнеров работать, полагает эксперт.

По информации управляющего партнера Living Eyes Consulting Андрея Крылова, в январе чистый отток капитала из страны достиг $17 млрд. Это связано с выборами и меняющимся (корректирующимся) курсом, а также общей нестабильностью, полагает эксперт.

«В текущей ситуации те, кто хотел вывести деньги, по большей части это уже сделали, – констатирует Крылов. – Поэтому отток может уменьшиться или быть обратным. Но лишь при том условии, что новый президент будет вести преемственную и последовательную политику, обеспечит стабильность».

Главный редактор портала Bankir.Ru, вице-президент Ассоциации региональных банков России и Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Ян Арт уверен, что повлиять на возврат капитала может формирование новой конфигурации власти: «Не просто выборы президента, а именно новая конфигурация, а это – процесс на 4-5 месяцев», а также налоговый маневр. Но в целом эксперт настроен пессимистично: по его мнению, разочарования в перспективах экономики (не только российской, но и мировой) слишком велики для того, чтобы легко повернуть поток капитала вспять. «Он уходит не столь из России, сколь из экономики», – поясняет эксперт.

Дело не только в выборах, а в инвестиционном комфорте для инвесторов в целом, согласен директор департамента международного бизнеса и финансовых институтов Бинбанка Юрий Амвросиев.

По мнению председателя правления Банк24.ру Сергея Лапшина, отток капитала можно объяснить межстрановой диверсификацией активов, которую проводит бизнес. «После определенного размера богатства недальновидно «держать яйца в одной» стране, поясняет банкир.

Старший экономист компании «Тройка Диалог» Антон Струченевский полагает, что часть капитала уже возвращается в страну, но связано это не с российскими внутриполитическими событиями, а с возросшим «аппетитом к риску» со стороны глобальных инвесторов. Отток прошлого года эксперт объясняет опасениями относительно судьбы еврозоны, а также банков-кредиторов «плохих» заемщиков (Греции, Португалии, до некоторой степени Италии). На этом фоне инвесторы предпочли вывести деньги из рискованных рынков, в разряд которых автоматически попали развивающиеся страны, включая Россию, поясняет Струченевский. Однако в конце прошлого года и начале нового, 2012-го, ЕЦБ увеличил кредитование банковской системы, что несколько успокоило инвесторов, и они опять заинтересовались развивающимися рынками.

Тем не менее, обольщаться не стоит, предупреждает эксперт: «Глобальные риски по-прежнему велики, а инвестор пуглив. Это означает, что отток капитала может опять вырасти. Другое дело, что в нынешних условиях это не особенно сказывается на экономике России, хотя и повышает волатильность на валютном рынке».

Новые резервы?

По мнению большинства аналитиков, экономика в 2012 году будет в лучшем случае медленно расти. Что будет с просрочкой по кредитам? Может, уже пора создавать резервы?

Каких-либо существенных изменений в части просрочки по кредитам ждать не следует, полагает Дмитрий Жданухин. Дело в том, что банки намного осторожнее, чем до кризиса 2008 года, кредитуют физических и юридических лиц, поясняет он; одновременно заканчивается, к сожалению, в основном не в пользу банков, множество проблемных банкротств, в которых фактическим руководителям организаций-должников удалось сохранить контроль за процессом. Такие освободившиеся от долговой нагрузки предприниматели на первых порах будут исполнять обязательства по новых кредитным договорам.

Кроме того, по словам Жданухина, в процессе борьбы с корпоративной просрочкой совершенствуются технологии работы коллекторских подразделений банков. Все чаще используется PR-сопровождение взыскания долгов организаций, которое дает и профилактический эффект, то есть проблемные заемщики, прочитав о взыскании с похожего на них должника, задумываются о репутационных последствиях.

Основа для роста просрочки появляется, прежде всего, когда экономика растет бурно и под продолжение этого роста даются кредиты, уверен эксперт.

Такой же точки зрения придерживается Иван Анисимов. По его прогнозам, в 2012 году медленный рост экономики будет сопровождаться замедлением темпов роста кредитования, и доля просроченной задолженности, скорее всего, останется на текущем уровне.

«Объём созданных резервов в настоящий момент достаточен для покрытия расходов по просроченной задолженности, – утверждает Анисимов. – Поэтому острой необходимости в активном создании резервов сейчас нет».

Ситуация с просроченной задолженностью ухудшаться не должна, согласен Юрий Амвросиев, так как после пика кризиса большинство банков занималось именно этой проблемой. Также можно говорить о достаточно консервативной политике в области кредитных рисков большинства кредитных организаций в последнее время, полагает банкир.

Напротив, Сергей Лапшин уверен, что просрочка растет, и поэтому рекомендует увеличивать резервы.

Антон Струченевский полагает, что уровень риска может быть повышен для части заемщиков. «Экономическая модель российского роста сформировалась в 2011 году, – рассуждает эксперт. – Она продемонстрировала свою устойчивость на фоне глобальных потрясений во втором полугодии. Основные особенности этой модели роста – использование внутренних финансовых ресурсов, свободное плавание национальной валюты и положительные реальные процентные ставки». Рост в этих условиях, по мнению Струченевского, будет не таким быстрым, как до кризиса 2008 года, но более устойчивым: «Инфляция замедлилась, но и темпы роста денежных агрегатов тоже снизились. Переход реальных ставок по кредитам в положительную область может повысить риски для части заемщиков, ожидавших более высоких темпов роста номинальных доходов».

Перспективы фондового рынка

Можно ли ожидать подъема этого рынка в обозримом будущем?

Ян Арт, «и как финансовый аналитик, и как частный трейдер», рассчитывает на подъем российского рынка в течение весны. «Но не думаю, что подъем будет глобальным, – добавляет он. – Полагаю, биржа активизируется поздней осенью 2012 и зимой 2013 года».

По мнению Юрия Амвросиева, в этом году значительных изменений «как вниз, так и вверх» ждать не приходится.

Антон Струченевский настроен оптимистично: «Думаю, что Россия, как и ряд других развивающихся рынков, была существенно недооценена в прошлом году. Это создает предпосылки для подъема в будущем». С ним согласен Сергей Лапшин: «Подъем будет после выборов президента».

Центральные банки развитых стран сохранят стимулирующую монетарную политику в обозримой перспективе, полагает Иван Анисимов. По его мнению, это будет создавать инфляционное давление в мировой экономике и способствовать дальнейшему притоку спекулятивного капитала на финансовые рынки. «Российский фондовый рынок в данной ситуации получает очевидные преимущества от сохраняющихся высоких цен на нефть и другие сырьевые товары, – поясняет эксперт. – Мы ожидаем ускорения роста на российском рынке акций после президентских выборов с выходом биржевых индексов на максимумы прошлого года уже во втором квартале».

Высокие технологии

Сейчас наблюдается глобальный поворот банкинга в сторону дистанционных отношений с клиентами. Насколько вероятно, что основной клиентский поток в банках вскоре пойдет через Интернет?

Никто из экспертов против такой перспективы возражать не стал.

Безусловно, будущее – за дистанционными отношениями с клиентами, указывает Андрей Крылов. Привычки потребителей меняются, и эта тенденция уже необратима.

Классический допофис исчезнет, основные операции клиент будет делать самостоятельно через IТ-платформы, уверен Юрий Амвросиев. Это очень возможно, особенно в случае с крупными клиентами, добавляет Антон Струченевский.

Все больше клиентов отдают предпочтения дистанционному обслуживанию, нежели традиционному – через отделения банка, отмечает Иван Анисимов. По его словам, в первую очередь каналами дистанционного банковского обслуживания пользуются жители крупных городов, так как испытывают дефицит свободного времени. «Таким образом, есть целый сегмент клиентов, которым необходим многофункциональный интернет-банк, и его отсутствие может являться стоп-фактором для пользования другими услугами банка, будь то пластиковая карта, ипотека или автокредит», – указывает эксперт.

С другой стороны, по мнению Анисимова, всегда будут и такие клиенты, которым необходимо «живое» общение с банком, например, через call-центр или в отделениях. Тем не менее, финансово-активная часть клиентов все-таки отдает предпочтение дистанционному обслуживанию, отмечает эксперт.

С каждым годом количество и оборот операций в системах дистанционного обслуживания будет только увеличиваться, прогнозирует Иван Анисимов: «В текущей ситуации банки вынуждены развивать данный сервис, так как вместе с количеством пользователей будет расти и требование функциональности интернет-банкинга в целом».

По мнению Яна Арта, существенное «дистанцирование» клиентов и банков – дело пяти лет.

Сергей Лапшин считает, что «банк будущего» будет представлять собой мозговой центр, состоящий из «людей, компьютеров и сети автоматизированных устройств». Обслуживание будет производиться «в автоматах и сети», уверен банкир.

Скрытая угроза

Многие аналитики говорят о том, что сегодня в России де-факто сформирована «парабанковская» система (МФО, кредитные кооперативы, мобильные операторы), которая угрожает существованию банкинга. А что думают об этом участники конференции?

«Абсолютно верно», – отвечает Ян Арт. По мнению эксперта, банкинг загоняют в тупик – вольно или невольно. «Ситуация граничит с абсурдной», – утверждает он.

Сергей Лапшин тоже согласен с тем, что в стране формируется «параллельный банкинг», однако, с его точки зрения, это хорошо: «Для умных и быстрых это новые шансы».

Действительно, банки во многом игнорировали нарождающийся рынок, когда он был мелким и слабым, а сейчас уже не властны над ситуацией, утверждает Андрей Крылов. По его мнению, «парабанковская система» во многом ближе и понятнее для потребителя, и у неё есть конкурентные преимущества, над которыми нужно срочно работать классическим банкам. «Деньги проигрывают реальным ресурсам и отношениям (особенно с потребителями), так как они являются лишь символом силы и ресурсов», – философски отмечает эксперт.

Юрий Амвросиев не видит серьезной угрозы для кредитных организаций; по его словам, новоявленные конкуренты «ограничены в своих операциях законодательно, то есть не предлагают полный список финансовых услуг».

По мнению Антона Струченевского, в настоящее время так называемая «парабанковская» система «заточена» для осуществления достаточно мелких текущих платежей и не является серьезной альтернативой банкам в сфере более крупных перечислений или сбережений. «Места для традиционного банкинга по-прежнему достаточно, – утверждает эксперт. – Вряд ли люди будут активно использовать услуги мобильных операторов для оплаты покупок в магазинах». Кроме того, по его мнению, интерес к депозитам как к менее рискованной форме сбережения останется на высоком уровне.

Иван Анисимов объясняет активный интерес со стороны смежных отраслей к банковской деятельности тем, что «на сегодня еще не до конца сформирован рынок daily banking». Такая активность со стороны кредитных кооперативов, мобильных операторов и прочих участников рынка не является угрозой для банка, полагает банкир; скорее это можно считать негативным явлением. Так, например, мобильные операторы не могут предложить потребителю комплексное банковское обслуживание – вклад или расчетно-кассовые услуги, – поскольку не имеют соответствующей лицензии.

А что вообще в мире делается?

Не только отечественная банковская система, но и проблемы мирового масштаба волнуют наших читателей – от европейского финансового кризиса до глобальных катаклизмов.

Одной из основных проблем еврозоны сейчас является Греция. Можно ли считать принятые Евросоюзом решения по греческой проблеме жизнеспособными? Удастся ли таким образом преодолеть европейский кризис, или речь идет об «отложенном решении»?

В этом вопросе эксперты оказались практически единодушны: «еврорешения» носят промежуточный характер, основная работа еще впереди, перед Евросоюзом стоит вопрос кардинального изменения финансовой политики.

Решения по Греции не решают проблему европейского кризиса, полагает Андрей Крылов, так как он общеевропейский, а по факту – мировой. По мнению эксперта, действия Евросоюза определяются балансом интересов многих сторон, «и поэтому часто не несут оптимальный для решения задачи характер». Решения по Греции Крылов считает «скорее направленными на устранения последствий и проявлений кризиса, а не на его корневые причины».

Основные решения еще впереди, согласен Антон Струченевский; по его мнению, Греции придется существенно сократить госрасходы. «Ситуация осложняется тем, что страна потеряла часть свободы, войдя в еврозону и перейдя на евро, – продолжает эксперт. – В итоге на спасительную девальвацию, по примеру России образца 1998 года, Греция рассчитывать не может. Придется резать расходы в номинальном выражении, а это очень болезненная процедура».

Иван Анисимов предполагает, что еврозоне придется прибегнуть к американскому варианту решения проблемы – жить в долг с последующей монетизацией долга в рамках количественного смягчения. Что тоже, по его мнению, является «отложенным решением».

Сергей Лапшин считает, что у «греческой» проблемы есть решение: «превратить Евросоюз в одно государство – Европу».

Что же до общих тенденций в среднесрочном будущем (10–15 ближайших годах), то здесь большинство наших экспертов высказалось осторожно (видимо, лавры Павла Глобы их не слишком привлекают).

Дмитрий Жданухин предпочел ограничиться тенденциями и прогнозами в области коллекторства. По его мнению, в среднесрочной перспективе в России вероятно более четкое разделение розничного и корпоративного коллекторства. Этот процесс предопределяется спецификой взыскания корпоративных долгов и созданием специальной инфраструктуры, поясняет эксперт: реестры должников с фиксацией бенефициаров, рейтинги приставов и так далее. «Банки и коллекторские агентства все чаще будут использовать возможности PR-сопровождения для мотивации групп или отдельных должников к исполнению обязательств, – прогнозирует Жданухин. – Российская модель коллекторства станет востребована в зарубежных странах для взыскания проблемных долгов организаций, собственники которых тем или иным способом защитились от стандартных юридических методик истребования долга».

У Андрея Крылова есть прогнозы практически по всем аспектам человеческой деятельности, и большинство из них – негативные. Эксперт предсказывает отрицательный прирост населения в России, расслоение населения по уровню жизни, растущую отсталость отечественной промышленности, технологии и экономики, экологические проблемы, рецессии и турбулентности.

Не исключают возможности глобальных катаклизмов Сергей Лапшин, Андрей Крылов и Антон Струченевский. А вот Ян Арт настроен оптимистично: «Уверен, что миру не грозит глобальная катастрофа. Тут примерно также как с Евросоюзом: корни мироздания слишком глубоки, чтобы их было так просто выкорчевать».

Впрочем, по мнению Антона Струченевского, прогнозы на столь длительный срок не имеют особого смысла: «Вопрос несколько философский, поэтому и ответ на него будет в том же ключе. Жизнь не стоит на месте, все меняется и это нормально. Через 10–15 лет назад мир будет отличаться от окружающей нас действительности так же, как сегодняшний день отличается от 1 марта 1997 года. Как конкретно он будет отличаться? Не знаю. Поживем, увидим».