Что характерно, сами тенденции в 2007 году стали предшественниками финансового кризиса в России 3-х летней давности. Складывается впечатление, что кто-то, действуя по тайному умыслу, сталкивает Россию на проторенную дорогу «спуск – подъём – спуск – подъём». Зачем нам такой «слалом», влекущий в бездну, когда рядом – прямая современная трасса. Если не предпринять должных мер, то повторение событий 2008 года нам не избежать.

О тенденциях

С 2011 года проблемы с ликвидностью (дефицит денег) стали отчётливо и массово проявляться пока только в средних и мелких банках. В целом ставки по кредитам у них выросли на 0,5-1,4%. В первой декаде ноября 2011 года у десяти самых «розничных» банков среднее значение максимальной ставки выросло на 0,6%.

Центральный банк России поднял в этом году ставку рефинансирования на 0,5%. Кредиты стали дороже, а процент или доход по вкладам выше. Банки начали осознанно ограничивать выдачу кредитов физическим и юридическим лицам и привлекать свободные деньги населения. Налогоплательщику становится невыгодно развиваться, но легче зарабатывать на банках и других финансовых группах в условиях дефицита денег у последних.

Подобная финансовая схема применима в условиях перепроизводства товаров и услуг. Она вполне уместна для Норвегии, Канады или Японии, где созданы современные предприятия, инфраструктурные подразделения, которые в сумме дают рабочие места, достойную зарплату, опережающее пополнение пенсионных фондов и налоговые поступления в бюджет, независящий от колебаний цен на нефть и газ.

В России всё наоборот: для населения современные рабочие места в необходимом количестве не созданы, дефицит денег в пенсионном фонде увеличивается при новых планах Правительства, а налоговые поступления в бюджет государства на 60% зависят от колебаний цен на нефть и газ. То, что является бичём для российского общества, может оказаться эффективным подспорьем Правительству страны, но тогда и только тогда, когда бизнесу и домохозяйству выгодно развиваться. Что в этих условиях делает ЦБ, одна из функций которого - распоряжаться народными деньгами? Финансовая политика ЦБ РФ становится такой, когда развиваться НЕ-ВЫ-ГОД-НО!!!

Чем это объяснить – парадоксом макроэкономической теории Кейнса или собственной идеологией менеджеров ЦБ?

Уроки кризиса

Схожая картина сформировалась в 2007 году, за год до кризиса. Ликвидность банковской системы стала снижаться. Фактически деньги для кредитов к осени 2007 года закончились. Процентные ставки начали расти, чтобы уровнять спрос и предложение. Под разными липовыми предлогами банки отказывались выдавать кредиты. За деньгами российские банки и корпорации вынуждены обращаться в финансовые структуры Запада. Стоимость кредитов там составляла 0,5-4% годовых против 10% (ставка рефинансирования) в России. К моменту начала мирового финансового кризиса общий корпоративный долг уже составлял $527 млрд. В кризис ставка рефинансирования ЦБ РФ была поднята до 13%. За короткое время кредиты резко подорожали. Их недоступность привела к тому, что за несколько кризисных месяцев число дефолтов (банкротство) в реальном секторе достигло 3-разового роста. Началась плавная девальвация рубля.

Согласно опубликованной ЦБ РФ 26 ноября 2008 года отчётности банков к ноябрю 2008 года совокупный убыток составил 69,0 млрд. руб., без учёта убытков Внешторгбанка - 46 млрд. руб. Маховик финансового кризиса в России, слабо связанного с мировым, стал набирать обороты. Вплоть до конца 2009 года угроза роста дефолтов до 10% была реальной. За этой опасной чертой могла стремительно развернуться неуправляемая череда событий в экономике, схожих с кризисом 1998 года,  когда число дефолтов поднялось до 30-40%.

Вот вам цена кризиса, когда не видят или не хотят видеть первые предкризисные тенденции в экономике. Но что ещё хуже – при этих условиях неадекватная реакция ЦБ России. Трудно поверить, что в ЦБ работают непрофессионалы, слабо представляющие себе силу одного из самых могучих инструментов развития или подавления экономики – ставки рефинансирования. По всей видимости, корпоративные интересы там выше государственных: больше прибыль ЦБ – больше бонус сотрудникам.

Возвращаясь к кризису, заметим, эту угрозу, путём грамотных мер удалось избежать. Правительство России выделило банкам и корпорациям для погашения внешнего долга $48,5 млрд. Только в 2008 году на антикризисные меры выделено 1089 млрд. рублей (2,6% ВВП). Из них на укрепление финансового сектора направлено 785 млрд. руб., в реальный сектор – 304 млрд. руб.

Почему слабая ликвидность банковской системы является первой проблемой экономики России?

Ликвидность банковской системы России укреплялась последние 8-10 лет до кризиса. Рублёвая масса росла на 35% - 60% в год. Тем не менее, денежный поток через «кровеносную аорту» экономики до сих пор слабенький. Почему?

Задолго до кризиса в ведущих Западных странах сложилось такое положение. На каждые 100 у.е. ВВП страны приходилось 250-300 у.е. банковских активов. То есть общие банковские активы превышали в 2,5 – 3 раза общие суммы ВВП страны. Соотношение 3 к 1 делает финансовую систему любой страны устойчивой от внешних и внутренних воздействий. В России положение иное. На каждые 100 рублей ВВП приходилось 70-80 рублей банковских активов. Это на 20-30% ниже денежной массы ВВП. Недостаточность денег в банковской сфере сделало всю финансовую систему России в 2008 году неликвидоспособной. За последние три года в России соотношение банковских и ВВП- активов не подверглось изменению. Финансовая система России до сих пор слаба. Поэтому любой чих на Западе отзовётся у нас общим заболеванием. А если при недомогании принять не то лекарство, например, поднять % ставку рефинансирования, то сляжем  в миг, как в 2008 году.

Формировать развитие или ждать кризиса?

Так или иначе, правительство России профинансировало банковский и производственный сектора. Угроза экономического краха была отведена, но тогда, когда экономику страны вовсю лихорадило.

Тот, кто ждёт кризиса, – его обязательно дождётся. А если не ждать? У пожарных есть понятие «профилактические меры». Нам не меньше, чем пожарным, нужны такие превентивные средства, чтобы в доме искры не проскочило. Но вот незадача, как только речь заходит о таких мерах, так сразу, как оловянные солдатики, встают 3 вопроса, на которые никто не может получить ответы от правительства:

1. Почему львиная доля валютного запаса России работает в экономике США и Европы под 1-3% годовых, а не в самой России под 4-7%?

2. Как, имея в «кубышке» немаленький валютный запас, мы получили в 2007 году дефицит денег в банковской системе и почему такая же картина начинает повторяться сегодня?

3. Для чего с двухтысячных годов мы держим большую долю собственной валюты в ценных бумагах США, субсидируя её экономику, а в ответ получаем, например, войну на Кавказе в августе 2008 года, открыто организованную правительством США?

Чтобы уйти от угрозы кризиса, надо перенаправить вектор собственных инвестиций в Россию, развивая не чужую, а собственную экономику. Меры по развитию как закалка от простуды спасут экономику России от кризиса. Пускай эти слова кому-то набили оскомину, но сжатую мысль передают верно.

«Стабилизационная политика»

Давайте разберёмся, как регулируется финансовая политика в развитых странах. Главное действующее лицо – регулятор финансового рынка. Как правило – это государственный банк страны. В России – Центральный банк с государственным подчинением, в Японии – Центральный банк с 55-процентным подчинением правительству, 45% - частным финансовым группам, в США – Федеральная Резервная система (ФРС) со 100-процентным подчинением частным лицам и компаниям. Основные инструменты: процентная ставка или процентная ставка рефинансирования, ценные бумаги, а в отдельных государствах – денежные банкноты. Например, в ряде европейских стран – евро, в США – американский доллар. Отдельный инструмент – налоги.

«Стабилизационная политика» - это политика дешевых денег, направленная на кредитование юридических и физических лиц с целью инвестирования в предприятия, их модернизацию, покупку ценных бумаг, аренду офиса и закупку оборудования, покупку жилья, техники, транспортного средства и пр. Внедряя политику дешевых денег, государство рассчитывает на поступательное развитие экономики, т.е. пополнение доходной части бюджета в результате роста деловой активности в обществе.

При политике дешевых денег процентная ставка или ставка рефинансирования низкая, что формирует деловую активность внутри страны. Банкам – резидентам выгодно кредитовать бизнес и домохозяйства, несмотря на низкую процентную ставку. Ведь маржа та же, а спрос на деньги (кредиты) высокий. Низкая процентная ставка снижает стоимость внутренней валюты. Деньги стали дешевле. Интерес к ним с целью накопления, дохода от депозита падает. Инвесторам выгодно покупать ценные бумаги и активы предприятий. Таким образом, инвестиции пошли в производство и сектор услуг, а экономика страны в «гору».

Политика дорогих денег

Теперь ситуация в стране стабилизировалась. Товаров и услуг стало больше, рынок насытился, рост покупок прекратился, развитие экономики замедлилось. Предложение товаров и услуг превышает спрос на них. Наметились тенденции перепроизводства. В этот момент процентную ставку поднимают. Деньги становятся дороже, а кредитоваться невыгодно. Интерес к ценным бумагам падает, к деньгам растёт. Инвестирование заметно снижается. Экономика может переживать временный спад. До тех пор, пока вновь не уровняются спрос и предложение, а банки и страховые общества не накопят деньги. При изменившихся тенденциях политика денег меняется на противоположную.

Надо понимать – эти две модели являются идеальными и созданы для идеальных условий. В действительности жизнь вносит свои коррективы в макроэкономику страны.

Взгляните, как реформировал Рональд Рейган экономику США. Реформы в годы его президентства оказались настолько результативны, что впоследствии получили название «рейганомика». В 1981 году экономика страны подошла к критической черте. Динамика многих важных показателей США на мировом рынке стала отрицательной: доля США в совокупном ВВП стран – членов ОЭСР упала с 42,3% в 1961 году до 38,7% в 1984 году; в промышленном производстве понизилась с 39,5% в 1960 году до 36,7% в 1983 году; в мировом экспорте – с 18,2% в 1960 году до 12,4% в 1980 году. Уровень ВНП на душу населения  США стал ниже, чем в Германии, Англии, Франции. С 1960 по 1982 годы среднегодовые темпы в обрабатывающей промышленности были в 3,5 раза ниже, чем в Японии, и в вдвое ниже, чем во Франции, Германии, Италии и Голландии.

Программа Рейгана включала основные положения:

1. Ограничение расходов федерального бюджета, направляемые на снижение социальных программ.

2. Снижение налогов для крупных корпораций и снижение подоходного налога граждан.

3. Снижение инфляции за счёт ограничения кредитно – денежной политики.

4. Улучшение регламента предпринимательской деятельности: сокращение правил и форм отчётности.

Экономический подъём проходил в условиях структурной перестройки всей промышленности. Например, инвестиции в технику обработки информации - ЭВМ, контрольно – измерительные приборы, связь и пр. – возрастали примерно на 13% ежегодно.

В результате проведения жесткого курса реформы Рейгана дали положительный эффект. Промышленность получила мощный импульс, её подъём позволил увеличить за 8 лет правления Рейгана численность занятых на 17 млн. человек. Безработица снизилась с 7,6% в 1981 году до 5,5% в 1988 году. Инфляция уменьшилась более чем в 2 раза: с 9,4% в 1981 году до 3,7% в 1988 году. Экономический рост стал стабильным, прибавляя по 3-4% в год. Объём личного потребления превысил уровень 1979 году на 1/3.

Перезагрузка экономики

В 2011 году инфляция по информации Росстата составила 6,1%. Ставка рефинансирования ЦБ РФ поднята в 2011 году до 8,25%. Правительство России громогласно объявило, что цель государства – всемерное, т.е. всеми мерами, развитие экономики, разработало ряд масштабных программ и сформировало Фонд развития для их реализации.  Вектор действия ЦБ явно направлен в обратном направлении - подавление развития, как мы видим. Действия главного финансового регулятора не может идти в разрез с экономической политикой правительства.

У государства с рыночной экономикой есть два рычага управления экономикой - процентная ставка национального банка и шкала федеральных и местных налогов. По ним бизнес и домохозяйства судят: государство развивается или стагнирует. Пока есть время, финансовые возможности, а угроза кризиса уже «за калиткой», нужно скорректировать и свести всю финансовую стратегию к ЕДИНОМУ ОДНОНАПРАВЛЕННОМУ ЗНАМЕНАТЕЛЮ, добавив к этому ряд программных положений.

1. Изменить процентную ставку рефинансирования. Оптимально - 3,5-5%. Развитие экономики России и Центробанка не есть одно и то же. Низкая ставка форсирует развитие экономики, но временно снижает доход ЦБ РФ. Могут и потерпеть! Процентная ставка рефинансирования ниже процента инфляции не есть крах экономики, если её дельта небольшая и стремится к сокращению. Во время кризиса 2008 года многие банки стран Европы, Азии, Америки снизили ставки до сверхминимальных значений. Национальный банк Швейцарии с марта 2009 года установил в стране процентную ставку 0-0,75%. Банк Канады – 1% с сентября 2010 года. Процентная ставка ЦБ Японии установлена на уровне 0-0,1%. Банк Англии удерживает с марта 2009 года ставку на уровне 0,5%, а инфляция в годовом исчислении в 2011 году составляет свыше 4%. В США ставка ФРС с декабря 2008 года установлена на уровне 0,25%, а инфляцию в 2011 году ожидают в пределах 2,2% - 3,3%. В мире прямой связи между процентной ставкой и инфляцией не существует. По каким рыночным правилам в России должно быть иначе?

2. Сильной экономики при слабой банковской системе не бывает. Основа последней – отвечающая сегодняшним требованиям законодательная база и достаточная на годы вперёд ликвидность банков. И то и другое далеко от идеала. Низкую ликвидность банковской системы вылечит одно проверенное в других странах средство - на протяжении 3-4 лет, если мы говорим о сегодняшней России, необходимо ежегодно инвестировать суммы в пределах $50-80 млрд. в 20-50 надежных банков на долгосрочной основе и без права вывоза капиталов за рубеж. Деньги из ЗВР можно целенаправленно направлять на покупку/постройку или  модернизацию современных предприятий, выделив 7-8 отраслей, образующих прорыв в экономике. Правительство России сделало то же самое в 2008-2009 годы и получило результат, который ожидали в экономике: кризис преодолён. Если правительство инвестирует народные деньги в банки под конкретные программы, то оно имеет полное право ставить условие: устанавливать низкую и разумную процентную ставку на эти деньги.

3. Принято считать, что рост инфляции на 70-80% стимулируют тарифы, которые поднимает Правительство. Тарифы на электричество, газ, водоснабжение, авиа, ж/д и автоперевозки, аренду помещений, рекламу, тарифы ЖКХ и др. После поднятия тарифов, спустя некоторое время, растут как грибы после дождя конечные цены для потребителей товаров и услуг. Так стабильности не достичь. Чтобы собрать воду с пола на кухне, вначале надо перекрыть кран. А что делаем мы на своей «кухне» во время «тарифного потопа»? Низкая инфляция необходима для низкой ставки рефинансирования. От остановки роста цен будет зависеть скорость успеха в развитии экономики страны: меньше инфляция – меньше время и финансовых расходов на перезагрузку экономики. После кризиса 1998 года в России в период с 1999 по 2001 годы рост тарифов был почти нулевым. Именно тогда экономика страны переживала золотое время: невиданный подъём промышленного производства. Если на 1 января 1999 года доходная часть бюджета равнялась  $20 млрд., то на 1 января 2001 года - $40 млрд. Какие ещё нужны доказательства?

4. Существенное снижение налогов и расходов – это условие, без которого не мыслим экономический рывок. Компании и фирмы могут увеличивать прибыль путём поднятия цен на товары и услуги в результате роста тарифов, а могут другим путём – это путь снижения налогов и расходов. Роль государства в этом очень велика: способствовать росту или подавлению бизнеса. Инвестированные  в реальный сектор $50-80 млрд. через короткое время начнут ежегодно возвращаться дополнительными налогами, которые с лихвой перекроют дефицит бюджета от снижения налогов. Новые предприятия будут формировать новую увеличенную налоговую базу, что и является целью правительства России. Снижение налогов прекратит бегство капиталов и развернёт направление инвестиций в сторону России. Нам пора открывать налоговые шлюзы для инвестиций, как это сделали другие страны. Кстати, приступив в 1981 году к реформам, США не имели золотовалютного фонда для покрытия дефицита бюджета, вызванного снижением налогов. Несмотря на этот факт, Рейгану хватило смелости и решительности. Сегодня Россия в более выгодном положении, чем США в 1981 году.

Нигде и никогда высокие процентные ставки и налоги не приводили к росту экономики государства и, как следствие, к развитию общественных отношений. Все четыре пункта – это не революция в обществе, а средство от неё. Это не шоковая терапия, а средство от кризиса. Весь анализ развития таких стран, как Китай, Бразилия, Индия, ЮАР и других государств говорит только об одном, что с понижением процентной ставки и налогов экономический прорыв становился наиболее заметным. Рост поступающих налогов в бюджеты этих стран заметно увеличивался из года в год.

В России созданы все условия для новой экономической политики. Построена почти устойчивая экономическая платформа. Пора задать ей более крутые параметры. Тем более, что этого ждут люди. Люди ждут перемен.