Нынешний год для банковской системы начался с небывалой активности банков на аукционах репо. Аналитики отмечают не только увеличение общего уровня задолженности перед Центральным банком, но также явную смену тенденций последних двух лет: банки начали занимать деньги в секциях, где активность до этого была минимальной. Речь идет об аукционах с фиксированной ставкой 6,25% и о длинных репо с трехмесячным сроком погашения задолженности. Если в прошлом году банки занимали по фиксированной ставке не больше нескольких миллиардов рублей, то за три январских дня — с 10 по 12 января — объем задолженности в этой секции увеличился на 51 млрд рублей. Такие же рекордные цифры наблюдаются и на трехмесячных аукционах: 16 января банки взяли у ЦБ 124,7 млрд рублей по ставке 6,9%. Напомним, что аукцион репо со сроком 91 день впервые был проведен в 2009 году в качестве антикризисной меры. Тогда максимальный объем заимствований по этому инструменту составил 166 млрд рублей. При этом процентные ставки для этих «нетрадиционных» режимов выше, чем в обычном однодневном репо, где минимальная ставка в ходе январских аукционов не превышала 6%.

Очевидным объяснением таких перемен кажется недостаток ликвидности в банковской системе. Однако многие аналитики предпочитают говорить об относительном равновесии, ссылаясь на увеличение госрасходов в конце года. «В прошлом году основной объем бюджетных расходов пришелся на конец четвертого квартала, — объясняет Дмитрий Полевой, экономист по России и Казахстану банка ING. — Это в принципе традиционная ситуация: Минфин и ответственные ведомства всегда спешат потратить оставшиеся в рамках бюджетного плана деньги в конце года. За счет этих поступлений, пришедшихся на конец декабря, с начала текущего года ситуация с ликвидностью выглядит достаточно стабильной». С ним согласен экономист банка «Траст» Иван Синельников: «Сейчас чистая ликвидная позиция, поддерживаемая госрасходами, перешла в положительную область и способствует удержанию ставок рынка МБК на уровне 4,25–4,50 процента, что говорит о достаточности денег в системе».

Вместе с тем аналитики отмечают, что сложившееся равновесие вряд ли продержится. Подобные опасения и заставляют банки занимать у Центробанка в больших объемах. Основные причины этого кроются в политике Министерства финансов. Во-первых, прошлогодний дефицит ликвидности, пришедшийся на конец августа и ожививший спрос на аукционы репо, во многом был спровоцирован действиями финансового ведомства. «В прошлом году Минфин проводил очень жесткую политику профицитного бюджета, что, по сути, представляет собой изъятие ликвидности из системы, — рассказывает Дмитрий Дугин, аналитик по макроэкономике Альфа-банка. — Профицит увеличивался вплоть до конца ноября, а ликвидность просто стерилизовалась бюджетом».

Во-вторых, «осушивший» банковскую систему Минфин уже в конце января будет вынужден нанести по ней еще один удар. «На протяжении всего второго полугодия прошлого года банки в качестве источника длинных денег опирались на депозиты Минфина, которых с начала года было размещено свыше триллиона рублей, — объясняет Дмитрий Дугин. — Теперь с конца января банки должны погасить 500 миллиардов рублей задолженности. В то же время Минфин активно сворачивает эту политику поддержки, поскольку размещенные им средства нужны ему самому для перечисления в Резервный фонд». Напомним, что, согласно опубликованному 17 января проекту приказа министра финансов, его ведомство направит в Резервный фонд свыше 1,09 триллиона рублей нефтегазовых доходов, полученных по итогам прошлого года. В результате объем фонда приблизится к уровню начала 2010 года, когда в нем было заморожено более 1,7 триллиона рублей.

В качестве еще одной причины ажиотажного спроса на ликвидность специалисты называют политику Министерства финансов в части заимствований. «В первом квартале Минфин планирует занять около 250 миллиардов через ОФЗ — это, естественно, будет вытягивать ликвидность из системы», — отмечает Дмитрий Полевой.

Вместе с тем ответственность за нынешнюю нестабильность с ликвидностью лежит не на одном только финансовом ведомстве: сами банки в прошлом году профинансировали своими действиями существенный отток капитала. Это, между прочим, стало одной из причин того, что им в текущем году приходится занимать деньги по более высокой фиксированной ставке. «Инструменты рефинансирования ЦБ, ставки по которым в прошлом году были ниже рыночных, зачастую использовались для спекулятивных операций на валютном рынке, — поясняет Дмитрий Дугин. — Чтобы избежать этого, Центробанк стал сокращать объем предоставления краткосрочной ликвидности и тем самым подвел процентные ставки по своим кредитам к рыночным уровням. Если лимиты по однодневному репо еще в ноябре были на уровне 400–500 миллиардов рублей в день, то на текущий момент они сократились до 10 миллиардов».

Решение Центрального банка вывести значительную часть спроса из секции традиционного однодневного репо многие аналитики расценивают как шаг к большей предсказуемости денежного рынка. «Учитывая изменения конъюнктуры, ставки по однодневному репо могли колебаться от минимального значения 5,25 процента до шести процентов, иногда доходили до семи процентов, — рассказывает Дмитрий Полевой. — Возможность занимать неограниченные объемы ликвидности на фиксированном репо гарантирует, что ставки уж точно не будут подниматься выше установленных для него 6,25 процента».

Что же касается удлинения сроков заимствований, то это, в свою очередь, можно рассматривать как попытку ЦБ сгладить негативное влияние, которое оказывает развернутое Минфином изъятие своих депозитов из банковской системы. Еще один положительный момент длинных аукционов — упрощение контроля за уровнем ликвидности в системе. «Центробанк точнее знает, сколько банки взяли ликвидности и какие объемы ликвидности банкам могут понадобиться по истечении сроков займов, — объясняет Дмитрий Полевой. — В режиме овернайт это делать сложнее: устанавливаемых ежедневных лимитов по репо иногда не хватает».

Теперь ситуация с ликвидностью во многом зависит от грамотных действий двух основных ведомств, ответственных за денежно-финансовую политику. С одной стороны, Центробанк в рамках «обновленной» политики вынужден постоянно поддерживать превышение спроса на инструменты рефинансирования над предложением и управлять своими ставками через изменение объемов предоставляемой ликвидности. С другой — Минфину, чтобы не повторить прошлогодних ошибок, стоит аккуратнее подходить к поддержанию бюджетного профицита. Учитывая эти факторы, аналитики не спешат делать позитивные прогнозы. «До выборов мы ожидаем некоторого ускорения бюджетных расходов, что позволит скомпенсировать действующие негативные факторы, и какого-то резкого роста ставок в ближайшей перспективе не произойдет, — говорит Дмитрий Дугин. — Но после выборов подход к расходованию бюджетных средств, скорее всего, вернется к консервативному, и в диапазоне года можно ожидать усиления напряженности».

Между тем Центробанк предлагает смириться со сложившейся ситуацией и потуже затянуть пояса. На это еще в декабре прошлого года указал первый зампред Банка России Алексей Улюкаев. «В целом дефицит ликвидности — это правильно, — заявил он. — Ликвидность должна быть востребованным товаром».