Безусловно, важнейшее событие 2011 года для рынка микрофинансирования — внедрение полноценного регулирования. Функционал между собой делят Минфин и ФСФР — министерство остается регулятором, а Федеральная служба по финансовым рынкам осуществляет надзор. Такая конструкция кажется тяжелой, но она клинически правильная. Тем более что в ходе реформы изначально ставилась задача исключить конфликт между регулятором и надзором. Как это будет работать на практике — покажет 2012 год.

Сам микрофинансовый рынок продолжает расти. По нашим оценкам активный портфель по итогам 2011 года вырастет примерно на 20%, и составит 33–34 млрд рублей. А при сохранении позитивной внешней динамики (если не начнется вторая волна кризиса) мы прогнозируем рост на уровне 30%. Немаловажную роль в это процессе опять-таки должно сыграть регулирование, благодаря которому серьезные инвесторы почувствовали себя защищенными и стали гораздо активнее. В 2012 году формирование понятных и прозрачных правил игры продолжится.

Новое законодательство стало существенным плюсом и для потребителей — закон №151-ФЗ защищает их права гораздо лучше, чем Гражданский кодекс.

При этом не следует забывать о риске перерегулирования, когда правила начинают играть не активную роль, а подавляющую. Поэтому в 2012 году перед контрольными организациями и участниками рынка стоит очень важная задача: обеспечить для пользы потребителя баланс интересов рынка и регулятора — именно в этой плоскости будут вестись все дискуссии.

Есть еще несколько моментов, требующих внимания законодателей. Согласно новому закону микрофинансовые организации в определенном смысле ограничены в правах. В частности, могут привлекать средства физических лиц только в двух случаях: если вкладчик — акционер МФО или если это квалифицированный инвестор, предоставляющий по договору займа сумму более 1,5 млн рублей. Казус состоит в том, что организации, не обладающие статусом МФО, а просто работающие в рамках Гражданского кодекса, могут привлекать денежные средства и размещать их без ограничения.

Это так называемая серая зона — она вызывает много вопросов, не нравится органам внутренних дел, регулятору, но в принципе законна. Закрывая эту лазейку, легко перекрутить гайку — мы не можем ограничивать право людей и организаций давать друг другу деньги взаймы. Однако вполне разумным выглядело бы ограничение права предлагать эти займы в форме публичной оферты. Это придаст дополнительный импульс развития регулируемого рынка.

Очень важный вопрос — допуск МФО к различным источникам капитала. Все-таки количество квалифицированных инвесторов весьма ограничено, поэтому самые крупные участники рынка микрофинансирования способны привлечь от физических лиц не более 10% своих пассивов.

Возникает вопрос — что еще, кроме банковских кредитов и займов квалифицированных инвесторов, может служить источником финансирования МФО? Ответ очевиден — государственные средства. Допустим, если МФО реализует важные для государства программы — кредитует начинающих предпринимателей или работает в удаленных районах, — вполне можно было бы подумать о предоставлении таким МФО определенных преференций.

Кроме того, существует мнение, что микрофинансовые организации можно допустить к беззалоговым аукционам. Однако я сомневаюсь, что в обозримом будущем это возможно — из всех российских банков претендовать на такое финансирование могут не более 50 учреждений. Кроме того, к участникам аукционов предъявляются особые требования. Я не думаю, что МФО захотят брать на себя столь обременительные обязанности.

Размещение средств в микрофинансовых организациях постепенно становится частью программ private banking. Вложения в МФО, разумеется, более рискованные, чем в банковские депозиты, но гораздо более защищенные, чем операции на фондовых рынках. К тому же ставки по договорам займов МФО доходят в некоторых случаях до 16% годовых, что почти вдвое превышает маржу по депозитам. Я уверен, что в плане привлечения средств банковских VIP-клиентов 2012 год будет весьма показательным.

Я по-прежнему остаюсь при своем мнении, что МФО и банки — взаимодополняющие сектора. Хорошей иллюстрацией этого тезиса служит территориальное распределение. Если проанализировать реестр, то отчетливо видно, что банки тяготеют к Москве, а МФО — вне Москвы. Микрофинансовым организациям нет никакого смысла предлагать свои услуги там, где существует хорошее банковское предложение. Они идут туда, где единственную конкуренцию составляют ростовщики. И реально помогают банкам, «распахивая поле» до какого-то более или менее приличного уровня. Более того, хорошо известны массовые примеры, особенно в бизнесе, когда предприниматель, начиная с МФО, переходит потом в банки.

Безусловно, исключить какие-то элементы конкуренции нельзя. Однако она носит ограниченный характер в очень узких областях. Речь идет о микро- и малых предприятиях, которые находятся в пограничном, с точки зрения банкиров, состоянии. Все зависит от скоринговой программы, использующейся в том или ином банке. А для МФО это нормальные клиенты.

Буквально в конце 2011 года на микрофинансовом рынке появился еще один интересный тренд — шесть крупнейших игроков, контролирующих в совокупности 50% рынка, подписали декларацию о присоединении к институту финансового омбудсмена — общественного защитника на финансовом рынке. Отныне клиенты этих компаний смогут получать бесплатную помощь омбудсмена в случае претензий и конфликтных ситуаций, разрешая их в досудебном порядке. Это означает общее повышение прозрачности и регулируемости отрасли.

Сейчас реестр МФО растет более быстрыми темпами, чем это предполагалось. И есть разные точки зрения по поводу того, что будет происходить дальше. Я лично полагаю, что основная специфика финансового рынка заключается в том, что выдать деньги гораздо проще, чем собрать. Поэтому нетрудно предсказать, что далеко не все МФО окажутся успешными. В 2012 году следует ожидать добровольных выходов из реестра или исключений за несоблюдение закона. Более того, такие исключения обязательно должны быть, потому что их отсутствие означает, что никто ничего не проверяет. Потому что не может быть, чтобы все выполняли закон, как положено — это просто противоречит статистике. Я полагаю, что в 2012 году реестр стабилизируется на уровне около 1 тыс. МФО и будет держаться этой величины достаточно продолжительное время.